"Спасать детей будет некому". Почему ловцы педофилов оказались без поддержки?

"Спасать детей будет некому". Почему ловцы педофилов оказались без поддержки?

Фото: © Shutterstock

19922

Семиклассница Ирина, как и большинство её ровесников, любит играть в онлайн-игры. Однажды девочка написала в чат игры в соцсети — она спросила, как прокачать одного из персонажей. Ей ответили, сколько денег это будет стоить. Денег у Иры не было, и тогда ровесница, с которой они познакомились в чате, стала ей советовать, как заработать на персонажа.

Всего лишь нужно сфотографироваться перед зеркалом голой, написала новая знакомая (на её аватарке была милая девочка). "Я и сама так делала. Не стесняйся, тут ничего такого нет. Просто пришли мне свою фотку, а я тебя сразу же сведу с людьми, которые за это перечислят тебе денег", — такое сообщение получила Ира.

Школьница поверила и сделала всё, что сказала новая подруга. Спустя несколько минут фотография Иры появилась в одной из педофильских групп в популярной соцсети — среди сотен других фото голых детей. Извращенец (именно он скрывался за той аватаркой милой девочки) прислал Ире ссылку и стал издеваться: вот как тебя просто развести.

Перепуганная школьница нашла контакты общественной организации "Сдай педофила" и попросила о помощи.

— Очень сложно было убедить девочку рассказать о ситуации своей маме. Ребёнок боялся, что его накажут, — говорит лидер движения "Сдай педофила" Анна Левченко. — С трудом, но нам удалось донести до девочки, что если сейчас не обратиться в правоохранительные органы, то фото может попасть куда угодно, даже к её одноклассникам. А в таких случаях дети часто пытаются покончить с собой. В прошлом году у нас было два завершённых суицида, причиной которых стала подобная рассылка.

По словам Анны, случаев, когда педофилы разводят детей в Интернете, очень много.

<p>Фото: © vk.com/<a href="https://vk.com/agatacrysty?z=photo3561795_438848156%2Falbum3561795_0%2Frev" target="_blank">Анна Левченко</a></p>

— В истории с Ириной это первая ступень шантажа. Педофил получает фото обнажённого ребенка. Угрозами, что это станет известно родителям, маленькую жертву затаскивают в кабалу, заставляя делать всё более жуткие вещи, — объясняет Анна. — Я убедила девочку рассказать маме. Они обратились в Следственный комитет.

Сейчас это дело расследуется. Благодаря движению в тюрьму отправилось уже 175 педофилов. Например, в апреле 2018-го суд приговорил к 17 годам колонии строгого режима 46-летнего продюсера Сергея Грушевского.

Следователи выяснили, что мужчина приглашал к себе в квартиру ребят-подростков, чтобы порепетировать. Но вместо этого насиловал их. За шесть лет от действий продюсера пострадало 20 мальчиков в возрасте 9–12 лет.

Как рассказывает Анна, каждому юному музыканту продюсер обещал звёздную славу при условии, что дети будут заниматься с ним развратом. Он говорил, что в шоу-бизнесе по-другому нельзя добиться успеха.

— Я встречалась со свидетелями преступлений Грушевского, — вспоминает Левченко. — Вместе мы обратились к сотрудникам Главного управления Уголовного розыска МВД России (обычно такими делами занимается Следственный комитет, но тут подключили ещё и МВД. — Прим. Лайфа). Они установили слежку за продюсером. Около года сотрудники собирали на него компромат: следили, прослушивали телефоны... Информация подтвердилась.

Вечеринка, которая может сломать жизнь

<p>Фото: © flickr / <a href="https://www.flickr.com/photos/erikamayumi/35251689342/in/album-72157685276083545/" target="_blank"><strong>Erika Mayumi Ozassa</strong></a></p>

Не всегда насильники — взрослые. Бывает, что это сверстники-подростки. Движение работает с проблемой сексуального насилия над детьми в целом, не ограничиваясь именно педофилией.

Перед Новым годом на горячую линию движения обратилась 14-летняя Татьяна из Московской области. Она рассказала свою страшную историю. Месяц назад ей позвонили знакомые ребята, сказали, что празднуют день рождения, и попросили забрать с вечеринки её подругу, которой якобы стало плохо от алкоголя. Отзывчивая девочка согласилась. Таня жила в дачном посёлке, позвали тоже на дачу, идти туда надо было через лесок.

Когда Таня пришла, оказалось, что никому там не плохо. Подружка стала уговаривать её остаться на пирушке. Таня отказалась, и тогда её схватили трое пьяных парней. Один держал девочку за волосы, другой открывал ей рот, а третий вливал туда водку. Потом её пытались раздеть и заставить кому-то сделать минет. Тане стало плохо, и её повели через лес домой. Дальше события стёрлись из памяти девочки.

Поздно вечером Таню увидел сосед, который гулял с собакой. Она лежала в лесу на снегу со спущенными штанами. Мужчина вынес несчастную девочку из леса как раз к тому моменту, когда на поиски Тани отправилась её мама. В семье девочки было заведено так, что родители и все пятеро детей обязательно вместе садятся ужинать. Таня не пришла, и близкие забеспокоились.

Ребёнку немедленно вызвали скорую помощь. В больнице врачи зафиксировали множественные синяки и следы попыток изнасилования.

В организацию "Сдай педофила" девочка обратилась сама. Она рассказала, что родители сразу написали в Следственный комитет. Но СК три раза присылал отказ в возбуждении уголовного дела. Как рассказывает Анна, следователи якобы не хотели ломать жизнь парням за попытку изнасилования, которая не удалась.

— Девочка попросила о помощи, потому что она и её родители уже не знали, что делать. Я общалась с ней, потом познакомилась с её мамой, — рассказывает Анна. — Мы полностью восстанавливали картину преступления. Потом я обратилась к Ксении Мишоновой, уполномоченной по правам ребёнка в Московской области. Мы писали жалобы в прокуратуру. В итоге Следственный комитет взял дело на контроль. Расследование продолжается.

Девочке и её семье нужна была не только юридическая помощь. Хрупкая психика подростка серьёзно пошатнулась после зимнего кошмара. Часто Таню посещали мысли о самоубийстве.

Учитель музыки

<p>Фото: © Pixabay</p>

Движение "Сдай педофила" началось с личной истории Анны Левченко. В подростковом возрасте она посещала музыкальный кружок. Молодого преподавателя все очень любили и звали просто по имени — Максим. Он проводил много времени с детьми, занимался с ними больше, чем было отведено по расписанию, и не брал за это ни копейки денег. Родители не могли нарадоваться на педагога.

18-летняя Анна (сейчас ей 28) училась на юрфаке, когда к ней обратились дети из новой группы, с которой занимался Максим. Они заметили, как он целуется с мальчиком. Дети знали, что Анна всегда была активисткой и состояла в молодёжных движениях, поэтому и решили пойти именно к ней. Девушка обратилась к родителям детей, но те отказались писать заявления в полицию.

— Я не могла всё оставить, зная, что педофил не остановится. По молодости я мучилась вопросами: "А не подставлю ли я учителя, которого считала своим другом? Как отнесутся к этому мои близкие?" — вспоминает Анна. — Но дети важнее, и я пошла в правоохранительные органы. Преступнику удалось сделать так, чтобы дело закрыли.

Учитель притворялся психически больным, и ему сначала удавалось уйти от ответственности, но потом, спустя несколько лет, он всё же получил 13 лет колонии строгого режима.

Анна объяснила, почему трудно добиться возбуждения дела.

— Часто у следователей мало опыта ведения подобных дел, и им проще отказаться. Есть правило: если возбуждено уголовное дело, то оно должно попасть в суд. Доказать, что педофил действительно им является, сложно даже при всех открытых данных. Не всегда ясно, чем закончится дело и будет ли доказана вина преступника. Если возбуждённое следователем дело не подтвердилось, то его ругает начальство. А особенность педофильских историй в том, что невозможно выяснить подробности произошедшего без возбуждения уголовного дела (нужны всякие экспертизы, очные ставки и т.д.).

Активистка приняла эту историю близко к сердцу. Она стала скрупулёзно изучать материалы по теме педофилии. Ей как студентке юрфака важно было понять, почему в правовом государстве некому защитить детей от педофилов, даже если есть все доказательства.

— Я поняла, что в нашей стране никто серьёзно не разбирается в этой теме, чтобы можно было бороться с педофилией хотя бы на базовом уровне. Решила, что сама этим займусь, — говорит Анна.

Студентка писала диплом, исходя из той информации, которую рассказал бывший учитель. Максим говорил, что у педофилов есть свои сайты и сообщества. За несколько дней девушка нашла несколько таких сайтов.

— Как будущий юрист я не могла использовать эту информацию только в исследовательских целях. Я писала заявления в правоохранительные органы — везде были отказы. Тогда ещё никто не знал, как ловить педофилов, тем более через Интернет, — рассказывает лидер движения. — Я завела блог и стала выкладывать скриншоты, привлекать внимание общества к проблеме.

"Если не мы, то кто?"

<p>Фото: © Pixabay</p>

Вокруг Анны постепенно собирались единомышленники.

— Мы решили официально создать мониторинговый центр и заниматься этой проблемой. Потому что если не мы, то кто? В этом году нашей организации исполнилось 10 лет, — говорит Анна.

Сейчас в организации официально работает пять сотрудников, но есть ещё сотни волонтёров по всей стране. Это люди, которые столкнулись с насилием в детстве, которые беспокоятся за своих детей или просто хотят сделать мир лучше.

— Одна из наших волонтёров пришла с историей: в детстве её годами насиловал родственник. Она боялась и никому не говорила, а потом во взрослом возрасте проходила длительную терапию, — говорит Анна. — Девушка хочет донести до детей, что это не стыдно и молчать не нужно.

Волонтёры — люди разного возраста со всей страны. Каждый делает что может. Студенты исследуют соцсети, помогают вычислять педофильские группы. Юристы помогают со сбором документов, психологи общаются с детьми. Кто-то откликается на призыв помочь с транспортом.

Около четырёх лет назад появилась круглосуточная ежедневная горячая линия "Сдай педофила". Туда обращаются в основном взрослые люди: родственники пострадавших детей и просто бдительные граждане.

<p>Фото предоставлено движением &#34;Сдай педофила&#34;</p>

— Например, в прошлом году звонил мужчина из Москвы. Он рассказал, что вышел на балкон покурить и увидел, как соседскую девочку затаскивает в машину незнакомый пожилой мужчина. Выскочил из дома, спас девочку. Но как вести себя дальше, он не знал и обратился на горячую линию, — рассказывает Анна. — Мы объяснили схему: нужно писать в Следственный комитет, обратить внимание следователей на камеру у подъезда. Так нашли этого педофила, который уже был судим за такие преступления.

Родственники пострадавших детей часто жалуются, что им не удаётся добиться возбуждения уголовного дела. Тогда участники движения привлекают журналистов, убедив родителей, что не нужно бояться осуждения, а пора бить во все колокола.

— Во многих регионах у нас дружеские отношения с руководством управлений Следственного комитета, есть знакомые в полиции, — говорит Анна. — На горячую линию звонят даже следователи и сотрудники МВД — посоветоваться по делам, которые они расследуют, спросить, что ещё можно сделать, какие экспертизы провести.

Дети обращаются обычно в онлайн-приёмную движения (в соцсети "ВКонтакте"). Они рассказывают о сексуальных домогательствах в Интернете и шантаже. Ребята жалуются на то, что у них нет доверительных отношений с родителями, и ищут того, кто им поможет.

Нечем платить за аренду

<p>Фото: © Pixabay</p>

— В 2015 году меня угрожали убить и присылали мне фото расчленённых трупов, — вспоминает Анна. — Всё было так серьёзно, что я два месяца находилась под госзащитой и не могла выйти из дома без сопровождения двух вооружённых людей.

По мнению Анны Левченко, педофильское лобби действительно существует. Но оно не всегда работает организованно, рассылая сообщения с угрозами. Лоббисты — это в том числе люди с педофильскими наклонностями, работающие почти во всех крупных корпорациях и госучреждениях.

Фото с трупами не остановили активистов. Но сейчас движение под угрозой закрытия по другой причине — нет денег.

В месяц на проект нужно 350 тысяч рублей. Эта сумма идёт на аренду помещения, связь, зарплату пяти сотрудникам движения и т.д.

Первые три-четыре года у организации была хорошая спонсорская поддержка от разных людей. Следующие четыре года участники выигрывали государственные гранты. Так что с финансированием всё было нормально. Но в прошлом году движение осталось без денег: грант активисты не получили, а спонсорская поддержка давно прекратилась.

— Из-за экономического кризиса в стране бизнесмены, которые нас поддерживали, не смогли удержать на плаву свой бизнес и теперь не помогают нам материально, — сказала Анна.

Последний раз движение получило грант от благотворительного фонда "Покров" (основатель — нынешний детский омбудсмен Анна Кузнецова) на шесть миллионов рублей. Это было в 2016 году. В 2017 и 2018 годах этот фонд гранты не распределял.

— В 2017 году мы подавали заявку на грант в Фонд президентских грантов, но она не прошла по конкурсу, — сказала Анна.

Представитель Анны Кузнецовой, которая защищает интересы всех российских детей, отказался комментировать возможное закрытие движения.

С ноября прошлого года сотрудники не получают зарплату, хотя каждый день работают. Анне пришлось продать свою машину, чтобы были хоть какие-то деньги на жизнь и на движение.

Одним из четырёх учредителей "Мониторингового центра по выявлению опасного и запрещённого законодательством контента" (юридическое лицо движения "Сдай педофила") числится Антон Астахов (сын Павла Астахова, бывшего детского омбудсмена; Астахов-старший и сам раньше поддерживал движение).

Но сейчас такие связи никак не влияют на работу фонда и на уровень получаемой (вернее, отсутствующей) поддержки.

— Я лишь юридически помог с регистрацией проекта: собрать документы, подать их, — рассказал Антон Астахов. — Организационными вопросами занимается только Анна Левченко, и я ничего не знаю о грантах, никогда не принимал участия в этих процессах. Я уже давно не занимаюсь проектом.

Также среди учредителей Филипп Гросс, совладелец регистратора доменов "Рег.ру".

— У меня много связей с регистраторами по всему миру. Я умею быстро закрывать педофильские сайты и много раз помогал Анне в этом. Но вопросами грантов я не занимаюсь, — рассказал он.

— Надеемся, что выплывем, но сейчас очень тяжело, — говорит Анна. — Я посмотрела нашу базу и поняла, что если дам слабину и закрою проект, то сотни семей (примерно 2000 человек) останутся без помощи.

Читайте также: "Покажи себя, девочка". Как педофилы вербуют наших детей в Сети

Недетская проблема. Почему в России не лечат педофилов

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×