Как самый высокий баскетболист России жмёт в Испании штангу весом 120 кг

Как самый высокий баскетболист России жмёт в Испании штангу весом 120 кг

4265
Лайф рассказывает о 22-летнем центровом Николае Рогожкине, который является самым высоким из действующих российских спорстменов.

"Дразнить за рост перестали уже во втором классе"

Рогожкин — самый-самый из всех россиян-гигантов. Его рост — 222 сантиметра. Сейчас проводит третий сезон в испанской "Мурсии". Кто не в курсе, чемпионат Испании — сильнейший в Европе. Наш центровой пока является лидером второй команды, но регулярно привлекается к тренировкам первой.

Есть, конечно, Павел Подкользин, в своё время поигравший в НБА, а сейчас тянущий лямку в первой лиге российского баскетбола в составе "Сахалина". Его рост, по разным источникам, колеблется от 220 до 224 сантиметров. Ничего странного в этих противоречиях нет: даже рост обычного человека не только в течение жизни, но и в течение дня имеет свойство существенно меняться. Что уж говорить о гигантах, подпирающих головой потолок почти в любом помещении. Тем более большинство из них имеет привычку постоянно сутулиться...

Впрочем, судите сами.

 

При визуальном сравнении Рогожкин (слева) смотрится повыше. Причём это фото сделано больше года назад, и за это время герой нашего материала ещё чуть подрос.

Ну а своего любимого баскетболиста Тимофея Мозгова, несколько месяцев назад выигравшего чемпионат НБА в составе "Кливленд Кавальерс", Рогожкин перерос уже давно.

 

— Из всех центровых мне больше всех импонирует именно игра Мозгова, — рассказал Рогожкин Лайфу. — Мне довелось с ним потренироваться несколько раз, когда он в Химки приезжал. Да и с вещами он помогал часто. Например, подарил полный комплект экипировки "Денвера".

— Насколько большой проблемой является приобретение одежды для человека ростом 222 сантиметра?

— (Смеётся.) В Испании купить что-то моего размера негде, так что целый год без шопинга. Ну а в Москве есть специализированный магазин "Высокие люди". И там всё рассчитано на действительно высоких людей. Конечно, огромные размеры есть и в обычных магазинах, но эти вещи в основном на толстяков.

— А размер ноги какой у вас?

— 54,5. Тоже проблема, конечно.

— Сильно мешает рост в повседневной жизни?

— В лифтах очень сложно ездить, в метро — особенно когда в Москве появились вагоны нового образца. В самолётах и автобусах тоже непросто. Да почти везде. Кровати маленькие, столы маленькие, дверные косяки маленькие... (Улыбается.) В общем, для меня почти всё маленькое.

 

— Продолжаете расти ещё?

— Сложно сказать. Надеюсь, что больше уже не вырасту. 222 — красивое число, мне нравится.

— А родители высокие?

— Не, какое там...  Папа — 176 см, мама — 172.

— Когда начали заниматься баскетболом?

— Довольно поздно, в 17 лет. По большому счёту, в баскетбол случайно попал. Жил в деревне Вишнёвке в 400 км от Волгограда. И как-то так получилось, что к отцу приехал друг, у которого был ещё один друг, который был знаком с человеком, который дружил с баскетбольным тренером. Вот такая долгая цепочка, в результате которой я поехал в Волгоград. Разумеется, я тогда в плане баскетбола был ноль без палочки. Но тренер в меня поверил, взял в команду.

Поначалу в 11-м классе учился в обычной школе, в которой, правда, было много баскетболистов. Первые полгода было очень непросто. Все городские, модные, а тут парень из деревни приехал. (Смеётся.) Плюс, поскольку я высокий, значит, ко мне всё время больше внимания, в том числе со стороны девчонок. Ну а потом втянулся, появилась своя дружная компания. Ну и родители, конечно, поддерживали как могли.

— У вас какой тогда рост был?

— Около двух метров. Но, как только начал заниматься баскетболом, буквально за два месяца вымахал ещё сантиметров на 15. Конечно, тяжело, для коленей это большая нагрузка. Болели сильно.

— Другими видами спорта увлекались?

— Ну, не то чтобы увлекался... В футбол неплохо играл — на воротах стоял, и пробить меня было непросто. Бегал хорошо. Может, и не быстрее всех в классе, но в числе лучших находился всегда.

— Всегда были на голову выше сверстников?

— В первом классе — примерно таким же, как и другие ребята. Но за лето как-то вымахал и с тех пор уже держал планку.

— Дразнили вас часто в связи с ростом?

— Ну да, поначалу как без этого. (Смеётся.) Но, когда я стал выше всех на голову, почему-то перестали.

 

После окончания 11-го класса где занимались?

— В школе олимпийского резерва Волгограда. Распорядок был простой: утренняя тренировка, дневной сон, вечерняя тренировка. Там у нас сложилась неплохая команда. Регулярно ездили играть туры юношеской Евролиги. На одном из таких туров меня и заметили скауты "Химок".

— Какие у вас тогда были самые сильные баскетбольные стороны?

— (Улыбается.) Их, прямо скажем, было не очень много. Всё-таки другие ребята занимались баскетболом с детства, а я многих элементарных вещей не знал. Приходил в зал до начала тренировки и после тоже оставался. Тренер очень хотел, чтобы я заиграл!

Первым наставником был Сергей Прыгунков, а со мной индивидуально в основном работал его сын, Роман. Терпение у Романа, конечно, железное... Особенно плохо у меня получалось левой рукой бросать. Не было бы счастья, да несчастье помогло: я сломал правую руку, и волей-неволей пришлось учиться атаковать другой. Потихоньку что-то стало получаться. Теперь левый полукрюк у меня лучше, чем правый...

— Статистические показатели в юношеской лиге высокие у вас были?

— В большинстве матчей статистика даже не велась. У меня главным заданием было — внимательно слушать тренера, помогать ребятам в защите и собирать подборы. В нападении со мной мячом особенно не делились. Всем хотелось самим забивать. Для ребят баскетбол был единственным шансом добиться чего-то в жизни.

— Блок-шотов, наверное, много делали?

— Да нет, тоже не очень. Мы всегда зону играли, я под кольцом стоял. И ко мне никто из соперников не лез, предпочитали бросать трёхочковые.

— Свою первую игру помните?

— Подробности — нет. Но отложилось в памяти, что набрал 6 очков. Каждому попаданию радовался так, словно чемпионат мира выиграл!

— С "Химками" как проходили переговоры?

— Да я сам ни с кем и не разговаривал особенно. Переходом занимались агент и тренер. За год до этого, правда, ездил в Москву на просмотр в школу ЦСКА. Но тогда мой наставник сказал: "Рано, поработай ещё в Волгограде".

 

Потом звали и в ЦСКА, и в "Химки". В итоге остановился на последнем варианте.

— Не боялись переезжать в другой город?

— Я к тому моменту психологически уже окреп и вообще ничего не боялся. Конкуренция была дикая, но как-то справился. В "Химках" очень сильно добавил по игре в защите. Индивидуально со мной занимался тренер по работе с высокими Олег Резвый. А главным был литовец Рамунас Цвирка. Играл сначала в молодёжке, потом в суперлиге...

— Как возник вариант с Испанией?

— Два года назад поступило предложение, и это было для меня отличным вариантом. Здесь очень качественно поставлена работа с молодыми высокими игроками. Агент предложил съездить на просмотр. Я съездил, понравился, и мне предложили в "Мурсии" трёхлетний контракт. Два года уже отыграл здесь за вторую команду, сейчас всю предсезонку провёл с основой. Плюс летом очень много работал индивидуально. Так что по ходу сезона, если буду хорошо себя проявлять, начнут привлекать в первую команду. 

— В тренажёрном зале много времени проводите?

— Очень. (Смеётся.) Хочется эффектно на пляже выглядеть. Ну а если серьёзно, то в современном баскетболе центровой должен быть физически сильным. На одном росте никуда не уедешь.

— Упражнения с железом для парня с таким ростом — такие же, как для всех, или какие-то особенные?

— Все упражнения те же, но дозировать нагрузку надо очень осторожно. Изначально мышцы были тоненькие, слабые. Но постепенно привёл себя в хорошую форму. Например, от груди толкаю штангу весом 120 килограммов. К концу сезона планирую довести до 135. Главное в тренажёрке — терпение и сила воли.

— На этом видео какие гантели у вас?

— По 30 килограммов.

— Какие-то специальные восстанавливающие процедуры для гигантов существуют?

— Нет, всё, как у остальных. Конечно, спина иногда побаливает. Рецепты простые — массаж, спа-салон с парилкой.

— Мурсия не самый большой город в мире. Часто узнают на улицах?

— Наверное, не то чтобы узнают, а просто всё время просят сфотографироваться. Иногда в шутку, особенно если с кем-то из команды идём, говорю: "Пять евро!" И ведь дают же! Разумеется, деньги тут же с улыбкой возвращаю. Но фотографироваться действительно приходится постоянно. Впрочем, в России такая же ситуация. Мне не жалко, я же понимаю, что прикольные фотки получаются. В Москве вообще, как только в метро спускаюсь — вспышки со всех сторон, будто я суперзвезда.

 

— Машину пока не приобрели?

— Нет, здесь всё рядом, пешком хожу. Если предложат продлить контракт — наверное, выделит клуб автомобиль. Тем более мне ж не всякий подойдёт, только огромный какой-нибудь. А они недешёвые.

— Языковой барьер сильно мешал?

— Первые несколько месяцев общался только жестами! А потом ничего, заговорил на испанском.

— Свободное время как проводите?

— По городу гуляю, на пляж хожу. Иногда в шахматы играю. Кино очень люблю, новинки стараюсь не пропускать, особенно приключения и фантастику. Из книжек нравится серия "Метро 2033" — но здесь с этим проблемы, так как в Испании они, понятное дело, не продаются. Иногда на Play Station 4 рублюсь в баскетбол или футбол. Могу в электронный покер посражаться — но только на "фантики", не на деньги. Я не азартный. 

— Прозвище какое-то в клубе у вас есть?

— Очень простое — Русский! 

 

"Когда Коле попадали мячом в лицо, он платил по 10 рублей"

— Что скажете о перспективах Рогожкина? — вопрос Олегу Резвому, тренеру "Химок", который долго работал с центровым индивидуально.

— В "Химки" он попал в 19 лет. Какими-то навыками он обладал, конечно, но самыми что ни на есть базовыми. Понятно, что взяли его в команду в основном из-за роста. Но Коля — молодец, проявил настоящий мужской характер. Бился, старался, учился, набивал шишки.

Причём про шишки это я не в переносном смысле, а в самом что ни на есть буквальном. У него были проблемы с ловлей мяча: навыков-то баскетбольных за плечами нет, руки постоянно вниз опущены.

И я придумал такую немножко жёсткую, но эффективную фишку: каждый раз, когда кто-то из партнёров пасовал ему мяч в лицо и Коля не успевал его поймать, он должен был отдать 10 рублей. Иногда за тренировку до ста рублей набегало, а сам Рогожкин бегал с разбитым окровавленным носом. Но не жаловался, терпел, и месяцев за шесть мы эту проблему общими усилиями победили.

— Он в детстве на воротах футбольных стоял...

— И это тоже использовали. Я бил по мячу ногой — а он пытался его поймать.

— О человеческих качествах его что скажете?

— Молодец парень, целеустремлённый, с жёстким стержнем и характером. При этом очень компанейский, позитивный и добродушный.

За время, проведённое в "Химках", он вышел на определённый уровень. Мы ему дали хорошую тренажёрку, он заметно окреп физически. Ноги согнул, руки поднял, стал что-то забивать и подбирать. Мы думали оставить его в команде, но вариант с Испанией для него был оптимальным. Что могли ему дать, мы дали, а в "Мурсии" очень большое внимание уделяется именно индивидуальной работе с центровыми. Может, если продолжит там прогрессировать — возьмём обратно.

— Какие самые сильные стороны Рогожкина?

— Полукрюк у него неплохой. То есть может атаковать в стиле Абдул-Джаббара. Понятно, что накрыть его в таком случае просто нереально.

— А сам он часто блок-шоты раздаёт?

— Да, мы долго над этим элементом работали. В молодёжке "Химок" было два таких высоченных парня — он и Денис Орленко, у того рост 216 сантиметров. И на тренировках делали такое упражнение: маленькие лезли в проходы, а эти две "башни" пытались их накрыть.

 

Главным для Рогожкина было — научиться правильно выбирать позицию. Большинство своих блок-шотов он делал, даже не прыгая, просто за счёт роста и длины рук. Плюс у него неплохой средний бросочек, метров с трёх-четырёх стабильно попадает. В общем, есть все задатки для того, чтобы серьёзно прибавить. Рост, сила, подвижность. Эх, ему бы пораньше на несколько лет попасть в баскетбол...

"Ребятам ростом 220 см вместо мельдония надо есть смесь орехов, изюма, кураги и мёда"

— Через вас прошло множество высоких и очень высоких ребят. Какие главные проблемы со здоровьем у парней, чей рост 220 сантиметров и выше? — вопрос врачу баскетбольной сборной России и ЦСКА Роману Абжелилову.

— У подростков, которые очень быстро растут, надо в первую очередь обращать внимание на то, является этот рост естественным, генетически заложенным, или следствием заболевания акромегалия. Если ребёнок — акромегал, у него из-за особенностей работы долей гипофиза в течение всей жизни растут нос, уши и пальцы.

— Несколько месяцев проведший в ЦСКА сербский центровой Бобан Марьянович, чей рост — 221 сантиметр, как раз из акромегалов?

 

— Да. Если говорить совсем начистоту, таким людям лучше профессиональным спортом не заниматься. Марьянович, конечно, неплохой центровой, но риск для здоровья слишком уж велик.

 

Помимо всевозможных ортопедических отклонений у гигантов такого рода всегда будут развиваться серьёзные заболевания внутренних органов. Поэтому таких ребят лучше отсеивать уже в спортшколах, на самых ранних этапах. Иначе возможны тяжелейшие последствия.

При акромегалии неизбежны проблемы с сердцем. Может нарушаться сердечный ритм, случиться пролапс митрального клапана. Поэтому в детском и юношеском возрасте у ребят и девчонок высокого роста за сердцем надо следить особенно тщательно, регулярно проходить диспансеризацию. 

— Какие-то тренировочные ограничения для баскетболистов-гигантов есть?

— Конечно. Во время максимальных нагрузок на баскетбольных тренировках пульс у основной группы игроков во время работы в высокогорье может достигать 220 ударов в минуту. Правда, в последние годы от практики горных сборов все отходят. Предпочитают тренироваться у моря...

Для человека ростом 220 пульс 220 — это очень много. Нереально! Желательно держать пульс в пределах 160, не выше. Иначе всё может завершиться трагически, вплоть до летального исхода. Рецепт один — как можно более тщательный контроль за состоянием спортсмена. Конечно, можно при этом поддерживать баскетболиста определёнными фармакологическими препаратами.

— И какие сердечные препараты теперь можно принимать российским баскетболистам, если мельдоний запретили?

— (Смеётся.) После всех допинговых войн из легальных сердечных препаратов для спортсменов остались только инозие и рибоксин. А также препараты калия магния — панангин, оротат калия. Плюс с советских времён для профилактики сердечных заболеваний существует отличный рецепт: смесь грецких орехов, изюма, кураги и мёда. Чуть-чуть всё это дело надо спрыснуть лимоном — и каждый день по несколько ложек. Это здорово способствует обогащению сердечной мышцы калием и магнием.

— Помимо постоянного контроля за работой сердца какая ещё специфика здоровья у сверхвысоких игроков?

— Из самых безобидных вещей — так называемые стрехии. Это полоски на коже, которые возникают из-за того, что ребёнок слишком быстро растёт, и кожа на спине растягивается. Между лопаток, на пояснице. Особенного вреда здоровью тут нет, просто косметический дефект. Если в сауну парень пойдёт — на спине будут видны красные полоски. Ещё варикозное расширение вен нижних конечностей.

Из более серьёзных вещей — очень большая нагрузка на суставы и связки. Тело весит много. До поры до времени юношеский организм пытается адаптироваться, но всё равно работать надо очень осторожно.

 

— Рогожкин увлекается штангой. Занятия с железом 220-сантиметровым ребятам показаны или это тоже может привести к проблемам?

— Качаться, конечно, нужно, чтобы формировать правильный мышечный корсет и тем самым как раз уменьшать нагрузки на связки, суставы. Но тут надо соблюдать меру, работать без фанатизма, тщательно дозируя веса. Понятное дело, что в современном баскетболе без физической силы никуда.

— Все те килограммы мышц, которые баскетболист "выращивает", их же тоже надо каждый день "носить" на себе, подвергая дополнительному риску колени и суставы...

— Конечно, лишняя нагрузка на суставы и позвоночник — это проблема. Как я уже сказал, тут важно не переусердствовать. Раскачиваться до состояния Шварценеггера при росте 220 — чревато самыми разными последствиями. Но ребята находятся в безысходном положении. Без физики в баскетболе ничего не добиться. Значит, им приходится идти на серьёзный риск для здоровья. В конце концов, в баскетболе сейчас огромные контракты, и парни знают, за что рискуют.

— Как ещё бороться с проблемами опорно-двигательного аппарата у гигантов?

— Большинство из этих ребят — плоскостопые. Уже в детстве надо использовать специальные ортопедические стельки, но детские тренеры и врачи часто ими пренебрегают. Ещё большая проблема — артрозы нижних конечностей во всех вариациях. Плюс у большинства таких ребят — серьёзные отклонения в строении ног. Часто они в форме буквы Х. Это дополнительная очень мощная нагрузка на наружные отделы коленных суставов. Соответственно, и мениски у центровых рвутся чаще, чем у игроков других амплуа.

— "Х" — это как вот у этого чудесного 15-летнего паренька из Румынии ростом 229 сантиметров?

 

— Вот-вот. Понятно, что быстро бегать на таких ногах не слишком удобно. А вот "ног кавалериста" я у высоких ребят не встречал.

Ещё у гигантов постоянно образуются межпозвоночные грыжи. Такие виды спорта, как баскетбол и волейбол, связаны с прыжками. То есть с постоянной компрессионной нагрузкой на спину. Поэтому межпозвоночные хрящевые диски изнашиваются раньше времени.

Проблема усугубляется тем, что у очень высоких ребят часто встречаются аномалии в развитии и формировании позвоночника. А именно — сколиозы различной степени тяжести и так называемая spina bifida, незаращение дужки позвоночника. Эти заболевания у центровых тоже возникают гораздо чаще, чем у их более низких коллег.

В общем, врачебное резюме такое: контроль за здоровьем игроков ростом 220 сантиметров должен быть гораздо более тщательным, чем за парнями пониже.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×