Короли мёртвых душ. Как Соболь и Гудков собирали подписи

Фото © EPA / YURI KOCHETKOV / ТАСС

7932
Журналист и писатель Дмитрий Петровский — о том, зачем "молодёжные кандидаты" в Мосгордуму собирали подписи "мертвецов".

Недопуск до выборов в МГД ряда кандидатов, в том числе Любови Соболь, спровоцировал серию несанкционированных митингов в столице. Вышедшие на них уверены: лидеров оппозиции не допустили незаконно. В Сети появляются всё новые доказательства фальсификаций со стороны кандидатов, но кажется, что это мало кого волнует.

Любой автор — хоть прозаик, хоть эссеист, хоть журналист — знает об этом щекочущем эго, удовольствии, когда предсказанные им события сбываются. Даже самые сдержанные редко удерживаются от того, чтобы немедленно не закричать граду и миру: "Ну я же говорил!"

Николай Васильевич Гоголь покинул нас 167 лет назад, но я явственно могу представить себе улыбку великого мистификатора, с которой он смотрит с небес на происходящие в России события. Нет больше помещиков, нет дворян и их карет, нет Российской империи — а мёртвые души никуда не делись, ими всё так же можно торговать.

Мне не смешно. Я смотрю видео, герои которых — одинокие старики. Оставшийся за кадром репортёр задаёт им один и тот же вопрос, по этому ли адресу проживает такая-то. И получает один и тот же ответ: такая-то умерла полгода, год, два года назад. Параллельно с этим в углу кадра появляется фотография подписного листа, из которого явствует, что "такая-то" пару недель поставила свою закорючку за кандидата Гудкова или кандидата Соболь.

"Да ведь они по ревизской сказке числятся?" — сказал секретарь. "Числятся", — отвечал Чичиков. "Ну так чего же вы оробели?" — сказал секретарь. — Один умер, другой родится, а всё в дело годится". Так было у Гоголя. Но мне не очень хочется думать, что чувствуют эти пожилые люди, когда понимают, что недавно покинувшие их близкие (как правило, жёны или мужья), оказывается, "сгодились в дело". Может, это видео — постановка "прокремлёвских СМИ"? Пытаюсь представить себе, как продюсер сюжета объясняет старику 80 лет задачу: "Сейчас мы вас спросим, жива ли ваша супруга, а вы изобразите на камеру удивление или печаль и скажете, что она умерла. Так нужно. Платим две тысячи". Вообразить не получается.

Те, кто выходил на митинги, и те, кто их поддерживал, повторяют примерно одно и то же — "Выборы нечистые" и "Мы хотим, чтобы с нами играли по правилам". Хотя каждый, кто хоть сколько-нибудь внимательно наблюдал за нашей властью, знает: она как раз очень любит, когда всё происходит по правилам, и очень обижается, когда оппонент правил не соблюдает. Это касается и глобальных, мировых событий (в Крыму провели референдум по всем правилам, но его не признали), и локальных, таких как выборы в МГД. Вот процедура сбора подписей, вот правила выдвижения. Мяч круглый, поле прямоугольное, играют ногами, победит сильнейший.

Я пытаюсь представить себе, что я власть. Я в курсе, что МГД мало что решает и "шатать систему" оттуда никак не получится. В прошлом её созыве сидел депутат от "Яблока" Сергей Митрохин, а Илья Яшин был мундепом от Красносельского округа — и если что-то и расшатали, то разве что плитку на Чистопрудном. Более того, мне известно, что собрать подписи честно крайне затруднительно. Так что я (власть) спокоен.

Ровно до того момента, пока не столкнулся с вопиющими нарушениями всех договорённостей, пока не увидел рисование подписей, не увидел истерику кандидатов ещё до того, как огласили результаты проверки. Наконец, пока не увидел бы, как мои оппоненты, с которыми я играл по-честному, отчаявшись призвать на свою сторону живых, зовут мертвецов. И сразу следом за этим: растущие протесты, когда сразу становится ясно, что выборы в МГД — только предлог. Спичка, чтобы зажечь костёр. Власть, справедливо испугавшись распространения огня, стала топтать его ногами. Как бы я поступил на её месте?

У меня нет ответа. Я смотрю на лица торговцев мёртвыми душами: Любови Соболь, Ильи Яшина, Дмитрия Гудкова — всех тех, кто хочет любой ценой сменить собой нынешние "лица в телевизоре". Потом на тех, кто в эту и прошлую субботу выходил на улицы города, априори уверенных, что власть обманывает, потому что обманывает всегда. А потом опять на стариков, героев видео, которые узнают, что их покойные муж, жена, брат или сестра, оказывается, поставили свою подпись за "молодёжных кандидатов".

"Вот это то кушанье, — сказал Афанасий Иванович, когда подали нам мнишки со сметаною, — это то кушанье, — продолжал он, и я заметил, что голос его начал дрожать и слеза готовилась выглянуть из его свинцовых глаз, но он собирал все усилия, желая удержать её. — Это то кушанье, которое по... по... покой... покойни..." — и вдруг брызнул слезами. Рука его упала на тарелку, тарелка опрокинулась, полетела и разбилась, соус залил его всего; он сидел бесчувственно, бесчувственно держал ложку, и слёзы, как ручей, как немолчно текущий фонтан, лились, лились ливмя на застилавшую его салфетку".

"Старосветские помещики". Да, это тоже Гоголь.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×