"Убита любимым". Почему русские женщины всё ещё верят в "бьёт — значит любит"

"Убита любимым". Почему русские женщины всё ещё верят в "бьёт — значит любит"

Фото: © Flickr/Aurélien Glabas

116992
Рабочий автозавода в Нижнем Новгороде приревновал свою подругу к начальнику цеха. После сдачи смены Сергей отправился в кабинет к начальнику, где застал его со своей возлюбленной. Несколькими ударами ножа он убил обоих, а когда его попытались задержать другие мастера, он убил одного из них и ранил ещё двоих.

"Ревнует к друзьям — значит ценит", "постоянный контроль — это проявление заботы и беспокойства" и так далее. Истории женщин, которые терпели издевательства и насилие в семье. Иногда такое терпение оборачивается трагедиями. 

"Екатерина Петухова, 21 год. Убита собственным любовником", "Ольга Голубева, сожитель забил молотком", "Яна Смирнова, бывший парень из ревности забил бейсбольной битой. Насмерть".

В тематических сообществах о насилии таких записей сотни, и все они сопровождаются фотографиями девушек и женщин и ссылками на их страницы в социальных сетях, в которых они ещё улыбаются, надеются и строят планы на будущее. Они и представить не могли, что в скором времени их безжизненные тела окажутся найденными в оврагах, замурованными в пол или просто брошенными разлагаться в собственных домах.

Насилие в семьях — общемировая проблема, с которой пытаются бороться тысячи центров помощи и целая армия психологов. В России же проблема имеет особый статус, ведь русские женщины способны на жертвенность как никто другой. Девочек с детского сада начинают готовить к тому, что придётся останавливать коня на скаку, входить в горящие избы и вообще всячески класть себя на алтарь.

Жертв домашнего насилия легко узнать не только по синякам и ссадинам (они как раз часто прикрыты одеждой или не видны вовсе), а по тому, насколько они в курсе различных статистик: насколько вырос процент домашнего насилия по стране за последние несколько лет, сколько женщин умирает от домашнего насилия и, наконец, по знанию телефонов различных служб доверия. Всё это они знают "просто так" или "из интереса", ведь насилие в семье — это не про них. Но только спросите счастливых и здоровых женщин, сколько центров доверия для жертв домашнего насилия они знают. Ответ: нисколько, ведь у них нет причин туда обращаться. 

— До свадьбы мой муж был почти идеальным, носил меня на руках, любил, поддерживал, помогал по дому. Единственным его минусом было то, что он не работал, — рассказывает Ксения, молодая мать, ставшая жертвой домашнего насилия. — Я тогда работала в охранной компании, три рабочих дня по 14 часов через сутки, и не замечала в муже никаких недостатков: не было ни времени, ни повода как такового. К тому же тогда я вряд ли бы что-то могла заподозрить: влюблённые ведь как больные, ничего не замечают.

Через полгода они поженились, и через месяц после свадьбы девушка забеременела. Первый триместр получился трудным из-за перестройки организма, гормонов. Из-за изменений в собственном организме Ксения могла начать плакать или кричать на ровном месте. Её муж раньше употреблял наркотики, и, как выяснилось позже, он и не прекращал их употреблять никогда. Он всё чаще начал уходить к своим друзьям, которые, жалея его из-за "ужасной жены", по доброте душевной угощали амфетамином.

— До того как я связалась с мужем, я даже слов таких не знала, а теперь могу сама в ГНК (Госнаркоконтроль, упразднён 31 мая 2016 года. — Прим. ред.) идти работать. Когда он возвращался домой, мне было понятно, что моего мужа сейчас нет, есть человек, похожий на него, который полностью подчинён наркотикам. В такие моменты он начинал кого-то искать, меня подозревать в измене или бить — причину для этого ему придумать было несложно. Когда я впервые сказала, что подам на развод, он заявил: "Ну и вали. Всё равно этот ребёнок не мой". На следующий день, когда мужа отпустило, он начал извиняться, и я поставила условие, что у малыша будет моя фамилия.

Дальше в семейной жизни Ксении было всё стабильно — скандалы и побои каждые месяц-полтора. Денег не было даже при том, что девушка работала, будучи беременной. Её супруг сливал и её, и свой заработок. На слёзы девушки о том, что к рождению ребёнка ничего не готово, — виновато кивал головой, но ничего изменить не пытался. Ксении пришлось переехать жить к матери, а свою квартиру она начала сдавать: беременность уже не позволяла работать в таком графике, как раньше. В итоге девушка смогла подготовить всё к рождению сына самостоятельно.

— На 35-й неделе у меня прихватило живот и скорая собиралась меня в роддом везти, а у меня даже тапочек не было: все деньги пошли на рождение ребёнка. Мне было очень стыдно, я ревела белугой. Муж не помогал ничем, скорее мешал. — Муж должен был стать ей опорой во всём, а он вызывал только страх и злость.

Каждый день в России от избиения собственным мужем или молодым человеком страдает 36 тысяч россиянок. Каждые 40 минут в нашей стране от домашнего насилия погибает одна женщина (данные Amnesty International за 2013 год). По данным же МВД, в 2013 году от рук мужей-насильников погибло почти 10 тысяч женщин, ещё больше получили тяжкий вред здоровью. В 2014 году процент убийств в семьях составил 25% — за последние годы эта цифра не уменьшилась. И это только по официальным данным.

Конфликт в семье Ксении усугубился, когда в отношения пары начала вмешиваться свекровь, считавшая, что девушка недостойна такого мужа и что её сыну нужна другая жена, "намного лучше". После таких заявлений Ксения пригрозила устроить скандал, если свекровь решит прийти к ней в роддом. Эти слова стали ещё одним поводом для семейной ссоры, которая обернулась кошмаром: в тот день муж Ксении приехал в дом её матери, где в тот момент находилась сама беременная девушка, её мать и их племянница. В порыве злости мужчина начал поджигать всё, что попадалось ему под руку, прямо в квартире. Из-за огня сработала пожарная сигнализация. Всё это время муж Ксении не выпускал ни её, ни её семью из квартиры. И только после звука полицейских сирен за окном женщины смогли выбраться наружу, пусть и надышавшись дымом.

— На сигнализацию приехали пожарные и полиция. Вместе с соседями мы поймали мужа. Меня тогда тоже удерживали всеми силами, потому что я искренне хотела его убить и ни один полицейский меня не остановил бы. Но больше всего меня тогда удивило, что, несмотря на то что полиция видела всё своими глазами, дела против мужа всё равно не возбудили. А дальше… Думаю, многие женщины меня всё же поймут, я решила его принять обратно в семью. Не знаю, что тогда повлияло на моё решение. Наверное, внутри меня ещё остались какие-то чувства к человеку, который пытался поджечь мою квартиру. К тому же он прекрасно умеет давить на жалость.

Как и большинство русских женщин, Ксения верила, что её насильник сможет измениться. Что он "не такой" и что "любит её". К тому же здесь играл роль страх остаться одной с новорождённым ребёнком, а с мужем она подсознательно рассчитывала на какую-то защищённость. Но только вот "защищённость" и "насилие" — вещи несовместимые. И если в семье появилось одно, то второе исчезает автоматически.

На 37-й неделе беременности девушка попала в реанимацию с фибрилляцией предсердий. Муж был к этому непричастен, просто что-то пошло не так, ребёнок уже был очень активным. Пока девушка была на грани жизни и смерти, муж был на грани отчаяния. После того как Ксению привели в чувство, она решила, что в их семье отныне всё будет хорошо, ведь её муж так заботился о ней сейчас и так переживал. Из реанимации она как можно скорее перевелась в хороший роддом, потому что со дня на день она должна была родить сына.

Я убедила себя, что он больше не будет себя вести так, как вёл. Не будет меня оскорблять, бить, поджигать мой дом: он ведь так сейчас переживает

После того как Ксения родила и провела в роддоме в общей сложности две недели, девушку забрали домой её мама и муж, который проявлял максимальную заботу и нежность. Но причина такого поведения быстро выяснилась — оказывается, он хотел, чтобы девушка делила пополам с ним единовременное пособие (86 тысяч рублей), которое предоставляется для нужд матери и ребёнка.

— Ад начался снова, как только я отказалась делить пособие. В эту же минуту он закрыл дверь и начал меня избивать, когда я кормила сына. Сначала бил по лицу, прямо с ребёнком на руках. Потом ребёнка забрал и начал бить ногами. Я потеряла счёт времени, но в какой-то момент поняла, что надо выбираться из квартиры, иначе он меня убьёт. Каким-то чудом я вырвалась, когда он отвлёкся перевести дыхание. Я практически на бегу открыла входную дверь, бежала к соседям, чтобы хоть они остановили этот кошмар. Но муж меня догнал и начал забивать прямо под соседской дверью. На шум выбежал сосед, и муж, видимо, испугавшись, попытался сбежать. А когда понял, что он не успеет никуда скрыться, то начал заботиться обо мне! Помогать подняться, дойти до квартиры… Легко можно представить, как я реагировала на его помощь после такого. Второй попыткой сбежать стал момент, когда я вызвала скорую. Врачи ведь сразу констатировали бы побои, тут уже не отвертишься. Но, к моему удивлению, он решил остаться и дождаться медиков. По приезде врачей я его выгнала, несмотря на все мольбы не делать этого. Больше мы вместе не жили и не живём до сих пор. Раз в месяц я разрешаю ему видеться с сыном. Сама, зализав раны, занимаюсь своим малюткой.

Большинство женщин всё ещё боятся обращаться в центры помощи пострадавшим. Чаще всего они просто замыкаются в себе, боясь поделиться своими проблемами с окружающими. Единственным спасением для них в такие моменты становятся тематические группы в соцсети "ВКонтакте", в которых они рассказывают свои истории другим таким же жертвам насилия. Здесь же вспоминают тех, кто не успел обратиться за помощью и был убит своими насильниками, теми, которым когда-то доверяли и дарили любовь.

Врач-психотерапевт и сексолог Алексей Вилков: 

— Если в семье возникает насилие, то женщины чаще всего умалчивают об этом и не обращаются ни к психологам, ни в различные органы, которые могли бы исправить ситуацию. Это связано со многими факторами: очень часто у женщины всё ещё есть чувства и/или привязанность к своему мужчине, а это ведёт к надежде, что её любимый человек исправится. Это одна из основных причин, сдерживающих женщин, заставляющая их терпеть домашнее насилие, ждать и надеяться, что что-то изменится. Вторая причина — стыд. Как ни ужасно это звучит, но большинству наших женщин стыдно куда-то обращаться за помощью, к тем же психологам, потому что есть культурологические особенности: у нас не принято делиться с кем-то проблемами в семье.

Из-за этого во многих парах женщины стараются "переварить" проблемы сами, замалчивая их. Из-за отсутствия выхода из сложившейся ситуации проблемы продолжают копиться, и, соответственно, насилие в семьях повторяется. Третья причина массово развита у русских женщин значительно больше, чем в других странах, — это комплекс жертвы. Он приводит к тому, что женщины склонны выбирать мужчин, которые относятся к ним плохо, которые применяют и физическое, и моральное насилие, что одинаково разрушительно влияет на самих женщин. При этом они ничего не делают для того, чтобы избавиться от таких мужчин, которые не только приносят им боль, но и создают угрозу для жизни. Все эти причины нередко приводят к тем ужасающим летальным исходам, о которых мы потом узнаём из СМИ.

Имена изменены по просьбе героини.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!