Записки психиатра. Как убить память, или Корсаковский синдром

Коллаж: © L!FE. Фото: © Scott Bodell/EAST NEWS

16195

Если посмотреть, в каких количествах и какого качества потребляется спиртное, невольно начинаешь подозревать, что у наших алкоголиков есть в заначке запасная печень и резервный мозг. Что примечательно, за многие годы врачебной практики я видел не так уж много случаев смерти от цирроза среди любителей выпить. Зато примеров алкогольной энцефалопатии было предостаточно. 

Что бы там ни говорили о полезных качествах того или иного хмельного напитка, следует помнить, что алкоголь прежде всего — нейротоксический яд. И те дозы, в которых он объективно полезен, на порядок отличаются от тех, в которых он субъективно приятен

Коварство добровольного самоотравления в том, что изменения психики начинаются исподволь, и когда они становятся заметными даже тем, кто далёк от медицины, то сделать что-либо уже поздно. Сам же алкоголик не в состоянии оценить то, что с ним происходит: как и в случае с большинством психических заболеваний при алкогольном поражении головного мозга страдает критика. Как проявляется это поражение в психической деятельности? Если не рассматривать алкогольный делирий, алкогольный вербальный галлюциноз и алкогольный параноид (о них речь ещё зайдёт), наиболее характерными и яркими проявлениями, по степени нарастания симптомов, будут корсаковский синдром и алкогольная деменция.

Корсаковский синдром был впервые описан С.С. Корсаковым в 1887 году. В нём переплелись как продуктивные симптомы (парамнезии), так и негативные (амнестические). Его ведущие, обязательные симптомы:

— фиксационная амнезия, то есть события настоящего и недавнего прошлого (дни, месяцы, прошлый год) времени сквозь это решето проходят, не задерживаясь. Вот события молодости, юности и детства — это другое дело, тут пациент может вспомнить даже имена одноклассников. Память удерживает почти всё до момента начала самой болезни. Дальше — tabula rasa, на которой память и строит воздушные замки парамнезий. Фиксационная амнезия может быть настолько сильной, что полностью утрачивается способность к обучаемости, а переезд на новое место жительства — это просто беда: выйдя один на улицу, он потеряется и, скорее всего, отправится по старому адресу. И будет скандалить там с новыми жильцами, выясняя, что они делают у него дома. Такая амнестическая дезориентировка может касаться не только пространства и времени, но и основных навыков как в работе, так и в быту. Поэтому постирать, прибраться в квартире и уж тем более приготовить поесть родным и близким пациента лучше без его активного участия, тогда никто не пострадает.

— парамнезии. В случае корсаковского синдрома они следующие.

Конфабуляции (когда прочерки в памяти замещаются никогда не случавшимися с пациентом событиями). В подавляющем большинстве случаев это замещающие конфабуляции (то есть не особо далеко ушедшие от повседневно-приземлённой реальности): вчера сидел с кумом в пивной, вот прямо сразу после смены, кто сказал, что я уже два года как уволен! А неделю назад мотался на охоту, подстрелил двух лосей и одного охотинспектора, только это между нами! Реже они имеют вид фантастических (был на орбите, выходил в открытый космос, собирал мусор, ох, умаялся!).

Псевдореминисценции (когда на место провала в памяти пациента встаёт фрагмент мозаики из его же прошлого, только с тех времён, когда он ещё был здоров).

Криптомнезии (когда для восполнения выпавших событий память берёт информацию отовсюду — из романов, кино, телепередач). Поэтому из книг на видном месте лучше оставлять что-нибудь нейтральное. Нет, сказки Ганса Христиана Андерсена и детективы Донцовой тоже лучше припрятать. По поводу того, кто на самом деле автор знаменитых стихов, музыкальных хитов и важных открытий, лучше вслух не сомневаться — ни вы, ни патентное бюро, ни совет по авторским правам ничего не докажут, на самом-то деле это всё он! И Windows он писал сам, лично, а Билл Гейтс — жалкий плагиатор.

— анозогнозия (от греческого ἀ- — не-, отрицание + νόσος — болезнь + γνῶσις — знание, познание), то есть когда пациент совершенно не в состоянии осознать, что он болен, что у него есть проблемы, связанные с болезнью. Причём в случае корсаковского синдрома анозогнозия будет выраженной. Кто вам сказал, что я болею? Чем это я болею? Да я полон сил, аки Ментозавр...то есть, Кинотавр...словом, бугай греческий! Да мне хоть в литейный цех, хоть сразу в Совет Федерации — с руками оторвут! Вон, только вчера приглашали...

Факультативными, дополнительными симптомами чаще всего выступают аффективные нарушения: тревога или благодушие, беспечность или растерянность, эйфоричность, эмоциональная лабильность, когда настроение скачет от одного полюса к другому по нескольку раз на дню и меняется от любого пустяка. Пациент может быть или вял, безынициативен, гиподинамичен, или же, наоборот, суетлив и беспокоен — в зависимости от того, что за аффект преобладает.

По динамике корсаковский синдром может быть:

— прогрессирующим (когда тяжесть симптомов нарастает);

— регрессирующим (когда дела идут на поправку); 

— стационарным (когда симптомы по своей тяжести и выраженности много лет не меняются ни в ту, ни в другую сторону).

Стоит отметить, что до того момента, пока синдром не уступил место алкогольной деменции, лечение может дать вполне ощутимые результаты — не до полного исцеления, но тем не менее. Главное — перекрыть алкогольный кран.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×