Национальная гордость малороссов — к вопросу о демонтаже остатков Украины

Национальная гордость малороссов — к вопросу о демонтаже остатков Украины

Фото: © РИА Новости/Игорь Маслов

6730

Заявление главы ДНР Александра Захарченко о создании на базе ДНР и ЛНР нового государственного образования под историческим названием Малороссия прозвучало в довольно примечательный момент, когда томительный и выматывающий нервы позиционный тупик по украинскому вопросу, тягомотина с Минском-2 начинает осознаваться всеми сторонами конфликта.

В США новая администрация назначила нового спецпредставителя по Украине — Курта Волкера, который хоть и был многолетним советником и сотрудником аппарата Маккейна, всё же не является его миньоном и скорее представляет карьерную дипломатическую школу времён династии Бушей. Ожидать от этих, пусть и скромных, манёвров новой администрации Трампа каких-то подвижек по урегулированию конфликта на Юго-Востоке не стоит, однако тот факт, что статус переговорщика от США был повышен с позиции помощника госсекретаря (речь о Виктории Нуланд) до спецпредставителя президента, говорит о желании американцев плотнее поработать со своими киевскими вассалами.

И в этом контексте создание Малороссии, с одной стороны, выглядит как ответный ход республик Донбасса и попытка перезагрузить переговорный процесс с Киевом, а с другой, как представляется, как способ дать людям, живущим в ЛДНР, хоть какую-то перспективу и надежду на будущее. 

Сейчас будет много разговоров о том, что Малороссия — это некое возрождение не слишком в своё время удачного в политическом смысле проекта Новороссии. Когда в 2014–2015 годах заявлялось о территориальных претензиях на все бывшие губернии исторической Новороссии, реализации этого плана мешало практически полное отсутствие ресурсов и замкнутость на одного человека (речь о Царёве), не слишком популярного собственно в Донбассе, к тому же бывшего высокопоставленного "регионала" и выходца из Днепропетровска.

При всех личных качествах Царёва, отсутствие у его "парламента Новороссии" каких-то реальных рычагов привело к тому, что проект выродился в какой-то политтехнологический симулякр и на фоне сражений между ВСУ и ополченцами и вовсе потерял всякую актуальность, в конце концов тихо почив в бозе. 

Приведёт ли вторая попытка переучреждения Украины, а точнее — демонтаж её как русофобского полубандитского государства, теперь уже в рамках проекта Малороссии, к каким-то практическим результатам? Вряд ли — по ряду крайне объективных причин. 

Во-первых, несмотря на всю разложенность украинских вооружённых сил и государственного аппарата, прошедшие три года показали, что киевский режим смог нащупать и худо-бедно сформировать определённые мобилизационные механизмы, держащие государство на плаву. Помощь со стороны западных хозяев и международных финансовых институтов тоже позволяет как-то сводить концы с концами. Да что там Украина — посмотрите на Африку, где гражданские войны не утихают десятилетиями и идут при молчаливой поддержке и спонсорстве бывших колониальных метрополий.

Украина просто так не рухнет: в результате агрессивной русофобской внутренней политики и идеологии, а также за счёт вытеснения партий и финансово-промышленных кланов, ориентированных на промышленный Восток (и, соответственно, на сотрудничество с Россией), политическое поле стало однородно антироссийским. Никакого диалога с ним не будет — Малороссия, естественно, там будет восприниматься всё так же как "сепаратистское" образование, наполненное "российскими войсками". 

Во-вторых, встаёт большой вопрос относительно сочленения и политической интеграции ДНР и ЛНР в новой структуре. Довольно сдержанная позиция Луганска и лично Плотницкого по поводу создания Малороссии крайне симптоматична. Для тех, кто следит за ситуацией в Донбассе, не является большим секретом тот факт, что в плане госстроительства и в первую очередь в силовом и военном блоке ЛНР находится в куда более хаотизированном и неустойчивом положении. Усугубляет всё это фактически продолжающаяся теневая торговля углём на прифронтовых территориях, бенефициаром которой выступает местный криминал, а с украинской стороны — отдельные националистические добробаты. Не разобравшись с этими проблемами, трудно будет говорить о создании полноценной федерации республик под новым именованием. 

Однако у создания Малороссии — если следовать букве зачитанного конституционного акта — есть огромное символическое и идеологическое значение, которое заключается в совершенно правильном позиционировании нового государственного образования в качестве антипода и как бы "другой Украины". Самое важное отличие от проекта Новороссии — та претендовала лишь на условно "русские" области Юга и Юго-Востока Украины, заранее ограничивая сферу влияния и выключая остальные регионы страны из процесса.

Малороссия объявила, что все регионы бывшей Украины (за исключением Крыма) являются зоной её интересов. Если в Донецке и Луганске начнут системно заниматься поддержкой политических сил и групп в подконтрольных Киеву регионах, это будет гигантский скачок в вопросе демонтажа Украины. Украина как государство всё равно исторически обречена, её элита и государственный аппарат, замешанные в развязывании террора госпереворота и гражданской войны, не оставили государству шанса на выживание в тех границах и с тем же набором идеологических установок, что существуют в Киеве сейчас. В этой связи лелеемое в своё время отдельными "охранителями" вхождение части областей в состав России не имеет практического смысла, так как это бы продлило агонию украинской государственности, заставив консолидироваться оставшиеся территории на почве ещё большей русофобии.

Во-вторых, у жителей ЛДНР появляется некая цель и перспектива, что особенно важно на фоне усталости людей от войны и существования в подвешенном положении. В краткосрочной перспективе создание Малороссии приведёт к появлению консолидированного субъекта на минских переговорах. В конечном итоге и судьба минского процесса, и судьба остатков Украины, и судьба Малороссии зависит от глобальной сделки между США и Россией, точнее, от наличия политической воли и состояния экономики в случае конфронтационного сценария.

И, как ни странно, политика санкций и "сдерживания" России приводит к обратным результатам: нашей стране просто не оставляют выбора и условно "хороших" сценариев выхода из украинского кризиса, загоняя в военно-политический тупик. Вот только в какой-то момент выходом из этого тупика вполне может стать признание "альтернативной Украины" и карт-бланш её руководству на реализацию своего амбициозного плана по демонтажу остатков Незалежной. А что — в какой-то момент терять нам будет уже нечего.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!