Как русско-нигерийская звезда футбола сорвалась из Англии в индонезийские дебри

Как русско-нигерийская звезда футбола сорвалась из Англии в индонезийские дебри

Фото: © East News/ASSOCIATED PRESS/FOTOLINK © Flickr/Joan

3440
Собеседником Лайфа стал Питер Одемвингие, 35-летний уроженец Ташкента, который постигал азы футбола в Набережных Челнах, играл за московский "Локомотив", капитанил в сборной Нигерии, признавался лучшим в Английской премьер-лиге, а недавно подписал контракт с "МЮ" — клубом "Мадура Юнайтед" из... экзотического чемпионата Индонезии.

В конце нулевых Одемвингие считался одной из главных звёзд РФПЛ. Почти четыре сезона он был лидером атак "Локомотива" и именно тогда утвердился в роли основного футболиста очень сильной сборной Нигерии. Эта страна — родина его отца. Однако юность Одемвингие провёл в Набережных Челнах, на родине мамы. Туда семья будущего футболиста переехала из Ташкента, где Питер Одемвингие — старший когда-то учился на медика и познакомился со своей супругой Раей.

Перед тем как попасть в "Локомотив", русский нигериец отыграл несколько лет в чемпионатах Франции и Бельгии, а после — осел в Англии, выступая как в АПЛ, так и чемпионшипе. Его последним клубом стал "Ротерем Юнайтед". И тут случился невероятный зигзаг судьбы. В 35 лет маститый нападающий отправился не в Китай, не в США, где обычно доигрывают ветераны, и даже не в родную Нигерию, а в далёкую и совершенно экзотическую по футбольным меркам Индонезию.

...Звонок Лайфа застал Одемвингие в одном из индонезийских отелей вскоре после приземления на острове Мадура, где базируется его новый клуб. Первым делом Питер поинтересовался, который час в российской столице. В Москве было почти 22:00 (в Индонезии — глубокая ночь). А когда его спросили "Как же вас занесло в такую даль?", тут же уточнил: "Давайте перейдём на ты".

— Когда мне впервые сообщили о варианте с Индонезией, я не воспринял это всерьёз, — начал свой рассказ Одемвингие. — Но, как ни странно, это оказалось правдой. С января я лечил травму икроножной мышцы, поэтому было время всё хорошенько обдумать. Я понимал, что к моменту моего восстановления подписать контракт в Европе будет проблематично. А в Индонезии чемпионат сейчас только начинается.

Нет, я не согласился сразу. Решил, что сначала приеду сюда сам, посмотрю город, проверю, есть ли в нём английские школы для моих детей. И к своему удивлению обнаружил, что в Индонезии всё очень даже неплохо. Красивые места, хорошие отели, рестораны, народ дружелюбный и, как в Москве, много пробок. (Смеётся.) Я почувствовал облегчение, вернулся в Англию и сказал семье: "Всё хорошо, я подписал контракт с "Мадурой".

<p>Фото: Питер Одемвингие</p>

— Но какая мотивация может быть в Индонезии у футболиста, которого трижды признавали игроком месяца в Английской премьер-лиге?

— Самое главное — продолжать тренироваться и играть в футбол. Я чувствую, что пока не готов остановиться, уверен, ещё год-два смогу играть на хорошем уровне. Но, не скрою, и в финансовом плане предложение "Мадуры" меня устроило, я доволен контрактом. Это нормально, когда футболисты из топ-лиг заканчивают карьеру в странах, где можно и мячик погонять, и отдохнуть. Признаюсь, место, где я сейчас нахожусь, поистине райское — на побережье недалеко от Бали.

— Бывшие звёзды "Зенита" Халк и Аксель Витсель теперь выступают в Китае. И заработки у них там астрономические...

— Если возраст и спортивная форма позволяют выступать на самом высоком уровне, то, конечно, большинство футболистов предпочитает европейские чемпионаты. Однако все люди разные. Кто-то за большие деньги готов отправиться куда угодно. Это не мой случай. Будь я сейчас молод, ни в Китай, ни куда бы то ни было из Европы не уехал бы. Но когда карьера подходит к концу и нет других предложений, то почему не поиграть хотя бы и в Индонезии?! Для меня приезд сюда — новый и очень интересный этап в жизни. Кстати, я уже параллельно задумываюсь и о профессии тренера, и об агентской деятельности.

— То есть после "Мадуры" можешь завершить игровую карьеру?

— Сезон тут короткий — всего шесть месяцев, в ноябре закончится. Если я проявлю себя и появятся предложения из Европы, то вернусь с удовольствием. Но летом мне исполнится 36 лет, и, конечно, я понимаю, что это скорее мечта... Однако стать профессиональным футболистом тоже было когда-то лишь мечтой, тем не менее я им стал. Так что буду продолжать мечтать и усердно работать. А в Индонезии любая работа, по-моему, приносит особое удовольствие.

<p>Фото из личного архива Питера Одемвингие.</p>

— Ты уже успел полноценно потренироваться с командой?

— Ещё нет, пока не познакомился с местными футболистами. Зато я пообщался с игроком сборной Индонезии, он нигериец — 13 лет жил тут... Тренировки начнутся скоро. Раньше, кстати, их по две в день было в "Мадуре", на что мой друг жаловался. (Смеётся.) В прошлом году наша команда закончила чемпионат на третьем месте, а сейчас мы нацелены на титул.

— Ты семейный человек — отец троих детей. Планируешь перевезти родных в Индонезию? Или шесть месяцев, пока длится чемпионат, они поживут без тебя в Англии?

— Жена с сыновьями и дочкой точно прилетят на всё лето, но в сентябре придётся уехать. Моему старшему сыну четыре года будет в январе, и в сентябре он должен пойти в Англии в школу. Второму сыну в мае исполнится три года, а дочке только шесть месяцев. Им о школе думать не надо, зато молодым костям будет полезно погреться на индонезийском солнце.

Вообще, мы только вернулись из Эмиратов, провели там две недели. Для дочки это была первая дальняя поездка. Я пригласил туда и маму из Москвы, чтобы все были поближе, пока я подписывал контракт и проходил медосмотр. Если всё сложится в Индонезии, встанет вопрос о том, стоит ли моим детям начать ходить в местную школу. Я люблю свою семью больше всего на свете и, конечно, буду скучать, когда в сентябре они уедут. Но это жизнь — папа должен зарабатывать на учёбу и игрушки детям. (Смеётся.)

<p>Фото из личного архива Питера Одемвингие.</p>

— Как часто твои дети видят русскую бабушку Раису?

— К сожалению, не очень часто — где-то два раза в год. Но мы регулярно общаемся через скайп. Мама очень любит свою работу в Москве, и ей нелегко просто взять и уехать, как в этот раз, на неделю. Когда я завершу карьеру, будем видеться чаще. Летом обязательно буду привозить семью в Москву, к родственникам в Казань. Хочу, чтобы у детей была связь со своей второй родиной. Мальчики знают много русских слов: нос, ухо, волосы, колено — всё в таком духе. Но свободно общаться не могут. С дочкой всё по-другому. Я говорю с ней исключительно по-русски, а жена по-английски. Надеемся, это откроет ей больше возможностей, она сможет читать книги на разных языках.

— До подписания контракта с "Мадурой" ты бывал в Индонезии?

— Нет, впервые тут. Был в Японии, Корее, Таиланде, в Сингапуре со "Стоком" — это самые близкие страны от Индонезии. Ещё когда-то давно посещал Малайзию, Китай во время Олимпийских игр. Но я много слышал об индонезийской столице — Джакарте — и, конечно, о Бали. Там часто отдыхают футболисты. И ещё я знаю, что на Бали много русских. (Смеётся.) Замечательный островок, и климат для меня идеальный, я люблю играть на жаре, мне так физически комфортнее. Уверен, найду здесь всё, к чему привык. Даже русскую еду. Раз уж в Джакарте есть рестораны с нигерийской кухней.

— Как оцениваешь уровень местных футболистов?

— Судя по матчам "Стока" с соседним Сингапуром, всё не так безнадёжно. (Смеётся.) А вообще, здесь много легионеров, например, Майкл Эссьен — бывший игрок "Челси" и "Милана" — прибыл в Индонезию до моего приезда. Есть европейцы, африканцы, австралийцы, французы. Конечно, я не ожидаю супервысокого уровня футбола, но надеюсь на борьбу. Собрать 30 тысяч болельщиков на неинтересном матче невозможно, фанов не обманешь. А на матчах "Мадуры" регулярно аншлаги.

<p>Фото: © РИА Новости / Илья Питалев</p>

— Следишь за "Локомотивом"? Знаешь, например, что недавно твоя бывшая команда вышла в финал Кубка России?

— Конечно. И финал против "Урала" будет в Сочи. Недавно встретил болельщика "Локо" в Лондоне, он там живёт и работает, и он рассказал об успехах команды. Я сразу вспомнил, что, перед тем как сам перешёл в "Локомотив", команда тоже выиграла Кубок России... Этот фанат даже предложил поехать посмотреть матч в Сочи, но у меня много дел сейчас, а так бы съездил с удовольствием. Ещё он показал мне фотки со стадиона в Черкизове, сказал, что я был его кумиром. (Смеётся.)

— С бывшими одноклубниками связь сохранилась?

— Почти нет, только смотрю их фотки в "Фейсбуке". Вообще, для человека, который поиграл в шести странах, поддерживать связь со всеми бывшими коллегами тяжеловато. Плюс семейная жизнь, трое детей. Жена и так всё время жалуется: "Убери этот телефон! Иначе я его в аквариум выкину!" (Смеётся.) Когда перестану играть в футбол и буду чаще бывать в России и других странах, в которых играл, постараюсь восстановить связи.

— Знаю, что помимо футбола у тебя есть ещё один любимый вид спорта...

— Да! Я увлекаюсь гольфом. Кстати, здесь, в Индонезии, есть хорошие поля, и это был один из аргументов в пользу переезда сюда, врать не буду. (Смеётся.) Гольф, пляж, футбол — всё в одном месте, почему нет?!

<p>Фото из личного архива Питера Одемвингие.</p>

<p>Фото из личного архива Питера Одемвингие.</p>

— В "Локомотиве" ты провёл более трёх лет, после чего стал футболистом "Вест Бромвича" и задержался в АПЛ почти на семь сезонов. Чем запомнился российский этап карьеры?

— Когда я рос, для меня "Локомотив", "Спартак", ЦСКА и "Динамо" были как "МЮ" и "Арсенал" для английского мальчишки. "Локомотив" дал мне ощущение большого клуба. Он был и остаётся большим клубом России, и я горжусь своими выступлениями там. Помню улыбающуюся маму на стадионе, а она помнит мои хорошие игры, когда я на её глазах забивал победные мячи. В то время я лучше, чем когда-либо, играл за сборную Нигерии.

— Но у тебя вроде бы возник конфликт с болельщиками "Локо"...

— Типа я сказал, что у "Локомотива" низкий уровень. Но всё было не совсем так — то ли болельщики меня не так поняли, то ли я не смог правильно выразиться, но из-за недопонимания действительно возникла неприятная ситуация. Но это было уже перед самым переездом в АПЛ.

— И там всё пошло неплохо.

— Да, "Вест Бромвич" — яркое пятно в моей карьере. В Англии он не считается большим клубом, так, крепкий середняк Премьер-лиги, зато я получил возможность регулярно играть против настоящих грандов европейского футбола. Запомнились и шесть месяцев в "Сток Сити", они были очень важными для меня. Голы за эту команду позволили поехать в Бразилию на чемпионат мира, где я забил свой единственный мяч на таком турнире. После чего из-за серьёзной травмы колена всё как-то покатилось по наклонной... Вроде бы восстановился, но вернуться на прежний уровень было уже очень тяжело. Кстати, до Индонезии я был близок к подписанию контракта с клубом третьего английского дивизиона — "Болтоном". Но не срослось.

— До ЧМ-2018 остаётся всё меньше времени. Мы можем надеяться, что увидим тебя снова в России в форме сборной Нигерии?

— Дай бог, я приеду в Россию, дай бог! Со сборной я не прощался. И одна из причин, почему я всё ещё очень хочу играть в футбол, — это пусть и маленький, но шанс вернуться в национальную команду. Сейчас капитан нашей сборной и многие лидеры играют в Китае — они наша надежда. Так почему мне не пробиться в состав из чемпионата Индонезии?! Тут нет такого количества звёзд, как в Китае, но разница в уровне футбола как раз не столь уж серьёзная. Считаю, для 35-летнего я выгляжу отлично, тело на 30–32. (Смеётся.) Жена вот тоже говорит, что было бы супер приехать в Россию на чемпионат мира. Так что буду стараться для неё.

<p>Фото из личного архива Питера Одемвингие.</p>

— А если не получится со сборной, приедешь в качестве зрителя?

— В любом случае какую-то роль на чемпионате мира я буду играть. Возможно, поработаю на одну из телевизионных компаний. Мне уже поступало несколько предложений комментировать игры, например из ЮАР. Думаю, найду работу на чемпионат мира, и всё же хотел бы приехать в Россию в 2018-м как игрок сборной Нигерии.

— Российские футболисты и тренеры тоже нередко переквалифицируются в журналистов. Валерий Карпин, например, не только комментирует, но и руководит трансляциями на "Матч ТВ".

— Серьёзно? Ну, Карпин понимает футбол, способен анализировать детали, а фаны это очень любят. И молодым футболистам, конечно, интереснее послушать человека, который выступал на суперуровне, чем того, кто никогда не играл в футбол вообще. Желаю Валерию когда-нибудь стать большим журналистом — но Москва не сразу строилась. (Смеётся.)

— Кстати, в 2007 году ты мог перейти из "Лилля" не в "Локомотив", а в другой российский клуб...

— Да, в "Спартак". В детстве Илья Цымбаларь был моим самым большим кумиром, я очень любил его футбол и до сих пор помню тот состав: Аленичев, Онопко, Тихонов... Всегда смотрел их игры.

— Почему же не срослось со "Спартаком"?

— Ко мне во Францию приезжал работник "Спартака", Александр его звали, фамилию, к сожалению, не вспомню уже. Сказал, что хотят взять меня в команду, что им нужен нападающий с левой рабочей ногой. Я бы с удовольствием перешёл в то время в "Спартак", но в борьбу включился "Локомотив". Он первый предложил сумму, которую искал "Лилль". Тогда французскую команду тренировал Клод Пюэль, и он не хотел, чтобы я уезжал, у нас с ним на этой почве немного испортились отношения.

Тогда у меня ещё было предложение из "Вердера", но всё шло как-то медленно. Мне больше не хотелось ждать, а предложение от "Локомотива" было уже на столе. Они прилетели, я встретился с Сергеем Липатовым и директорами, они сказали, что с клубом всё решено, и спросили, интересно ли мне их предложение. Я вспомнил успешный опыт Джеймса Обиоры (нигерийского футболиста, игравшего за "Локомотив" с 2001 по 2005 год. — Прим. Лайфа), поэтому ответил "да".

В "Локо" было прекрасное время. Честно. Я запомнил много всего хорошего, а не только тот прощальный фанатский баннер. (Смеётся.)

— Недавно британские СМИ писали об ужасах в российской фанатской среде. Когда ты играл в "Локомотиве", сталкивался с чем-то "ужасным"?

— В моё время в фанатской среде было не жёстко, случались какие-то отдельные эпизоды, но ничего критичного. А вот когда мне было 15 лет и я оказался в интернате ЦСКА — вот эти времена были действительно невыносимыми. Я жил рядом со стадионом "Динамо" и прекрасно помню постоянные драки. В Европе тоже был такой период, но закончился он намного раньше, чем в России. Сейчас почти в каждом чемпионате играют темнокожие и азиаты. Без иностранцев даже "Барселона" вряд ли сможет выиграть Лигу чемпионов.

В общем, были моменты, когда русские фанаты показали себя не с лучшей стороны. Но уверен, на чемпионате мира в 2018 году даже самые отъявленные хулиганы будут вести себя прилично. (Смеётся.)

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!