Самый опасный Ильич в мире. История Карлоса Шакала — террориста № 1

Самый опасный Ильич в мире. История Карлоса Шакала — террориста № 1

Коллаж © L!FE. Фото © Shutterstock Inc// Conciencia es noticias

7340

15 августа 1994 года суданцы передали сотрудникам французских спецслужб Ильича Рамиреса Санчеса, более известного под прозвищем Карлос Шакал. На протяжении двух десятилетий он совершал дерзкие террористические акции, но каждый раз ему удавалось ускользнуть от правосудия. До появления Усамы Бен Ладена Карлос Шакал считался террористом № 1 в мире. Но если Бен Ладен стоял во главе огромной подпольной террористической структуры и осуществлял только общее планирование и финансирование терактов, то Шакал лично принимал участие в каждой из своих операций и в конце концов создал частную террористическую корпорацию, предлагавшую свои услуги на чёрном рынке. Лайф выяснил историю самого опасного и дерзкого террориста 1970–-80-х годов.

Происхождение

Хосе Альтаграсия Рамирес Навас со своими сыновьями Ильичом и Лениным в Венесуэле в 1954 году. Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

Ильич Рамирес Санчес родился в Венесуэле в 1949 году. Его отец был весьма преуспевающим и богатым адвокатом. Одновременно он был страстным марксистом. Вероятно, чтобы как-то преодолеть противоречия между собственными политическими взглядами и роскошной жизнью, он нарёк своих сыновей в честь вождя пролетарской революции. Один из детей получил имя Владимир, другой – Ильич, третий – Ленин.

Отец с детства рассказывал детям о великом благе мировой революции и настраивал их на борьбу. Больше всех отцовской пропаганде поддался Ильич, по заветам отца вступивший в "Коммунистическую молодёжь Венесуэлы" – молодёжное крыло местной компартии. Впрочем, какими-то серьёзными успехами он в Венесуэле не отметился.

Вскоре его родители развелись, и Ильич с матерью уехал в Лондон, где провёл почти два года. В 1968 году Ильич перебирается в Москву для учёбы в РУДН,. Его отец похлопотал о том, чтобы "Коммунистическая молодёжь Венесуэлы" отправила заявку на учебный грант для его сына через Советско-Венесуэльское общество дружбы.

1968 год резко выделялся обилием событий. Всего за несколько месяцев до этого в боливийских джунглях был казнён Че Гевара. Началась "пражская весна", студенческие беспорядки в Париже. Мир стремительно менялся, на арену выходили "новые левые»", которые считали кремлёвских партократов даже большими злодеями, чем капиталистов. Молодого гедониста Санчеса угнетала скучная Москва, оставшаяся в стороне от всех значимых событий.

Во время обучения в университете Санчес никак не мог смириться со строгостью и консервативностью порядков Москвы. Он с детства привык к роскоши и к тому, что его никто не ограничивает. Развлечения, которые он практиковал с юности, считались в советской столице если и не криминальными, то нежелательными.

Коменданты общежития, в котором он жил, то и дело выговаривали ему за постоянные вечеринки и бесконечные приходы девушек. В конце концов администрация даже пожаловалась его отцу и потребовала, чтобы тот присылал меньше денег своему сыну, поскольку в Москве среди студентов не принято вести такой гедонистический образ жизни. Однако эта попытка только разгневала его отца, который заявил, что его сын не будет ни в чём нуждаться.

Тем временем раскол случился и в молодёжном крыле венесуэльской компартии. По рекомендации из Москвы местные коммунисты отказались от вооружённой борьбы и перешли к легальной политике. Однако радикалы отказались выполнять это решение и хотели продолжать борьбу. Ильич выступил на стороне радикалов, о чём стало известно от других венесуэльских студентов. В итоге Санчес и остальные не согласившиеся с решением были исключены из организации. А вскоре по инициативе венесуэльской стороны был отозван и его учебный грант. После двух лет обучения в РУДН Ильич Рамирес Санчес был исключён.

В годы холодной войны нередко утверждалось, что во время учёбы в Москве он был завербован КГБ. Однако никаких доказательств этому нет. Да и вряд ли это было возможно. Санчеса знали как гедониста, короля вечеринок и постоянного нарушителя порядка. Сомнительно, что КГБ стал бы вербовать практически неуправляемого 20-летнего молодого человека, который к тому же совершенно никак не зарекомендовал себя.

Плохая компания

Мохаммед Будиа

В Москве Санчесу не понравилось, и он воспринял отчисление скорее с радостью, чем негодованием. Скучная и размеренная жизнь по распорядку была не для него. Ему хотелось весёлых и опасных развлечений. Ещё в Москве он познакомился с одним из палестинцев, которые вербовали по всей Европе левую молодёжь. Этим человеком был Мохаммед Будиа, один из видных деятелей "Народного фронта освобождения Палестины", который отличался не исламистской, а леворадикальной платформой.

По его приглашению он прибыл в Иорданию, где были открыты нелегальные лагеря подготовки боевиков и террористов. Впрочем, настоящие лагеря были строго законспирированы. А Ильича привезли в специальный лагерь для европейских левых радикалов. Там им читали лекции, учили стрелять из пистолета, но в большей степени это было рекламными акциями для вовлечения в свои сети европейской молодёжи. Их знание языков и европейская внешность могли пригодиться.

Санчес достаточно быстро сообразил, что к чему, и покинул лагерь. Он ультимативно заявил кураторам, что приехал для настоящих дел, а не для подобной ерунды. В итоге венесуэльца отправили уже в настоящий лагерь, где проходили полноценную подготовку будущие боевики. В этот лагерь европейцев не пускали, только арабов. На Санчеса у них были серьёзные виды. У него было много денег, он знал несколько языков и обладал хорошими коммуникативными способностями. Санчеса можно было с большой пользой использовать в Европе. В этом же лагере он получил своё революционное прозвище — Карлос.

В 1971 году он возвращается в Европу и попеременно живёт то в Париже, то в Лондоне. Главной его обязанностью было создание списков потенциальных жертв террористов. Тех, кого можно взять в заложники или убить. Одновременно он завёл несколько любовниц в разных городах и даже странах. Позднее в их квартирах он хранил конфиденциальные документы, многочисленные фальшивые паспорта и оружие.

Первое дело

Коллаж © L!FE. Кадр фильма "Карлос"/ © Кинопоиск

Вплоть до 1973 года Карлос не осуществлял никаких террористических акций. В то время он находился в подчинении у своего старого знакомого Будиа, который курировал деятельность НФОП в Европе. В отместку за кровавый террористический акт против израильских спортсменов-олимпийцев спецслужбы Израиля начали операцию по устранению лидеров террористов. Будиа был взорван в собственном автомобиле.

Только тогда Санчес наконец решился на первую акцию. Он решил застрелить президента компании Marks & Spenser — одного из крупнейших производителей одежды в Европе. Однако покушение ему не удалось. Карлос был ещё недостаточно опытен и после первого выстрела скрылся с места преступления. Его жертва выжила, получив ранение.

Через три недели Карлос бросил бомбу, спрятанную в коробке из-под обуви, в холл израильского банка "Апоалим" в Лондоне. Но и этот теракт обошёлся без жертв, здание получило лишь незначительные повреждения (выбиты стёкла и немного повреждён пол). Пострадала только секретарша у стойки.

Третий, и последний теракт без жертв, в котором он принял участие, — подрыв автомобилей у редакций нескольких французских изданий, "сочувствовавших Израилю". На этот раз было запланировано отсутствие жертв и взрывы специально были осуществлены в ночное время. Карлос также отправил в редакцию пострадавших газет письмо, в котором объяснял причины теракта, исполнителем которого была названа "группа коммандос имени Будиа".

Первая кровь

Вскоре новый шеф Карлоса Мухарбаль привлёк его к подготовке захвата французского посольства в Гааге. Для участия в теракте были также привлечены азиатские союзники палестинцев — леворадикальные террористы из "Японской красной армии". По плану японцы должны были ворваться в посольство и взять в заложники посла. Карлос должен был встретить их и участвовать в операции вместе с ними. Но японцы опоздали к назначенному времени, и Карлос, чтобы не привлекать к себе внимания, покинул место встречи. В итоге японцы действовали без него. Они захватили в заложники шофёра посла и ворвались в здание. Им удалось захватить посла Сенара, и в качестве требований они выдвинули освобождение одного из своих товарищей и самолёт.

Французы готовы были удовлетворить их требования. А Карлос начал паниковать. После возвращения в Париж ему стало казаться, что операция вот-вот провалится и японцы сдадутся или спецслужбы предпримут штурм, и решил действовать наобум. Он взял ручную гранату и отправился на прогулку по Парижу. Увидев большую толпу возле одного из киосков, он метнул в неё гранату и скрылся. Погибло два человека, более 30 серьёзно пострадали.

Впоследствии Карлос был абсолютно уверен, что именно этот теракт заставил французское правительство удовлетворить требования японских террористов. Но на самом деле это не так. Ни полиция, ни спецслужбы не связали взрыв гранаты с захватом посольства в Гааге. Но позднее именно этот теракт обеспечил Карлосу третий пожизненный срок.

Из гранатомёта по самолётам

Коллаж © L!FE. Фото © Flickr/Arnaud Gaulupeau

Уже через несколько недель Карлос по приказу Мухарбаля планировал очередной теракт, невероятный по своей дерзости. Он решил проникнуть на взлётно-посадочную полосу парижского аэропорта Орли и сбить из гранатомёта приземляющийся авиалайнер.

Чтобы не вызвать подозрений, он устроился уборщиком в аэропорт. Он рассчитывал, что к операции можно будет приступить через несколько дней, но начавшаяся забастовка диспетчеров вынудила его заниматься этой неприятной ему работой значительно дольше.

В качестве цели был выбран самолёт израильской авиакомпании El Al, летевший из Нью-Йорка. 13 января 1975 года было назначено днём операции. Сообщником Карлоса выступал немецкий ультралевый радикал по фамилии Вайнрих. Они арендовали автомобиль, который припарковали между двумя терминалами аэропорта. Из этого места просматривалась ВПП, и оно было в зоне досягаемости РПГ, из которого должен был стрелять Вайнрих.

К счастью, немец оказался никудышным стрелком. Когда самолёт начал заходить на посадку, он демонстративно извлёк РПГ и начал прицеливаться в самом неподходящем для этого месте и сразу же был замечен охраной аэропорта. Поднялась паника, и ему пришлось стрелять в спешке. В итоге он промахнулся. Израильский самолёт вновь начал набирать высоту, и Вайнрих со второй попытки опять промахнулся. После этого оба террориста заскочили в автомобиль и уехали. Машину они бросили в нескольких километрах, а сами залегли на дно. Карлос также связался со СМИ и от имени всё той же "группы коммандос памяти Будиа" взял ответственность за теракт и пообещал вернуться и закончить начатое дело.

После теракта меры безопасности в аэропорту были усилены, а безопасности израильских самолётов уделялось особое внимание. Тем удивительнее, что спустя всего четыре дня Карлос выполнил обещание и вернулся. Теперь уже не с немцем, а с более подготовленными палестинцами.

Но и на этот раз всё пошло не так, как планировалось. Людей в аэропорту оказалось больше, чем обычно, и террористы не могли вынести РПГ из туалета, где он был спрятан, не привлекая к себе внимания. Когда в последний момент им это удалось сделать, они бегом помчались к ВПП с гранатомётом наперевес. Их сразу же заметила служба безопасности и открыла огонь. В спешке им вновь не удалось поразить самолёт и пришлось отступать. Они захватили 10 заложников и заперлись в туалете, требуя предоставить им самолёт. Карлос, воспользовавшись своей европейской внешностью, смог спокойно улизнуть.

Карлос превращается в Шакала

Фото © REUTERS

Но даже после этих громких терактов Ильич умудрился остаться вне поля зрения спецслужб и полиции. Его никто не разыскивал и даже не знал. Зато его шефа Мухарбаля вскоре задержала ливанская разведка, передав французам. Вскоре его отпустили и установили за ним наблюдение. Так спецслужбам впервые удалось увидеть Карлоса, с которым тот встретился. Однако они ничего о нём не знали.

Мухарбаля вновь задержали, и тот сообщил, что встречался с неким "связным Нуреддином", о котором он ничего не знает, но готов опознать его при встрече. Он также назвал возможные места пребывания этого человека. Так спецслужбы нагрянули к одной из любовниц Карлоса, который как раз устроил там вечеринку.

Когда туда прибыли агенты спецслужб, веселье было в самом разгаре. Заметив, что никаких арабов нет, они расслабились и даже позволили Карлосу угостить их спиртным. У правоохранителей была с собой фотография "Нуреддина", но снимок был неважного качества и опознать на нём Ильича было трудно. Перед уходом полицейские всё-таки решили вызвать сидевшего в машине под охраной Мухарбаля, чтобы на всякий случай провести опознание. Воспользовавшись этой паузой, Карлос отлучился в туалет, где достал пистолет и спрятал его в кармане.

Когда Мухарбаль поднялся в квартиру, агенты попросили его опознать Нуреддина. Тот сразу же поднял руку и указал на Карлоса. Дальше события развивались с молниеносной быстротой. Он выхватил пистолет и застрелил троих агентов (один из них выжил) и Мухарбаля прямо на глазах у подружки и её приятелей. После этого он выскочил в окно и убежал. Вскоре по фальшивому паспорту ему удалось уехать в Ливан.

Тем временем во Франции все стояли на ушах, всё же такие инциденты с сотрудниками спецслужб происходят не каждый день. Поскольку бывший шеф успел сообщить на допросах адреса нескольких подружек Карлоса, у них были проведены обыски. Практически у всех было найдено оружие, списки жертв, планы уже осуществлённых террористических операций и четыре паспорта с фотографией Карлоса. За одну ночь он превратился из никому не известного молодого человека в террориста № 1 во Франции.

Тогда же он и обрёл своё прозвище — Шакал. Один из журналистов обратил внимание на то, что при обыске у одной из подружек был найден триллер "День шакала". С лёгкой руки журналиста прозвище навеки прикрепилось к венесуэльцу. Хотя на самом деле эта книга принадлежала новому бойфренду подружки Карлоса. А сам венесуэлец всегда преклонялся перед Че Геварой, а не перед вымышленным персонажем книги.

Министры в плену у Шакала

Коллаж © L!FE. Кадр фильма "Карлос"/ © Кинопоиск

Апогеем террористической деятельности Шакала стал захват штаб-квартиры ОПЕК в Вене в 1975 году. Теракт преследовал символические цели, планировалось только добиться того, чтобы СМИ опубликовали манифест НФОП, а также продемонстрировать свою удаль. Более серьёзных требований они не выдвигали. Впрочем, отдельные исследователи считают, что инициатором акции был ливийский лидер Каддафи.

Дело в том, что после очередной арабо-израильской войны страны ОПЕК объявили эмбарго на поставки нефти странам, поддерживающим Израиль, что привело к крупнейшему энергетическому кризису в современной истории и резкому скачку цен. Но вскоре эмбарго было отменено по инициативе Саудовской Аравии, и именно её министра террористы должны были убить в первую очередь, если их требования не будут выполнены.

21 декабря 1975 года они ворвались в штаб-квартиру ОПЕК. Командовал операцией Шакал, ему помогали немец Кляйн и немка Тидеманн-Крехер. В роли исполнителей было несколько палестинцев, чьи имена до сих пор не установлены.

При захвате здания Тидеманн застрелила полицейского, а Шакал лично убил ливанского сотрудника и одного из иракских охранников, оказавших сопротивление. Вскоре полиция попыталась штурмом взять здание, в перестрелке был серьёзно ранен Кляйн.

По воспоминаниям заложников, Карлос отличался непредсказуемым поведением. Он то задушевно беседовал со своими пленниками, то размахивал пистолетом и грозился всех перестрелять. Он уже не скрывал свою личность и даже хвастался. Это был миг его триумфа. Он оставлял автографы своим жертвам "на память", взахлёб рассказывал о своих террористических операциях и т.д. Чувствовалось, что он просто наслаждается вниманием к его персоне.

Террористы выдвинули требование: раненого Кляйна (до этого по их требованию он был отправлен в больницу) доставляют к самолёту, на нём те улетят вместе с заложниками, которых отпустят после благополучного приземления. Кроме того, по австрийскому радио каждые два часа должен был зачитываться на французском языке манифест палестинских террористов. Если его требования не будут выполнены, Шакал грозился начать убивать заложников.

Австрии международный скандал с мёртвыми иностранными министрами был совершенно ни к чему. Требования террористов сочли вполне приемлемыми для исполнения. На следующее утро Шакал отпустил часть заложников. С остальными он выехал в аэропорт. По дороге он вновь наслаждался всеобщим вниманием, махая рукой журналистам и демонстративно похлопывая по плечу своих заложников.

Самолёт приземлился в Алжире, где Карлос отпустил ещё часть заложников. Вскоре террористы вылетели в Ливию, но там передумали их принимать, и они вернулись в Алжир. Шакалу было приказано убить саудовского и иранского министров, но он передумал это делать. Вместо этого он потребовал за них выкуп и политическое убежище в Алжире. Террористы получили, по различным оценкам, от 20 до 50 млн долларов за освобождение последних заложников.

Свободное плавание

Теперь Карлос Шакал превратился в террориста № 1 не только во Франции, но и во всём мире. Всего за один год он поучаствовал в стольких дерзких терактах, что им заинтересовались спецслужбы почти всех стран мира, включая ЦРУ.

Журналисты всех европейских стран охотились на людей, знавших Шакала в прошлом, намереваясь взять у них интервью. Всех интересовала правда о нём. Рассказы знакомых Карлоса резко контрастировали с образом сурового революционера-аскета, который непроизвольно мог сформироваться у неосведомлённых людей. По рассказам приятелей выходило, что Шакал не мрачный и полный самоотречения аскет, а гедонист и эпикуреец. Он любит развлечения и девушек, любит хорошую жизнь и тратит много денег. Как настоящий метросексуал, он очень тщательно следит за собой, одевается исключительно в дорогие костюмы, обильно пользуется одеколоном и ужасно стесняется своей упитанности, из-за чего даже купается, не снимая футболки.

Вскоре в Йемене состоялось совещание руководителей НФОП, на котором Шакал был изгнан из её рядов. Её лидер Хаддад негодовал из-за того, что Шакал не выполнил приказ и не убил двух министров. Заказчики были недовольны. Хаддад говорил, что ему не нужны самовлюблённые террористы, которые больше заняты самолюбованием, чем делом. Трудно сказать, из-за чего между ними действительно произошёл разлад. Шакал утверждал, что он ушёл сам. Хаддад — что изгнал Шакала за неуправляемость. Но возможны и другие варианты. Например, они не поделили полученные деньги. Или Шакал, которого теперь знал каждый полицейский в мире, был уже бесполезен для тайной террористической деятельности.

Скитания

Взрыв Капитолийского экспресса Париж-Тулуза. Взрыв на улице Марбеф. Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

Захват штаба ОПЕК сделал Шакала мировой звездой. Теперь каждое резонансное преступление в Европе приписывалось ему. Газеты пестрели заголовками: Шакал убил полицейского во Франции, ограбил банк в Бельгии, совершил налёт на тюрьму и т.д. Сам Ильич с большим интересом следил за упоминаниями своего имени в прессе и читал все статьи.

Однако у этой славы была и обратная сторона. Теперь все знали, как он выглядит, а пластическую операцию он наотрез отказывался сделать. За ним охотились спецслужбы нескольких стран мира, Саудовская Аравия пообещала миллион долларов за его голову. Его могли арестовать в любой стране, где он оказывался, и попытаться выдать, чтобы выторговать политические преференции. Так едва не случилось в Югославии, где его вскоре арестовали. Однако позднее Тито распорядился освободить его и выслать из страны, вероятно, не сторговавшись о политической цене за его выдачу.

Первое время Шакал скитался между Ливией, Южным Йеменом, Сирией и Ираком. Порвав с палестинцами, он создал свою частную террористическую корпорацию, которая предлагала свои услуги различным диктаторам стран Третьего мира.

Получив дипломатический паспорт одного из арабских государств, Шакал посещал социалистические страны Восточной Европы. У него были свои небольшие мини-базы в Венгрии, ГДР и Румынии. Спецслужбы этих стран знали о его пребывании на их территории и вели за ним тщательное наблюдение.

Хотя популярный миф холодной войны гласит, что Шакал работал на КГБ или, в крайнем случае, на Штази, это не так. Спецслужбы не сотрудничали с ним и не привлекали для выполнения заданий. Во-первых, у них самих было в избытке квалифицированных исполнителей. Во-вторых, Шакал был слишком непредсказуем и неуправляем, в Штази его называли "человек-бомба". Он кутил в шикарных ресторанах, шумно веселился в окружении полуголых девушек, был недисциплинирован — всё это явно не способствовало тому, чтобы иметь с ним прочные отношения. Тем более что деятельность спецслужб, наоборот, направлена на то, чтобы не привлекать к себе внимания. Многолетний шеф внешней разведки ГДР Маркус Вольф, хорошо знавший Андропова, писал в мемуарах: "Он был последним человеком, с кем мог бы связаться КГБ".

Каждый его шаг тщательно отслеживался, однако его не арестовывали, поскольку он считался хотя и специфическим, но "борцом с империализмом". Тем не менее неуживчивость Шакала приводила к тому, что поле его деятельности постоянно сужалось. Он поссорился с иракскими спецслужбами, затем его фактически насильно выдворили венгерские спецслужбы.

В начале 80-х французская полиция случайно задержала одного из сообщников Карлоса и возлюбленную террориста Магдалену Копп. Французы даже не знали о связи Копп с Шакалом, но Карлос выдал сам себя, прислав французам ультиматум с требованием отпустить его подругу. В течение следующих нескольких дней произошёл взрыв во Французском культурном центре в Бейруте и подрыв поезда Париж — Тулуза. Погибло пять человек, десятки получили ранения. Затем последовал взрыв у французского посольства в Вене. Шакал взял ответственность на себя.

Однако повлиять на французское правосудие ему не удалось. Копп получила четыре года тюрьмы. После того как Шакал вновь напомнил о себе, он стал нежелательным гостем и в некоторых странах, где прежде закрывали на него глаза.

Ряд неудачных заказных покушений, которые провалили люди Шакала, привёл к тому, что его отношения с Ливией также охладились. К середине 80-х свои двери для него закрыли ГДР и Румыния. Попытка перебраться в Чехословакию также закончилась изгнанием. Шакалу пришлось осесть в Сирии.

Однако и там вскоре подул ветер перемен. На волне бархатных революций в Европе Сирия также стала менять свою довольно жёсткую линию в отношениях с западными странами. Одним из первых сигналов о готовности к сближению стала высылка Шакала и его людей в Йемен. Там его встретили с почестями и через 24 часа выслали обратно, сославшись на то, что он им совсем не нужен.

Шакал приехал в Иорданию, но и её скоро пришлось покинуть. Единственным государством, согласившимся его принять, оказался Судан. Для гедониста Ильича, который обожал выпивку и женщин, худшего наказания и придумать было нельзя. Нищая страна с ужасным климатом и крайне суровыми исламистскими нравами.

Времена стремительно менялись. На смену левому террору пришёл религиозный. Шакал пытался соответствовать веяниям времени, принял ислам и предпринимал попытки скрестить левый и исламский радикализм, но безуспешно. Его эпоха закончилась.

Выдача

Местонахождение Шакала скоро перестало быть секретом для ЦРУ, которое поделилось информацией с французскими коллегами. Судан в те годы имел репутацию государства, покровительствовавшего терроризму. Французы для большего давления на Судан решили отдать Ирану двух его граждан, обвинявшихся в покушении на иранского диссидента в Европе. Иран обладал значительным влиянием на Судан и мог поспособствовать успеху переговоров.

Поначалу суданские ответственные лица не желали и слышать о выдаче террориста. Они ссылались на то, что он мусульманин, получивший у них убежище, и его выдача — грех и попрание священных законов гостеприимства. Однако когда французская сторона намекнула, что поможет с получением кредитов по линии МВФ и, может быть, даже подумает о списании внешнего долга страны, суданцы вспомнили, что Шакал очень плохой мусульманин. Он давно уже не борется за "палестинское дело", а погряз в праздности и пороке. Он ведёт себя не как правоверный, а только постоянно нарушает предписания шариата, поэтому в его выдаче нет никаких нарушений канонов. Правда, официально оформлять это они отказались, поэтому вместо экстрадиции пошли на хитрость.

Суданские спецслужбы под предлогом готовящегося покушения вывезли Шакала из его дома на одну из вилл на окраине города. Ночью его скрутили и вкололи ему транквилизатор.15 августа 1994 года суданцы передали связанного Ильича французским спецагентам на аэродроме в Хартуме.

В 1997 году Карлос Шакал получил свой первый пожизненный срок за убийство агентов французских спецслужб. Второй пожизненный срок он получил в 2011 году за организацию серии взрывов с целью освобождения Магдалены Копп. В 2017 году он был приговорён к третьему пожизненному заключению за бросок гранаты в толпу. Кроме того, суд постановил, что по каждому из пожизненных сроков он не будет иметь права на досрочное освобождение.

В результате деятельности Ильича Рамиреса Санчеса погибло 16 человек. Это только доказанные судом жертвы. Точное число его жертв трудно установить. 

Начав с громких политических и революционных заявлений, Карлос перешёл к банальному криминалу, создав частную террористическую корпорацию, выполнявшую заказы одиозных диктаторов из стран Третьего мира. Два десятилетия ему удавалось уходить от преследования, играя на противоречиях между политическими и экономическими лагерями. Но со сменой эпохи его время кончилось и он стал не нужен даже бывшим покровителям.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!