Русский информатор Хютте: Система допинга в России — бред, нет такой!

Русский информатор Хютте: Система допинга в России — бред, нет такой!

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов

9158
Российский бегун и звезда дня в отечественном спорте Александр Хютте рассказал Лайфу об отношении к WADA, планах на жизнь и обвинениях в связях с Родченковым.

— Здравствуйте, Александр! Благодаря взлому хакерами Fancy Bear вашей переписки с антидопинговым отделом ИААФ вы стали спортивной звездой дня.

— Да я готов был к этому, ничего. Ожидал, что дерьмо польётся, извините. Всё нормально.

— В каком вы сейчас статусе? Ждёте решения CAS?

— Да я по сути уже ничего и не жду, уже два года решает он, я уже смирился. Если бы всё шло побыстрее, я бы ещё подумал о возвращении в спорт, а так, не планирую уже возобновлять карьеру.

— А где же вы теперь работаете? Где-то в спорте?

— Нет, далеко от него. Я в своё время работал дизайнером-архитектором в одном питерском бюро и администратором ресторана, так что мне есть чем заниматься. Главное — не вести сидячий образ жизни.

— А если вам предложат работу в органах по борьбе с допингом?

— Не знаю, есть ли вообще смысл в этом.

<p>Фото: © РИА Новости/Виталий Белоусов</p>

— Но переписку вы всё же вели.

— Да, это правда, переписка была, но по сравнению со Степановыми, Дмитриевым... Это совсем другой уровень. Я боролся против определённого тренера. Слово "информатор" — да, уместно. Но борьба против тренера — это не борьба против всей страны.

— Как вам поведение WADA? По сути, не помогли же вам никак.

— Да я сам удивлён. Вроде и желание было... Но что поделаешь? Я-то знаю правду, как всё было на самом деле.

— Как всё было 22 мая 2015 года, когда произошёл тот провальный допинг-тест?

— Как получилось... Я восемь лет тренировался у другого специалиста, всё было нормально, потом на первом же допинг-тесте у Зухры Верещагиной завалился. Причём завалился очень круто, я же стал главной звездой в докладе главы WADA Ричарда Паунда. То есть я сначала убежал, потом вернулся... Забавно.

Лайф и Fancy Bear публикуют переписку нового русского допингового информатора

— Вы можете восстановить хронологию того дня?

— Чтоб вы понимали, тогда проходили расширенные сборы национальной команды. И на них может, в принципе, любая антидопинговая служба явиться. Приехала организация IDTM, то есть не WADA и не РУСАДА. Она работает на WADA, но опосредованно. Я начал проходить допинг-контроль, и тут мне звонит Верещагина, мол, сдать ты его ни в коем случае не можешь. Пришлось убежать, потом по её же инициативе вернуться... Ну и после этого я отправил письмо на имя генсекретаря федерации Михаила Бутова.

— Верещагина продолжает работать?

— Да, да, да! Я писал об этом и Бутову, и Паркину, который занимался расследованием допинга в сборной. Я же не сразу побежал в ИААФ или WADA. Пробовал через наших чиновников вопрос решить.

— Но безрезультатно?

— Как видите.

— От вас постоянно требовали СМС, сообщений по электронной почте.

— Действительно, я дотянул дело до CAS, а там всё максимально нейтрально, беспристрастно — нужны прямые доказательства. То есть то, что за год у Верещагиной четыре человека пойманы на допинге, — это не то. Да, я скидывал планы тренировок, списки препаратов... Но в этом не было ничего запрещённого. По СМС такие вещи, понятное дело, никто не пишет. Дошло до того, что от меня потребовали вскрыть эти письма через ФСБ. (Смеётся.)

— Оптимистично.

— Не то слово. В общем-то, на этом дело и застопорилось.

<p>Фото: © РИА Новости/Виталий Белоусов</p>

— Что касается истории с Дылдиным. Он же в тот же день, 22 мая 2015 года, провалил допинг-тест. Вернее, отказался проходить — ему допинг-офицер не показала удостоверение, не было неких бланков...

— Не совсем так. По правилам ИААФ, если к тебе подходит допинг-офицер и представился, он не обязан показывать никаких подписей. Так что скорее прав он.

— Слушайте, но это же странно. А если обычный человек так подойдёт и представится?

— Ну а какой интерес у этого человека? Анализы поизучать просто так?

— Наверное, надо иметь определённую смелость, чтобы с учётом историй Родченкова и Степановых пойти обличать систему?

— Ну и что эта смелость дала? Человек-то остался. И очень важный момент — никакой системы допинга в России нет, это всё бред. Есть отдельные тренеры, которые себя королями чувствуют, на внутрироссийских сборах применяют такие допинговые практики. Приходится мне, Дылдину убегать от допинг-контроля. Их немного, и их надо отлавливать. Ещё раз подчеркну: я не боролся против системы. Восемь лет я работал в этой системе, и всё было чисто.

— Только что появилось интервью Верещагиной. Говорит: пусть Хютте расскажет, как он работал с Родченковым. Вы работали с ним?

(Смеётся.) Я прям удивился. При чём тут Родченков? Он вообще в Америке, лично его не знаю. Просто сопоставьте факты: после восьми лет чистых допинг-тестов я прихожу к Зухре Верещагиной и сразу же заваливаю первый же, причём не только я. Наверное, это о чём-то говорит.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!