Ребёнок на разрыв

Ребёнок на разрыв

Фото: © Shutterstock, Inc.

8767
Люди разводятся — это нормально. Ненормально то, что заложниками таких ситуаций становятся дети. Чтобы оставить ребёнка у себя, родители открыто лгут и сочиняют друг про друга небылицы.

Готовясь к материалу, я взяла на заметку несколько историй. Но большинство участников событий отказались предавать огласке свою личную жизнь. Согласились — двое. Первую исповедь я услышала из уст мужчины, в суде отвоевавшего право воспитывать своего ребёнка.

История первая: "Я родила тебе сына — ты им и занимайся"

Петру 39 лет, он в разводе, финансовое положение — крепко стабильное. Несколько лет назад уехал жить и работать в другой город. Не один, с сыном. С женой отношений не поддерживает и считает её плохой матерью, недостойной общения с ребёнком.

По словам Петра, его жена Инга сразу после рождения сына, ещё в роддоме, написала отказ от грудного вскармливания. В итоге ребёнок рос на смесях. Горечь сквозит в каждом слове одинокого отца.

— Мать ребёнком не занималась и вела свободный образ жизни. Ходила по клубам, кафе, к подругам, разница в возрасте у нас большая, возможно, она просто не готова была стать настоящей мамой... На сына Инге было наплевать. На мои замечания она реагировала агрессивно: "Я родила тебе сына, теперь ты и занимайся им", — горько вздыхая, вспоминает Пётр. — А в скором времени со словами "вы мне в **й не впёрлись" ушла в неизвестном направлении. Было очень тяжело.

На помощь пришли родители Петра. Сидели с внуком, пока он был на работе, а уж вечером все обязанности родителя мужчина брал на себя. Он вспоминает, что особенно тяжело было ночами, так как малыша нужно кормить по часам, а для этого необходимо было согреть воду до нужной температуры, приготовить смесь, покормить, а после ещё и "столбиком" подержать.

— Мать, правда, появлялась время от времени. Иногда раз в месяц, иногда раз в три. Однажды пришла пьяная, глянула на сына и снова пропала. На тот момент мы были уже разведены. После её "вы мне не впёрлись" я подал на развод, — рассказывает отец-одиночка. — И на суде она заявила, что ребёнок останется с "папашкой".

По словам Петра, жили они тогда в Ростове-на-Дону. С работой было туго. Зарплата небольшая, но стабильная. Помимо основной работы главе семейства приходилось ещё и подрабатывать в такси.

— Уже на тот момент органы опеки предлагали лишить мать родительских прав. Я отказывался, — говорит Пётр. — Считал, что хоть плохая, но пусть будет, авось одумается и начнёт общаться с Пашей. Не одумалась. До сих пор не одумалась.

Через некоторое время Петру предложили высокооплачиваемую работу в другом городе. Раздумывать было не о чем — сын растёт, потребности вместе с ребёнком. Да и дать сыну хочется всё самое лучшее. В родном городе их ничего не держало, а родители поняли и дали добро на переезд. На новом месте устроились быстро, нашли квартиру и хороший частный садик для Паши.

— Но, только успели зажить счастливо, появилась бывшая жена и начала качать права, — вздыхает мужчина. — Сказала, что заберёт у меня Пашку и я буду содержать и сына, и её, а она будет в масле кататься и на меня "срать с большой колокольни"… 

Инга подала иск в суд на определение места жительства ребёнка, а Пётр — на алименты. Суд шёл долго. На основании предоставленных Петром доказательств безучастного отношения матери к ребёнку и свидетельских показаний суд Инга проиграла. И место жительства мальчика было определено с отцом. Пётр вспоминает, что даже ушам своим не поверил:

— Это было что-то фантастическое. Суд оставил ребёнка отцу! Надо признать, что это дело редкое. Были предложения от местного ТВ участвовать в передаче об отцах-одиночках, про то, что, в отличие от матерей-одиночек, они никак не защищены и не получают никакой помощи от государства. Я отказался, не захотел афишировать нашу жизнь. Платить алименты на своего ребёнка Инга отказывалась, но её обязали. Копейки, конечно — тысячи три в месяц. Этих денег даже на молочку в месяц не хватало.

Сейчас им уже легче живётся. Паша подрос, его удалось устроить в государственный садик, новый, с бассейном, и там цена в 10 раз ниже, чем в частном. 

— Режим дня у меня теперь сильно отличный от того, который был до рождения Пашки. Я был "совой", любил посидеть чуть ли не до утра, а днём спал, — вспоминает Пётр. — Теперь в 6:00 мы уже на ногах. К 7:00 Пашку в садик, и сам еду на работу. Коллектив хороший. Понимающий. Руководство закрывает глаза на мои уходы с работы на час раньше. Пока доеду, пока забегу в магазин за продуктами. И к 19:00 — в сад за Пашкой. Потом прогулка и домой. Ложимся не позже девяти. Отсыпной — в выходной.

Они не ропщут, просто понимают и во всём поддерживают друг друга — отец и сын. Видя, как много работает папа, мальчик тоже старается вовсю: к школе готов, умеет читать и считать...  

По иронии судьбы героиня следующей истории, которую бывший муж обвинил в том, что она плохая мать, и лишил общения с ребёнком, имеет высшее педагогическое образование по специальности "Материнство и детство". За плечами музыкальная школа по классу фортепиано, школьный аттестат без единой тройки и целая гора благодарственных писем и характеристик с мест учёбы и работы.

История вторая: "Бывший муж не даёт видеться с ребёнком!" 

Татьяне — 26 лет, её сыну Кириллу — пять. Последний год сына она почти не видит: муж категорически против.

А начиналось всё с общих интересов. Татьяна занималась в клубе ролевых игр по мотивам произведений Толкина, Игорь там был зрителем. Впервые пообщаться один на один им удалось на встрече в общей компании в феврале 2008 года. После не виделись до самого лета. С приходом тепла оттаяли и сердца, конфетно-букетный период прошёл с первым листопадом, и в октябре 2008-го Игорь сделал Татьяне предложение. Свадьбу сыграли через месяц. Татьяна к тому времени уже закончила институт и пошла работать.

Проблемы начались через три месяца. Сказались 13-летняя разница в возрасте и неожиданно всплывшие факты из прошлого Игоря. Оказалось, у него раньше была другая семья, и он задолжал по алиментам. Неожиданно Игорь потерял работу, и, чтобы платить алименты и как-то кормить новую семью, ему приходилось таксовать. В то время Татьяна уже была беременна.

— Пришлось работать до последнего, в декрет ушла за две недели до родов. Родственники помогли с вещами для малыша, принесли вещи и даже мою детскую кроватку. Рожала я на общих основаниях, и роды были тяжёлые. Потеряла сознание — упало давление, у ребёнка началась асфиксия, по шкале Апгара поставили 6—7 баллов. Сын родился почти на 5 кг при моём весе в 50, — делится воспоминаниями Татьяна.

По её словам, муж оказался не готов к рождению ребёнка.

— Всех мамочек ждали шикарные букеты на выписке, а меня скудные три гвоздички, — грусть и обида так и слышны в её голосе.

Чуть больше через месяц Татьяна снова вышла на работу. А тут ещё одно горе — Игорь попал в ДТП, разбил машину и был признан виновным.

— И, представляете, как только я оплатила авторемонт, он подал на развод. Орал: "Сына больше не увидишь! Ты — плохая мать! Пьяная домой являешься!" Но такого не было! Это он периодически выпивал и даже как-то ударил меня головой о стенку, пугал оружием. Приходилось и полицию вызывать. Его ещё и свекровь подзуживала, — рассказывает женщина. 

Развод состоялся в мае, сторонами было подписано мировое соглашение о проживании ребёнка совместно с обоими родителями на территории жилплощади отца. А спустя полгода Игорю предложили работу с переездом в другой город. Обосновавшись на новом месте, он пригласил бывшую супругу с ребёнком перебраться к нему. Так семья соединилась вновь. Как оказалось, ненадолго.

Осенью втроём они поехали в родной Волгоград, навестить родных. В дороге Татьяна заболела и, чтобы не заразить ребёнка, оставила сына с отцом у его родителей, а сама поехала лечиться к своим. Каково же было её изумление, когда она узнала, что бывший муж увёз ребёнка обратно, даже не поставив её в известность! Уехал на своей машине, в которой были все её документы. Ни паспорта, ни карточек, ни водительских прав — ничего у Татьяны при себе не осталось. На вокзале ей билет без удостоверения личности, понятное дело, не продали.

Фрагмент разговора Татьяны и Игоря.

— Не надо приезжать! Тебе жить негде, ночевать негде! — Я найду, где мне жить, это не твоя забота. Я хочу увидеть своего ребёнка и забрать документы. — Тогда поступим так: приезжаешь, я выставляю вещи на лестничную площадку, и всё! Не звони мне. Ты мне мешаешь!

Как только женщина восстановила документы, поехала к сыну, но дальше порога её не пустили: Игорь выставил сумку с вещами в подъезд.

Татьяне больше ничего не оставалось, как подать в суд, чтобы получить разрешение общаться с собственным сыном, ведь родительских прав её никто не лишал, и, по идее, бывший супруг должен был спросить её разрешения на смену места жительства совместного ребёнка.

Но в собственном ноутбуке она нашла доказательства того, что Игорь давно хотел избавиться от неё.

— Я нашла подтверждение того, как он готовился забрать у меня моего мальчика — лазил по сайтам для отцов-одиночек и досконально изучал вопрос, а в соцсетях называл меня не иначе, как "биомама", — рассказывает Татьяна.

С тех пор прошло несколько судов. Бывший муж заявил, что она алкоголичка, и суд встал на его сторону. Несчастная мать подавала в Верховный суд, но её кассацию отклонили за истечением срока давности. Сейчас Татьяна платит алименты и издержки за проигранные суды. На носу 30-летие, но о другой семье не думает. Все её мысли заняты желанием восстановить справедливость и вернуть ребёнка. Татьяна вновь обратилась к юристам, готовится к новым судам. 

По её словам, с сыном видеться муж ей не даёт. Пыталась через детский сад, но тоже — отказ.

— А почему вы не знаете, как ваш ребёнок? — Отец увез ребёнка без моего ведома. — Решение суда есть, что он проживает с отцом. Если у вас будет из опеки разрешение на то, чтобы мы давали информацию — предоставлять будем. — Но, извините, пожалуйста, я оспариваю. — Вот как вы оспорите, тогда все вопросы. — Можно номер телефона директора? Я имею права по законодательству, даже если ребёнок проживает с отцом, получать информацию о ребёнке. — По решению суда. Всё по решению суда, а суд, к сожалению, сейчас не на вашей стороне. Я тоже мать и понимаю вас. Но мы придерживаемся буквы закона.

— Сдаваться я не собираюсь. Это мой сын, и я люблю его больше жизни, — слёзы наворачиваются на глаза Татьяны. — Вы представить себе не можете, что это такое, какая ежеминутная мука, знать, что придёшь домой, а там не звучит его голосок, не топают босые пяточки, никто не бежит обнять тебя под коленками с восторженным криком: "Мамочка дома!"

История третья: Так не бывает! 

Таких историй, к сожалению, немало, и ещё больше нежелание конфликтующих сторон предавать огласке свои семейные проблемы. Из уважения к желанию героев сохранить конфиденциальность имена и географические названия в материале изменены. Реально само рассказанное.

Однако меня ждал сюрприз: когда я уже готовилась сдать материал, выяснилось, что обе истории рассказали члены одной семьи. Узнала я это совершенно случайно. Сомнения зародились, когда женщина упомянула тот же город, что и Пётр. А развеялись, когда в самом конце работы над статьёй Татьяна прислала мне сканы документов, на которых чёрным по белому (просто не может быть таких совпадений!) оказались реальные имя и фамилия героя первой истории.

И, когда эти вроде бы не сильно похожие сюжеты слились в единый рассказ, у меня возник ряд вопросов и нестыковок. Например, меня насторожило, почему тема ДТП звучала только из уст Инги-Татьяны, а Пётр-Игорь о ней предпочёл умолчать? И почему, если у женщины были доказательства побоев, они не были учтены судом? Однако суд выиграл отец ребёнка! "В чём правда, брат?" — как говорил герой Данилы Бодрова. Очевидно, привирают оба.

Интересно и то, что вышла я на героев материала через совершенно разных людей, которые заслуживают моего личного доверия, причём проверенного уже не одним десятилетием. Конечно, у каждого своя правда и свой скелет в шкафу, но ради справедливости и чисто профессиональной объективности я всё-таки ещё раз попробовала расспросить моих "посредников". Нет! Каждая сторона упорно гнёт свою линию. Те, кто вывел меня на Татьяну, доказывают, что она лучшая мать на свете, а отец… без комментариев. Знакомые же Петра, напротив, полностью на стороне отца и считают негодяйкой именно мать.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×