"Мама" ошибается

Фото: © AP Photo/Hussein Malla

4937
Журналист Игорь Мальцев — о том, как политика в отношении беженцев ведёт Меркель к краху.

В преддверии саммита Евросоюза, который начинается на этой неделе, немецкое общественное мнение нереально колбасит. Другого термина у меня для описания обстановки в обществе и медиа просто нет.

События вокруг канцлера Меркель ускоряются и порой выглядят как лавина, которая заодно обрушивается на головы немцев, которые привыкли за многие годы к скучному течению политики. А тут как прорвало.

То, что в стране происходит что-то совсем не то, что происходит на страницах газет, стало понятно, когда после выборов в бундестаг партия-победитель во главе со своим лидером Ангелой Меркель полгода не могла собрать коалицию, чтобы назначить правительство. А ведь совсем недавно немцы издевались над импотенцией бельгийских политиков, которые почти год не могли собрать свой кабмин, погрузив страну в кризис. Они реально не представляли, что на немецкой земле такое возможно.

Но нынче на немецкой земле происходит много такого, что было невозможно представить раньше. Особенно если обладаешь прозорливостью портового кнехта и спесью насквозь левой прессы. За три года массированного внедрения миллионов беженцев в Европу скопилось такое внутреннее напряжение в обществе, которому тотально запретили обсуждать эту проблему, что сейчас косточки домино начали валиться друг на друга с пугающей скоростью.

Во-первых, Меркель вдруг стала объектом критики не только со стороны оппозиции типа "Альтернативы для Германии" (что их слушать — они же фашисты), но и со стороны медиа. Это что-то новенькое — потому что именно пресса оправдывала все её действия с 2015 года и старательно замалчивала негативные последствия её политики. А так как читатель немецких газет намного умней писателя, то самый распространённый комментарий к статье на тему беженцев в любой из газет звучал так: "Когда Меркель будут судить, надо судить и всю вашу редакцию". Даже самый тупой репортёр может тут понять, что пахнет жареным.

С тех пор когда глава братской партии ХСС (помните вечную формулу ещё с советских времен "партия ХДС/ХСС") Хорст Зеехофер, став министром внутренних дел, заявил: "Ислам не принадлежит Германии", — обозначив тем самым, что Меркель не чувствует настроений в обществе. Тетушка стала хлопотать лицом и утверждать на каждом углу, что товарищ Зеехофер неправ и что ислам как раз принадлежит Германии. На что у публики создалось впечатление, что тетя не в себе. Католики в Мюнхене — да. Протестанты в Гамбурге — да. Но ислам? При чём тут ислам вообще — это страна, которая организовывала крестовые походы, на минуточку.

Тогда министр, видимо, почитав реальную статистку преступности, нанёс новый удар — сказал, что с понедельника закроет границы Германии для тех, кто уже получил первичные документы как беженец в других странах Евросоюза. Меркель пошла на принцип. И отказалась. Но тогда, если она уволит не только министра, но и главу братской партии, та коалиция, что она еле-еле собрала, рухнет. Это означает, что ей придётся вступать в отношения с левыми или зелёными, или получить вотум недоверия и новые выборы. А по последнем опросу рейтинг её партии упал ещё на 2 процента, а той же АдГ, третьей по величине партии в бундестаге, которую все стараются не замечать, вырос c 12 до 16. А каких результатов на новых выборах может достичь затравленная со всех сторон, но чётко антиевросоюзовская, антииммиграционная партия в условиях провала иммиграционной политики, уже не знает никто.

Ещё полгода назад на людей с плакатами "Меркель должна уйти" смотрели как на сумасшедших. Потом в небольших изданиях, не принадлежащим всяким Шпрингерам и государству, начали робко попискивать, что, дескать, Мама (Mutti — кличка Меркель), наверное, ошибается.

Но после воскресного провала подготовительных переговоров с членами Евросоюза в Брюсселе по всё тем же вопросам приёма бесконечных беженцев в Европу (а там уже великая чёрная Африка в количестве миллионов с интересом смотрит на север — типа, а мы что, рыжие?), крышу начало сносить даже у государственных каналов распространения пропаганды.

Вчера корреспондент Tagesschau в Брюсселе Мальте Пипер, комментируя, как в Брюсселе матушка провалила все переговоры, кроме поцелуйчиков с Макроном, заявил, что Меркель "должна освободить кабинет канцлера для преемника, чьё имя не будет так скомпрометировано, как ваше. И которого будет слушать Европа". Далее телекомментатор высказался весьма поэтично: "Где прошла Меркель — остаётся выжженная земля". Сегодня коллеги обсуждают: что это было? Потому что Tagesschau — это новостной департамент самого крупного государственного телеканала ARD, который через сеть региональных редакций охватывает всю страну. И за который платит каждая квартира, дом или бар в Германии. А в то же время уже второй общенациональный канал ZDF "легализовал" в прямом эфире термин "Сумерки канцлера", задавшись вопросом: как быстро наступит конец. Одна из директоров вещания, к которой обратились с этим вопросом, аж приклеилась к стулу всей улыбкой — потому что #Kanzlerindämmerung — хештег, который существовал ранее только в Интернете и который приписывают партии "Альтернатива" для Германии.

Германия, как и Россия, — литературные страны с очень внимательным отношением к терминам и словам — если какое-то явление не описано в общественном пространстве словом, то и самого явления как бы нет. И тут так же стараются пинаться под столом, а не на камеру. Поэтому тексты, подобные тексту Мальте Пипера, показывают уже серьёзнейший градус назревшего недовольства госпожой Меркель не только среди тех, кто ездит в метро с гостями столицы, но и среди условно-интеллектуальной элиты, которая держала свой народ за быдло и рассказывала ей сказки про культуру гостеприимства и мультикультурный рай за прекрасную зарплату.

Пока не припекло.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×