Китайский Кавказ: как Пекин борется с религиозным терроризмом в Синьцзяне

Китайский Кавказ: как Пекин борется с религиозным терроризмом в Синьцзяне

Фото: © Qin peng - Imaginechina/FOTOLINK/EAST NEWS

4327

Правительство КНР официально предписало мусульманам-уйгурам Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) на северо-западе Китая бороться против вовлечения своих детей во "вредоносную экстремистскую или террористическую деятельность". Согласно новому закону, который вступает в действие с 1 ноября, провинившихся отпрысков будут отправлять в специальные школы "для исправления", а их родителей — в тюрьмы.

Газета The Independent 17 октября процитировала новый закон: родители и опекуны не могут "вовлекать или принуждать несовершеннолетних в религиозную деятельность", под которой подразумеваются не только богослужения, но и, например, подпольное изучение ислама. Запрещается носить "экстремистскую" одежду (демонстрирующую принадлежность к фундаменталистскому исламу). Задача школ — отвращать учеников от экстремизма и сепаратизма.

Всё это можно понять, если учесть, что в этом регионе, около половины населения которого составляют мусульмане, уже четверть века продолжается ожесточённая вооружённая борьба против властей Китая, в ходе которой используются методы, позже применяемые террористами ИГИЛ* и других террористических организаций на Ближнем Востоке: подрывы смертников, давящие пешеходов грузовики, нападения "одиноких волков" с применением холодного оружия и т.д.

Синьцзян (в переводе с китайского — "Новая граница") был присоединён к Китаю в XVIII веке, и с тех пор в регионе неоднократно происходили восстания, в том числе под мусульманскими лозунгами. Последнее из них было подавлено в 1962 году, после чего многие уйгурские повстанцы со своими семьями ушли через границу в советскую Среднюю Азию.

Во время войны в Афганистане Китай поддерживал моджахедов, а негласно также и то, что в их ряды влились многие жители Синьцзяна. Стремясь продемонстрировать одобрение ислама против "безбожного СССР и режима в Кабуле", Пекин дал санкцию на развитие исламской инфраструктуры в пограничном регионе. Количество мечетей в СУАР за 1980-е годы увеличилось в три с лишним раза, в 1987 году в столице автономии Урумчи был открыт вуз для подготовки священнослужителей — Синьцзянская исламская академия.

С 1990 года властями региона были открыты десятки курсов по изучению Корана, которые за десять лет работы прошли около 100 тысяч человек. Одна за другой открывались мечети.

— Сегодня в Синьцзяне работает 20 010 мечетей и 3927 примитивных религиозных точек (видимо, речь о молельных комнатах. — Прим. Лайфа), — сообщало в 2001 году официальное издание "Религия Синьцзяна". — В каждой деревне их имеется по меньшей мере одна-две.

Однако исламизация в итоге вышла Пекину боком. 5 апреля 1990 года в городе Бажен вспыхнуло восстание под религиозными лозунгами, для подавления которого пришлось задействовать регулярные войска. В том же году произошли волнения среди талибов (учащихся медресе) города Яркенд. В 1991 году неизвестные устроили взрыв в кинотеатре города Куча, в 1992-м произошла серия из более чем десятка терактов: террористы взрывали бомбы в универмагах, отелях, пассажирских автобусах, на рынках, в центрах досуга граждан в разных городах.

В 1996 году к терактам в людных местах добавились убийства чиновников в крупных городах региона и попытки массовых беспорядков. В Синьцзяне началась полномасштабная война, жертвами которой стали около трёх тысяч человек. Оружие в ходе многочисленных обысков изымалось десятками тысяч единиц, взрывчатка — тоннами. В марте 1997 года уйгурские сепаратисты взорвали бомбу в пекинском автобусе, маршрут которого пролегал рядом с площадью Тяньаньмэнь — сердцем страны. Два человека погибли, около тридцати были ранены.

— Ряд синьцзянских мусульман, как известно, воевал на стороне моджахедов в Афганистане вместе с другими моджахедами из ряда исламских государств. Вполне возможно, что некоторые из синьцзянских мусульман, которые воевали в Афганистане, вернулись домой и взялись за оружие против китайцев, — отметил аналитик Пол Джордж в журнале The Commentary (№ 73, весна 1998 г.), издаваемом государственной Канадской службой разведки и безопасности. — Ведь радикальные исламские международные связи были объединены в Афганистане и к концу этого конфликта создали там пул хорошо подготовленных, религиозно мотивированных бойцов с огромным количеством излишков оружия.

Аналогичным образом и вернувшиеся в Ливию из Афганистана моджахеды создали на родине "Вооружённую исламскую группу" и в 1995—1996 годах начали в Киренаике настоящую герилью (устроив даже покушение на Каддафи), взяв в какой-то момент под свой контроль столицу региона — город Бенгази. Но и в Ливии, и в Китае (к 1999 году) власти в итоге смогли победить.

В Синьцзяне в ходе этой борьбы только в 1997 году было закрыто 105 подпольных медресе (исламских училищ). При этом власти опирались на официальное исламское духовенство автономии, лидеров которых целенаправленно убивали в 1993—1997 годах радикалы.

Однако в августе 2008 года, накануне Олимпиады в Пекине, в Синьцзяне произошли новые теракты, включая попытки уничтожения пассажирских самолётов. В 2009 году в Урумчи произошли массовые столкновения между уйгурами и ханьцами (основная народность Китая, собственно китайцы), приведшие к гибели не менее 156 человек, около 800 были ранены. Власти были вынуждены ввести в столицу автономии не только полицию, но ещё армию и бронетехнику.

Спираль насилия вновь начала раскручиваться, при этом нельзя было не заметить, что она управляется из-за рубежа (где расположены центры созданного в 1993 году Исламского движения Восточного Туркестана, только официально взявшего на себя ответственность за более чем 200 терактов против Китая), и направляется по самым современным ближневосточным образцам.

Например, ввиду нехватки огнестрельного оружия террористы активно использовали для убийств доступное холодное оружие — как это происходит в этом году в Палестине и Германии, к этому прямо призывает сейчас ИГИЛ. Теракт в Ницце 14 июля этого года, когда водитель грузовика целенаправленно давил пешеходов, был успешно опробован уйгурскими террористами ещё 30 июля 2011 года в Кашгаре, а затем 28 октября 2013 года в Пекине, вновь на знаковой для китайцев площади Тяньаньмэнь. В последнем случае погибло три и были ранены 39 человек, погибли и сами террористы.

Начиная с 2014 года уйгурские террористы регулярно используют взрывы в людных местах смертников в заминированных автомобилях — ещё одну фирменную фишку ИГИЛ. Ничего удивительного, учитывая, что многие выходцы из Синьцзяна в последние годы не только воюют в армии самозваного "халифата", но и переселяются туда целыми семьями.

Изменилась и идеология сепаратистов, которые выступают под знамёнами радикального ислама, стремясь превратить Синьцзян в независимое государство, живущее по законам шариата.

Закономерным ответом правительства стала кампания по уменьшению влияния исламистов в автономии. Власти закрыли многие местные мечети, за несколько лет сократив их число на 20%. Был введён запрет на ношение длинных бород для мужчин и хиджабов у женщин (такие популярны у салафитов, фундаменталистского течения в исламе, приверженцы которого пополняют ряды ИГИЛ, "Аль-Каиды"*, Исламского движения Восточного Туркестана и других подобных организаций в разных странах, включая бывший СССР).

Проблему представляет то, что, по свидетельствам российских и западных журналистов, значительная часть уйгуров-мусульман проводит своего рода "низовую сегрегацию", отказываясь от общения, дружбы, культурных контактов с китайцами. В такой среде, где религия в её фундаменталистском варианте играет роль основного заградительного барьера, неизбежно могут развиваться радикальные настроения. О подобном феномене "детей ненависти", воспитываемых с ранних лет родителями-салафитами в отторжении от окружающего их общества, недавно с тревогой заявила федеральная полиция Германии.

Соответственно, на преодоление такой ситуации и направлены новые действия властей Китая.

При этом политика, проводимая Пекином по отношению к уйгурам-мусульманам, включает в себя и ряд преференций в сравнении с прочими жителями страны, в том числе по религиозному признаку. Например, их не касаются ограничения по рождаемости, которые наложены на ханьцев, им разрешено иметь более одного ребёнка в семье, существуют льготы при поступлении в высшие учебные заведения. За последнее десятилетие правительство Китая произвело гигантские финансовые вливания в регион, построив многочисленные крупные заводы и предприятия.

* Деятельность организаций запрещена в России Верховным судом.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×