Записки психиатра: Ни разу не Альцгеймер

Фото: © flickr.com/David Blackwell.

13389
Максим Малявин, врач-психиатр, писатель и автор книги "Записки психиатра, или Всем галоперидолу за счёт заведения" рассказывает случай из практики, где женщина сама себе диагноз поставила и почти сама себя вылечила от несуществующей болезни.

Не знаю насчёт всеобщей грамотности и плодов тотального ликбеза, но к нам приходит немало пациентов, которые твёрдо уверены в диагнозе, ими же самими себе установленном. Мол, в Интернете же всё чётко написано! И чем лечить — тоже, вот схема, так что будьте добры, доктор, просто выпишите мне... и далее следует список препаратов. 

Именно в такие моменты понимаешь, почему обучение в медицинском университете по определению не может быть заочным. Да, про любой симптом или синдром можно прочесть гору литературы. Да, можно с ужасом найти у себя все эти симптомы и весь перечень болячек, о которых только что прочёл, — у нас это называлось синдромом студента третьего курса (именно на третьем курсе начинался переход от общих дисциплин к изучению собственно болезней). Но пока ты не увидишь своими глазами то, о чём шла речь в учебниках и монографиях, пока не сравнишь то, как об этом пишут и то, как оно выглядит на самом деле, — ты даже нормального лёгочного тона при перкуссии не отличишь от коробочного. И будешь путать псориатическую бляшку с сифилитической язвой. И психиатрия в этом плане — не исключение. 

"Пришла однажды ко мне на приём одна весьма взволнованная дама лет сорока пяти и заявила с порога, что у неё этот самый. Гогенцоллерн. Который Шумахер. Ну в смысле Альцгеймер. Которого требуется срочно изгнать"

Уговорив её обождать немного с обрядом экзорцизма, я взялся расспрашивать — что да как, откуда такая уверенность в диагнозе?

Выяснилось, что женщину в течение полугода стала беспокоить рассеянность и забывчивость. До такой степени, что утром, выйдя из дома, приходится мучительно припоминать, где же она вчера припарковала свою машину. Про ключи или айфон вообще больная тема — уж где только она их не оставляла! А ещё проблема — вспомнить нужное слово. Это же тот самый симптом, доктор. Как его... Так его... Ах да, амнестическая афазия, вот!

И на невозможность усвоения новых знаний она тоже пожаловалась. Шутка ли, пошла на курсы немецкого языка — а он не желает в голове укладываться! Ну никак. Повторяла, заучивала слова и правила, а как надо что-то сказать или написать на занятии или, хуже того, во время проверочной работы — словно в песок вся память ушла. Вертится в голове один идиотский стишок: 

Майн брюдер ист айн тракторист ин унзерем колхоз,

Ер фарен едер таг с утра туда-сюда навоз—  

и всё, хоть ты плачь. Вот с тем, чтобы поплакать, кстати, проблем никаких. Слово кто-то не так сказал или в интонациях что-то обидным показалось — и нате, пожалуйста, глаза на мокром месте. Она даже МРТ прошла, и на снимке вроде бы даже нашли энцефалопатию аж первой стадии и какие-то сосудистые нарушения — правда, лёгкие, на уровне "то ли есть, то ли нет" — но ведь нашли!

Постепенно в ходе расспросов картина начала складываться. Правда, вовсе не в пользу старика Альцгеймера, к моему великому облегчению. То есть, память у женщины действительно страдала, и концентрация внимания тоже, но вовсе не от того, что подлый тау-белок стал разрушать клетки коры головного мозга. Причина оказалась совсем иной.

Просто на фоне мелких, но постоянных неурядиц на работе (постоянные бухгалтерские проверки фирмы, балансирующей на грани банкротства), дома (дети выросли, но продолжают грузить проблемами и неустроенностью в жизни, муж, страдающий синдромом длительного раздавливания дивана) у женщины сформировался хороший такой астенический синдром. С лёгким (ну то есть в понимании психиатра он лёгкий, но самому человеку доставляет массу дискомфорта) субдепрессивным оттенком. 

И именно астения с её быстрой утомляемостью и истощаемостью в паре с лёгкой депрессией сыграли злую шутку с её памятью: внимание и концентрация, которые нужны, чтобы что-то запомнить или, наоборот, что-то из памяти извлечь, заканчивались всякий раз в самый неподходящий момент.

"А субдепрессия заставляла мысли бегать по кругу на манер очень грустных цирковых лошадок, постоянно возвращая человека к размышлениям о том, как всё плохо, и о том, что этому "плохо" нет ни края, ни конца"

Тут уж не до запоминания и не до припоминания...

В общем, ушла она с приёма несколько обескураженная — что значит "не Альцгеймер"? И с рецептами на несколько лекарств, причём вовсе не на те, которые ожидала. Но пообещала исправно всё принимать и в соавторы в тактике лечения к доктору не набиваться. А через несколько недель пришла с улыбкой на лице: вы представляете — помогло ведь! И забывчивость куда-то подевалась, и рассеянность! И перспективы в жизни какие-то обозначились.

Правда, муж, которого пинками согнали с дивана, оказался не очень этим фактом доволен, но это уже, так сказать, побочный эффект...

Записки психиатра: эмоциональное выгорание, или "да пошли вы все"...

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×