"На игле — 2": российское кино, поучись у драмы про наркоманов

Коллаж © L!FE. Кадр фильма "На игле 2"/ "Звезда"// © Кинопоиск

9621
Кинообозреватель Лайфа Егор Беликов — о продолжении культового британского фильма про героиновых торчков.

"Выбери жизнь".

Именно так звучал девиз британской социальной рекламы против наркотиков в 80-х. И эту несложную гуманистическую истину блестяще опроверг контркультурный фильм "На игле" режиссёра Дэнни Бойла, который вышел в 1995 году. Это было чрезвычайно натуралистичное кино о наркоманах-героинщиках, которые, разумеется, не выбрали якобы нормальную жизнь.  

Быстро выяснилось, что "На игле" — чуть ли не программный фильм для целого поколения молодых людей, не очень уверенных в будущем. То есть вроде как это кино довольно убедительно рассказывает про вред наркотиков. С другой стороны, нонконформизм героев, которые просто пытаются украсть ещё денег, чтобы последний раз вмазаться, довольно убедителен. В самом деле, зачем выбирать обывательскую жизнь, если она полный отстой? А героин — это лучше, чем даже тысяча самых крутых оргазмов, объяснял за кадром главный герой Марк Рентон.

 

На этом фильме сделали себе карьеру всемирно известные актёры Юэн Макгрегор, которого потом подгребли в новую трилогию "Звёздных войн", и Джонни Ли Миллер, остановившийся на роли американского Шерлока Холмса в сериале "Элементарно". И вот они в сорок с лишним лет согласились сыграть в неожиданном сиквеле, который решил снимать тот же Дэнни Бойл.

Разумеется, великолепные артисты в этот раз не стали худеть на двадцать килограммов, чтобы снова выглядеть как опустившиеся торчки. Времена изменились, и их герои за прошедшие 20 лет как раз выбрали жизнь. Марк Рентон уехал в Нидерланды, а его лучший друг Саймон хотя бы перелез с героина на кокаин и теперь держит старый бар вместе с болгарской проституткой. Вполне себе личностный рост. 

Собственно, "На игле — 2", который в России непоследовательно прозвали "Т2: Трейнспоттинг", снят уже совсем не про героиновый эскапизм. Единственный персонаж, который остался наркоманом, — Кочерыжка, которого играет великолепный характерный актёр Юэн Бремнер. Он, со своей странной недотёпистой внешностью, так и не смог встроиться в нормальное течение жизни.

Как и их общий приятель Бегби, единственный из компании, кто на "герыче" не сидел. Артист Роберт Карлайл единственный из всех сильно изменился с возрастом. Из британской версии вокалиста Ильича из группы Little Big он превратился в седого Владимира Гостюхина из сериала "Дальнобойщики". Этот психопат отсидел в тюрьме и теперь очень хочет раскроить черепа друзьям юности.

Самое интересное, что фильм "На игле — 2" вовсе не про наркоманов. Персонажи вмазываются всего раз, видимо, из уважения к первоисточнику. Ведь им уже слишком много лет, больше сорока. Марк Рентон, как выясняется, приехал в Эдинбург потому, что его устроенная жизнь развалилась. Он потерял работу, с ним разводится жена, и жить ему из-за проблем с сердцем осталось лет тридцать. И он понятия не имеет, на что их можно потратить.

Самое страшное, что после того, как наркоманы слезли с иглы, общество не предоставило им никакой жизни, которую им следовало выбрать. По мнению режиссёра Бойла, процесс доживания даже хуже, чем короткий миг синтетического счастья среднестатистического героинщика, недотянувшего до тридцати. Компания друзей будто из последних сил старается построить абсурдный бизнес, притон под видом сауны, чтобы зачем-то заработать денег. 

Вот как выглядит картина мира по версии "Трейнспоттинга". Молодость на самом деле никогда не заканчивается. Но двадцать лет проходит, а в жизни ничего не поменялось. Мир хочет, чтобы ты предпочёл наркопарадайзу сидение на диване. Раньше для этого нужен был телеящик в полстены. Теперь — соцсети в смартфоне, где можно лить потоки желчи на неизвестных людей, любить Трампа, ругать феминисток и искать сионистское лобби. 

Иначе говоря, "На игле — 2" вовсе не паразитирует на оригинале, а исключительно точно его дополняет. Это динамичное, остроумное кино с чёрным, как жизнь, юмором. При этом фильм настолько же серьёзен и полон неописуемой тоски, как жизнь бросающего наркомана.

И это на самом деле многое говорит нам о том, как должен развиваться национальный кинематограф. Вот невозможно представить себе, например, ремейк советского фильма, который его не опорочит. Не говоря уже о каком-нибудь продолжении хорошей картины из 90-х.

Британский кинематограф, кстати, всего в два раза превышает российский по объёмам рынка, а доля национальных фильмов там больше. Да и что говорить про Россию: "На игле — 2" — это урок всему Голливуду, где безостановочно снимают сиквелы, триквелы и ремейки старых картин. А Дэнни Бойл взял и снял такое кино, и теперь вся Европа увидит его на Берлинском фестивале, правда, вне конкурса. Но наших фильмов в основной программе там нет уже второй год.

Хотя трудно ставить в пример лицемерному и ханжескому российскому кинематографу такой фильм, как "На игле — 2". У нас даже представить нельзя кино о наркоманах, которое не сюсюкало бы со зрителем, не рассказывало бы ему, что наркотики — это плохо и лучше их не употреблять, а выбрать серую и унылую жизнь на постсоветском пространстве.

С другой стороны, зачем выбирать жизнь, когда есть героин Лайф?

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×