Записки психиатра. Признаки шизофрении в поведении ребёнка

Записки психиатра. Признаки шизофрении в поведении ребёнка

Фото: © Flickr/Brittanie Loren Pendleton

31082
Наш постоянный автор, писатель и психиатр Максим Малявин рассказывает о том, когда детская жестокость является признаком психических отклонений.

В прошлой статье я показал ситуации, когда детская жестокость не обусловлена каким-либо психическим заболеванием. Теперь стоит разобрать иные случаи и примеры. Те, когда причина жестокости у ребёнка кроется именно в болезни.

Вначале несколько слов о тех общих признаках, которые дали бы возможность заподозрить, что что-то здесь неладно. О таких, которые заставили бы насторожиться и психолога, и психиатра. Ну и родителей, прежде всего. Хотя как раз с родителями-то и проблема: несмотря на то что ребёнок (кроме случаев, когда всем всё по фигу) растёт на их глазах, многие из них склонны давать этим первым звоночкам своё, кажущееся им рациональным объяснение. И даже в тех случаях, когда психическая болезнь цветёт пышным цветом, далеко не все из них готовы показать своё чадо психиатрам. Максимум — это психологу.

Повторяемость. То есть когда эпизод проявления жестокости не единичный, а возникает раз за разом — иными словами, когда можно говорить не о случайности, а о закономерности. 

Невозможность коррекции. Тот самый случай, когда ваш восьмидесятый уровень харизмы, законченное высшее педагогическое образование и инсталляция из прочих дипломов и сертификатов о том, что вы знаете, как перестать заниматься ерундой и начать жить, ребёнку до одного места. Весьма топографически удалённого от предполагаемой локации головного мозга. И когда столь лелеемые в коллективе методы убеждения, принуждения и личного примера ему как о стенку горох. Он просто тупо продолжит действовать в прежней манере.

Неадекватность поступков. Когда жестокость невозможно логически вывести из окружающей ситуации либо сила, с которой она проявляется, очень несоразмерна ей. И непонятно, откуда посреди всей этой пасторали взялся такой Нак-мак-Фигль с воплями "Раскудрыть, чувырлы! Траккансы нале-напра! Ща я ва рва-порва! Верзуны! Всем кирдыкс, один оста!".

Фото: © Flickr/Michael Yan

Бок о бок с неадекватностью идёт следующий признак — безмотивность жестоких поступков. Ситуация, когда собственный побуждающий мотив либо отсутствует вовсе, либо он настолько глубинный и неявный, что ни один шахтёр-психоаналитик не докопается. 

Сопутствующие признаки нарушения психической деятельности. Особенно такие, которые могли бы оказаться причиной жестокости либо её посредником. Что за признаки? Галлюцинации (вдруг кто-то приказывает или нашёптывает такое, что другого выхода уже и нет), бредовые мысли и конструкции (когда сам ребёнок, например, уверен в том, что на самом-то деле он выполняет крайне важную миссию), явления моторного и идеаторного автоматизма (когда действия и мысли вроде бы принадлежат не самому человеку, а кто-то управляет ими за него), выраженный депрессивный фон (тут уж кому-то бывает не до сострадания: самому плохо, а вокруг ещё и эти...), глубокие болезненные изменения личности и целый ряд других симптомов и синдромов. 

Нарушение связи с социумом. Если видно, что ребёнок замкнулся в себе, оборвал (или так и не сумел наладить) контакты со сверстниками, не завёл или растерял друзей-приятелей, перессорился с одноклассниками или упрочил свои позиции в статусе белой вороны, — на этот момент тоже имеет смысл обратить внимание.

Теперь небольшими набросками о собственно психических заболеваниях, которые могут явиться причиной жестокости ребёнка либо ею сопровождаться.

Умственная отсталость. Далеко не всегда сопровождается жестокостью: напротив, очень часто дебилы и имбецилы тихие, ласковые и послушные; но если уж одно сочетается с другим — то это очень тяжко и для родных, и для окружающих. В том числе и потому, что объяснить такому ребёнку, что такое плохо и чего делать нельзя (а главное — почему этого делать нельзя), — ну, вы сами понимаете...

Формирующееся расстройство личности. Или психопатия, как её раньше называли. Тут могут быть нюансы и оттенки, характерные для разных типов этих самых расстройств. К примеру, жестокость при истероидном расстройстве личности — это следствие эгоцентризма, когда все окружающие — лишь фон для такой звездищи. Жестокость ядерного психопата эссенциальна — ну не может он иначе, не мыслит для себя иного модуса операнди. Жестокость психопата возбудимого, импульсивного — это вспышки, когда деструктивное начало прорывается наружу и достаточно лёгкого толчка, чтобы шарахнуло. Правда, и проходит эпизод тоже быстро. Иное дело — психопат эпилептоидный. Этот дерьмоносец "Угрюмый" долго и въедливо рассматривает горизонт через сетку прицела. И не дай бог в неё попасть: уничтожать будет методично и со вкусом. Паранойяльный психопат может быть жестоким — но в силу какой-то идеи, полностью его захватившей. Может быть, даже светлой, для достижения которой все средства хороши — с его точки зрения. Психопат шизоидный чаще всего жесток не за идею. Просто оттого, что, с одной стороны, логика, которую он выстраивает, преобладает над чувствами, с которыми у него большие сложности, а с другой — в силу того, что он может быть избирательно, хрустально чувствителен в одном и одновременно деревянно туп в отношении всего прочего (в том числе и в понимании, какую боль он может причинить другим своими действиями). Симптом дерева и стекла — так это называют в психиатрии.

Фото: © Flickr/bswise

Шизофрения с ранним началом. Между самим диагнозом и жестокостью нельзя провести чёткую параллель, но в ряде случаев особенности болезни могут быть её причиной. Какие? Во-первых, те же самые изменения личности, характерные и для шизоидной психопатии, только более ярко проявляющиеся — к примеру, в случае простой формы шизофрении. Во-вторых, галлюцинации, бред, моторный и идеаторный автоматизм — в случае параноидной и кататонической её форм. В сочетании с изменениями личности, эмоциональной холодностью и отчуждённостью. В-третьих, есть ещё одна форма шизофрении, при которой часто бывает так, что одним из главенствующих симптомов как раз выступает жестокость в сочетании с дурашливостью. Это гебефренная форма шизофрении.

Ну и, помимо всего прочего, не стоит забывать ещё об одной патологии. Сейчас она относится к группе, которую политкорректно называют расстройствами сексуального предпочтения. Так вот, садизм как раз в неё и входит. 

Поэтому не дай бог, конечно, но если вдруг вы заметите за своим ребёнком эти тревожные признаки — не поленитесь, дойдите до психиатра. Или хотя бы до психолога. А вообще — будьте здоровы! Вы и ваши дети. Во всех отношениях.

Читайте также: Записки психиатра, все выпуски

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!