Наводнение в Иркутской области. Хроника отмытого города

Фото © LIFE / Алексей Литвинов

31005
В Иркутской области разбирают завалы после сильнейшего за всю историю Приангарья наводнения. 25 человек погибли, 8 — пропали без вести. У 38 тысяч человек дома затопило. Треть из этих домов не подлежит восстановлению. Лайф приехал в самый пострадавший от наводнения город — Тулун, чтобы понять, почему стихия застала врасплох, могла ли дамба, которую строил отец большого чиновника, защитить город и почему люди, выжившие во время паводка, говорят не о радости по поводу чудесного спасения, а о том, что готовы лезть в петлю.

Тулун — город в 400 километрах от Иркутска с населением в 40 тысяч человек. Именно это небольшое поселение оказалось в эпицентре наводнения 28 июня. Его за считанные минуты захлестнула огромная волна в три-четыре метра выше уровня реки, смыв всё на своём пути. Дома просто срывало с фундамента и уносило потоком. Сейчас вода ушла, бросив сотни нагромождённых друг на друге, будто карточных, строений. Покорёженные, они хаотично валяются у моста — посреди дорог и меж деревьев.

Естественно, где частные дома, там зловонные хозяйственные постройки. И если для дезинфекции расплывшихся по городу нечистот потребовалось пять тонн хлора, то для того чтобы разгрести другую кучу — кучу нарушений, что нагромоздили чиновники до и во время паводка, возможно, понадобятся отставки.

Как собаки, живём на обочине

<p>Фото © LIFE / Алексей Литвинов</p>

Улица Юбилейная, у берега реки Ия. Домов нет, кое-где стоят лишь ворота, ведущие в никуда. Стоически удар стихии выдержал лишь кирпичный магазин продуктов, оформленный, по словам местных, на дочь главы Тулунского района. Жизнеутверждающий рекламный щит "Тулунцы, вы хотите перемен?" теперь читается то ли с сарказмом, то ли с угрозой.

Возле синих железных ворот, добротно вкопанных в своё время в землю, сидит мужчина, курит. Место, где раньше стоял его дом, очерчивают остатки фундамента. Подходим ближе: под ногами куски кровли и надгробие, которое прибило сюда с могилы женщины, умершей в середине прошлого века.

На чуть подсохшей дороге стоит старенький минивэн, задние окна заткнуты тряпками, кресла разложены: в этой машине 56-летний Александр (имя изменено) вместе с супругой ночует с тех пор, как вода спала.

Тут дома летели, как пули. А говорили же сначала панику не подымать, воды большой не будет, — рассказывает Александр, мужчина средних лет.

В глазах усталость, в руках — сигарета, вытянутые на коленях трико требуют стирки.

Мы поверили, думали, на чердаках пересидим. Три наводнения так сидели. А когда вода уже попёрла, сказали: "Ой, спасайтесь". А куда бежать-то? Что спасать? Ей за пятьдесят, мне за пятьдесят. И что теперь? Штаны не на что купить. Хожу в одних неделю. Хоть бы воду откачали, чтоб зайти посмотреть, может, портки какие утонули. Постирал бы да надел. Как собаки, живём на обочине. И мы не одни здесь такие — вон, посмотрите. А где эти все? — недвусмысленно даёт понять, о ком идёт речь, Александр. — Они там уже бабки делят... Извините, не при женщине, — окорачивает себя мужчина, докуривая сигарету. — Всё на эмоциях.

Жена Александра устало кивает, убирая с маленькой походной плитки кастрюлю с горячей водой. Наливает чай и открывает печенье из пакета гуманитарной помощи. Их семью до сих пор не внесли в списки пострадавших. Даже подъёмные 10 тысяч пара пока не получила, не говоря уже о 50 или 100 тысячах, что положены тем, у кого затопило жильё.

<p>Фото © LIFE / Алексей Литвинов</p>

Чиновники ссылаются на неразбериху с документами и просят подождать, списки пострадавших обновляются.

Мы тут сорок лет живём, дом оформлен на нас, мы прописаны, — Александр пьёт чай, сидя на пороге своего минивэна. — Теперь у нас ничего не осталось. Но мы не пострадавшие, нас почему-то нет в списках. И так у многих. Но я кланяться никому не буду. Дадут — дадут, не дадут — сами выкрутимся. А Путину, небось, как надо отчитались, пузыри эти наши.

"Скройтесь отсюда"

Владимир Путин прилетел в Иркутскую область 29 июня и провёл экстренное совещание в Братске. Губернатор Сергей Левченко оказался в регионе всего за несколько часов до приезда президента, несмотря на то, что стихия в Приангарье на тот момент бушевала пятый день и унесла жизни людей.

По информации ряда источников, у губернатора-коммуниста были дела в Москве: он праздновал 75-летие Геннадия Зюганова. В последующие дни паводка глава региона прилетал в затонувший Тулун и проводил совещание в мэрии. Но к разговору с журналистами явно был не расположен. На защиту губернатора от нашего микрофона помощники Левченко встали живым щитом. Через минуту, когда тонированные внедорожники с главой запылили в сторону вертолётной площадки, всё те же люди из окружения губернатора дали совет: "Скройтесь отсюда".

Природная аномалия

<p>Фото © LIFE / Алексей Литвинов</p>

Наводнение охватило Иркутскую область вечером 27 июня. До этого в регионе несколько дней шли проливные дожди. В Тулунском районе осадков выпало в четыре раза больше месячной нормы. В это же время таял снег в горах Восточного Саяна. Но к такой масштабной трагедии привело не только это. Именно над Тулунским районом возникла редкая природная аномалия, считают иркутские учёные.

Получилось так, что период максимума осадков и подъёма уровня рек, а это как раз 25–26 июня, совпал по времени с выходом первого тропического циклона сезона ураганов, которые определяют наиболее интенсивные потоки тепла и влаги с океанов, — говорит доцент, кандидат географических наук Инна Латышева. — Это тепло и влага в условиях неоднородного рельефа проявили себя в развитии облачности и соответствующих осадков. Вероятность такого события — раз в тысячу лет. Ещё наше, может быть, счастье, что осадки вызвали такого уровня паводок, а не более сильный.

27 июня затопило горные сёла, от них большой селевой поток пошёл вниз по течению — в сторону Тулуна. Предупреждение о паводке у чиновников было, однако город эвакуировать не стали. Просили не паниковать и запастись водой. Чиновники до последнего уверяли жителей, мол, дамба сдержит воду, беспокоиться не о чем. А к вечеру 28 июня огромный бурлящий поток снёс полгорода.

Оповещение в "Одноклассниках"

<p>Фото © LIFE / Алексей Литвинов</p>

Кирпичный дом Сергея и Елены Кузнецовых не унесло — сдвинуло с фундамента, две стены обрушились, двери вынесло, кровати перевернуло водой, мокрая полоса на крыше указывает на уровень воды во время паводка. На руках Елены двухмесячный Ерофей. Супруги зашли в свой дом, чтобы посмотреть, не осталось ли чего-то пригодного в хозяйстве.

Никакого предупреждения не было, — говорит Елена, качая грудничка, завёрнутого в старое одеяло. — Единственное оповещение было на сайте "Одноклассники" о том, что будет подтопление дачных участков: "Просьба запастись продуктами, водой на три дня". О том, что будет тонуть город, никому ни слова сказано не было.

Прямо во время нашего разговора в соседней комнате обрушается часть потолка.

Выходим на улицу. Женщина говорит, повезло ещё, что может кормить грудью. В Тулуне много ребятишек, а смесей, что привозят с гуманитарной помощью, катастрофически не хватает. Поэтому Елена перешла полностью на кормление молоком: смеси другим нужнее.

Женщина отпивает маленький глоток из полупустой полуторалитровой бутылки. Спрашиваю, хватает ли хотя бы воды.

Да, вот муж две таких бутылочки взял сегодня в пункте раздачи помощи, — говорит Елена.

Больше не дали? — удивляюсь я.

Нам больше пока не потребовалось, — отвечает женщина и продолжает. — За полчаса мы успели схватить ребёнка, пакет с пелёнками, коляску. Сами уже выбирались по воде: буквально 300 метров проехали, такой сильный поток хлынул, по окна в машине вода была. Я вброд с грудным ребёнком переходила в ледяной воде, машину помогали мужики вытаскивать. Вот так мы и спасались.

В день наводнения уровень воды на реке Ия достиг 14 метров, тогда как критической отметкой считается семь. При этом дамба была рассчитана на защиту от паводка при повышении уровня на 11 метров. Спрашиваем мэра Тулуна, почему сразу не эвакуировали город.

А кто предупреждал, что вода будет 14 метров? — отвечает Юрий Карих. — Нам передали сведения, что вода будет десять метров, то есть на уровне дамбы, она должна была выдержать. Но вал этот пришёл такой большой, неожиданный. И до сих пор никто не может мне объяснить почему.

Мэру надо отдать должное. Во время паводка он вместе со спасателями был на дамбе, следил за уровнем реки и за эвакуацией.

За несколько часов до прихода воды мы оповещали жителей, — продолжает Карих. — Ездили машины, много волонтёров было задействовано. Вам нужно было самим здесь быть, чтобы понять: народ у нас такой, они сами не хотели уходить, за имущество боялись. Если три паводка пересидели на крыше, то думали, что и четвертый пересидят. А когда уже крыши топило, тогда только поняли.

Почему, спрашиваем, тогда такую низкую дамбу построили? Проектировали бы сразу на 15 метров, а не на 11. К тому же, говорю, местные жители считают, что много денег "отмыто" на этой дамбе.

Не знаю, что такое "отмыто денег", — отвечает Карих. — Но строили её до того, когда я стал мэром. А заказчиком выступало Министерство природных ресурсов.

"Дамба спасёт от наводнений на сто лет"

Дамбу за 52 млн рублей построили в Тулуне в 2007–2009 годах при прежнем мэре Викторе Пивене. Тогда, десять лет назад, и глава города, и подрядчик смело заявляли журналистам: дамба надёжно защитит город от паводка — на сто лет. Работы по строительству выполняло шелеховское предприятие "Ремонт зданий и сооружений", директором которого был ныне покойный Николай Болотов — отец замгубернатора Иркутской области Руслана Болотова. Но это сейчас он второе лицо в регионе, а тогда занимал должность министра и отвечал за строительство в области.

Прямого управления строительством дамбы со стороны нашего министерства не было, — рассказал нам первый заместитель губернатора Иркутской области Руслан Болотов, когда мы встретили его в коридорах мэрии Тулуна. На вопрос, хорошо ли была построена дамба, отвечает:

Отец бы никогда не позволил себе сделать что-то плохо в жизни.

Насколько качественно была построена дамба, теперь уже понять сложно. Очевидно, что, какой бы прочной она ни была, сдержать воду выше своего уровня на три метра это сооружение не смогло бы.

Такого отношения никогда не видела

<p>Фото © LIFE / Алексей Литвинов</p>

Несмотря на поручение президента о том, чтобы деньги дошли до каждого конкретного человека, на практике этого не получилось. Прокуратура нашла нарушения в выплатах единовременной помощи пострадавшим. Судя по разговорам с местными жителями, выводы надзорные органы сделали правильные.

Валентине Дюжаковой 82 года, ветеран труда, в детстве смогла выжить в польском концлагере, а потом всю жизнь провела в Тулуне, в своём ветхом деревянном доме на берегу реки Ия. Сейчас от него ничего не осталось, во дворе лежит только банка малинового варенья. Она каким-то чудом не разбилась, пережив паводок в закромах бабушкиного подполья.

Это мой дом и дочери, — Валентина Павловна садится на остатки фундамента и показывает в сторону 58-летней Надежды Филипповой. — Ей дали десять тысяч, а мне нет, говорят, не прописана. Но дом-то у меня в собственности, я здесь всю жизнь прожила, — бабушка делает паузу, а потом не выдерживает. — Да и провались оно всё! Я много видела в этой жизни, но такого отношения — никогда.

Ветерана вместе с дочерью приютила родственница, все вместе они теперь живут в однокомнатной квартире.

Принимаем уже то, что есть, как-то уговариваем себя, что, слава богу, живы-здоровы остались, хоть под какой-то крышей, — говорит Надежда Филиппова. — Ведь столько человек погибло, вчера вон соседку хоронили. Она вернулась за собакой, когда сильный паводок начался. Где-то в районе своего дома и утонула.

Хочется взять мыло и верёвку

<p>Фото © LIFE / Алексей Литвинов</p>

Для людей, оставшихся без крова, организовали пункты временного размещения. Один из таких — тулунская школа.

В коридоре, по которому уже через полтора месяца побегут дети, по-казарменному расставлены кровати. На одной из них сидит 66-летняя Валентина Малиновская. Сразу видно, это женщина из тех, кто не даёт унывать ни себе, ни окружающим. Пенсионерка улыбается, рядом сидит ещё три женщины, такие же пострадавшие, как и она. Болтают.

Ну чего жаловаться, чего жаловаться-то? Всё чисто, бельё постельное новенькое. Всё хорошо, — как будто в подтверждение своих слов раскрывает одеяло Валентина Ивановна. — Не он же там сверху, не они же вылили воду, — бросая взгляд на потолок, продолжает женщина, не привыкшая сетовать ни на Бога, ни на чиновников. А это мне вот подружка принесла плащ и шляпу, — красуется со смехом пенсионерка. — Я теперь модная женщина.

<p>Фото © LIFE / Алексей Литвинов</p>

Правда, без камеры, сидя уже наедине со мной, Валентина Ивановна признаётся:

Знаешь, дочка, а вот если честно, иногда так хочется взять верёвку и мыло. У нас ведь три дома снесло: наш с мужем, сына и сестры. И все мы кто где теперь. Кредит ещё брали на ремонт дома. Крыши нет, а платить-то всё равно надо.

Потом женщина собирается с силами, вытирает слёзы и, как будто спохватившись, говорит: "Ой, вы же голодные, пойдёмте в нашу столовую, покушаете".

И уже в дверях Валентина Ивановна даёт мне конфету в дорогу…

В результате наводнения в Иркутской области погибло 25 человек, среди которых ребёнок. Ещё 8 человек остаются без вести пропавшими. Жильё для пострадавших обещают построить до октября 2020 года. До этого времени люди будут размещены в пунктах долговременного пребывания, в том числе санаториях и общежитиях.

На затопленных улицах, расположенных непосредственно у реки Ия, иркутские власти планируют обустроить лесопарковую зону со спортивными сооружениями и запретить там капитальное строительство.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×