Русские хакеры: что ломают, за сколько и почему они лучшие в мире

Русские хакеры: что ломают, за сколько и почему они лучшие в мире

Фото: ©REUTERS/Kacper Pempel/Files

36128
Русские хакеры продолжают удерживаться в топе киберкриминального мира. Лайф выяснил, почему наши соотечественники пользуются успехом и какие услуги на "хакерском" рынке можно приобрести.

"Маленький лысенький мужичонка с испуганными глазами" "сидит с отстранённым видом и перекладывает бумажки. Периодически ухмыляется и что-то обсуждает с адвокатом".

Так очевидцы описывали происходивший летом прошлого года суд над "неуловимым хакером" Хэллом, прославившимся взломами аккаунтов российских политических деятелей. То был яркий и по-своему курьёзный эпизод мира киберпреступности.

Деятельность взломщика развивалась в публичном пространстве: он не уставал отчитываться о деяниях в Твиттере, несмешно шутил и постоянно использовал популярную десять лет назад "олбанскую" манеру речи.

Хэлл бил только по имиджу жертв и потому получил относительно мягкий приговор — по итогам суда скрывавшийся под личиной Хэлла россиянин (хотя корректнее в таких случая говорить "русскоговорящий") Сергей Максимов отделался условным сроком, штрафом и исправительными работами.

 

От настоящих киберпреступников урон куда масштабнее и серьёзнее. За прошлый год ущерб, нанесённый хакерами экономике России, превысил 200 млрд рублей, или четверть процента ВВП. В эту сумму входят и прямые финансовые потери бизнеса, и затраты на восстановление после сбоев.

Причём страдают и крупные компании, и стартаперы, особенно в банковской сфере. С атаками хакеров, по данным Microsoft, в минувшем году столкнулись почти все российские компании и госструктуры.

"Цифры за 20 лет поменялись очень сильно. Сейчас мы детектируем <...> около 300 тысяч уникальных вирусных атак. Это каждый день"

Особое положение в мире киберпреступности исторически закрепилось за "нашими сукиными сынами". Подобно тому, как когда-то на Западе наводила шорох так называемая русская мафия, в эпоху становления цифровых технологий на сцену вышла кибермафия. И — сюрприз! — тоже русская.

Впрочем, это было предсказуемо. Сильнейшая в мире школа советской математики, помноженная на чахлую экономику и политическую нестабильность, дала свои криминальные всходы. Программисты с мозгами практично решили, что раз родине совсем не до них, то почему бы не заработать на жизнь иначе. Менее легально. Азарта добавляло и длительное отсутствие в законах "новой" России статей, предусматривающих наказание за киберпреступления.

С улучшением экономической ситуации в стране количество киберпреступников снизилось: эксперты насчитывают не более нескольких десятков действительно успешных доморощенных хакеров. Такую взаимосвязь подтверждает пример Украины, которая, как отмечают в Лаборатории Касперского", в силу известных событий за последние несколько лет практически перехватила лидерство в мире русскоязычной киберпреступности.

Самые известные русские хакеры

  • Владимир Левин. В 1994 году вывел из системы Citibank $12 млн. Большую часть денег вернули их законным владельцам, но $250 тыс. так и не были найдены. Был экстрадирован в США из-за отсутствия в РФ необходимой законодательной базы. Под стражей провёл три года.

  • Евгений Богачёв. Фигурант списка самых разыскиваемых преступников ФБР. Похитил в совокупности $100 млн у американских граждан и компаний. В созданную им организованную группировку киберпреступников входили граждане России, Украины и Великобритании. Вместе они создали сеть заражённых компьютеров под названием Gameover Zeus. Предполагается, что он проживает в России. За информацию о его местонахождении ФБР обещает 3 млн долларов.

  • Алексей Иванов и Василий Горшков. Смогли взломать платёжные системы Western Union и PayPal, а также ещё 4 десятка компаний Соединенных Штатов. Парней поймали в 2003 году, каждый в итоге получил несколько лет тюрьмы.

  • Денис Степанов, Александр Петров, Иван Максаков. Эта троица сделала британские букмекерские конторы беднее на 2 миллиона фунтов стерлингов за счёт DDoS-атаки — компании не могли работать онлайн и принимать ставки. Судили парней на родине: это было первое в стране судебное дело, касающееся киберпреступлений. Хакеры получили по 8 лет.
  • Группа 37. Группировка, как следует из названия, из 37 человек — как россиян, так и не очень. Банда обналичивала деньги — всего около 70 млн долларов — со счетов американцев при помощи троянского вируса Zeus (Зевс). Под удар попали системы многих именитых банков. Руководителю группы Александру Фёдорову светило 20 лет тюрьмы и полмиллиона долларов штрафа. Однако он пошёл на сделку с ФБР и отделался всего лишь 10 месяцами и сотней "зелёных" в виде штрафа.

Специалисты по кибербезопасности отмечают: несмотря на интернациональность языков программирования, мир цифрового криминала всегда был поделён по национальному признаку – сродни улицам и кварталам в каком-нибудь Сан-Франциско.

На сегодняшний день, как рассказал Александр Гостев, главный антивирусный эксперт "Лаборатории Касперского", онлайн-бал правят три крупнейшие "банды": китайская, русская (русскоязычная) и, как ни странно, латиноамериканская. Кроме того, в последние годы стремительно развивается условная "мусульманская" киберпреступность, сгруппированная в основном вокруг туркоязычного сообщества.

Удивительно, но ни американцы, ни европейцы не сформировали какой-либо чёткой национальной структуры. Дело тут, скорее всего, в повсеместной распространённости английского языка — его носители присутствуют везде.

Как и в офлайне, язык каждой кибергруппировки становится и объединяющим фактором, и барьером для чужаков. По этой же причине цели бандитов, равно как и заказчики их услуг, не пересекаются. В результате "большая тройка" чувствует себя достаточно самобытно и комфортно, не ощущая внутренней конкуренции или демпинга.

В то же время более мелким национальным группам конфликты вполне свойственны. Например, уже много лет идут киберразборки между пакистанскими и индийскими хакерами, между турецкими и иранскими. Последним особенно достаётся и от израильских гуру кодинга — то центрифуги по обогащению урана внезапно сломаются, то ещё какое-нибудь "атомное" ЧП.

В России в целом киберпреступность аполитична, считают специалисты "Лаборатории Касперского", но изредка "патриотизм" проявляется: так было ещё во времена операции НАТО в Сербии в конце 90-х, так было и в 2007 году в истории с "Бронзовым солдатом" в Эстонии.

"Отличительной чертой «наших» всегда было изобретение новых технологий, специализация на создании сетей из заражённых компьютеров, крупные кражи денег у банков и их клиентов, спам-рассылки и DDoS-атаки. Китайские киберпреступники сосредоточились на атаках против пользователей онлайн-игр и краже данных"

 

Согласно годовому отчёту компании SecureWorks, самыми популярными услугами в 2015 году были взломы кредиток и сетевых аккаунтов, продажа фальшивых документов и DDoS-атаки.

Успехом пользовались также составление и продажа бизнес-досье на любую компанию. Покупатель такого "продукта" получал учётные данные, банковские счета (логины, пароли), регистрационные и финансовые документы, а также полную информацию о сотрудниках. Цена на подобное досье российской компании варьируется от 40 до 60 тыс. рублей.

Всё большей популярностью пользуются на чёрном рынке вирусы для тренировки и развлечения, при этом программные продукты для взлома от года к году дешевеют. К примеру, средняя стоимость "троянца" в 2015 году составила всего 5-10 долларов, что в несколько раз меньше, чем годом ранее.

Удивило специалистов SecureWorks недавнее нововведение русских хакеров — система поручительства, которая подразумевает наличие посредника-гаранта между продавцом и заказчиком. Повышение клиентоориентированности прослеживается и в целом в русскоговорящем сегменте — взломщики готовы работать сверхурочно и подстраиваться под нужды конкретного заказчика. 

"Операции, которые проводят злоумышленники, длятся иногда неделями, месяцами. Взлом систем происходит медленно и постепенно: как бы слоем за слоем снимаются уровни защиты, и негодяи получают доступ к самым потрохам зараженных предприятий"
 

С одной стороны, нельзя не порадоваться за находчивых соотечественников, которые даже в криминал привносят творческую составляющую, не приемлют шаблонов и дают волю смекалке. С другой стороны, преступник — он и в онлайне преступник, и жертвой кибератаки может стать любой из нас.

"Одна из самых неприятных вещей, которые сейчас происходят в кибермире – это то, что появляется все больше и больше высокопрофессиональных компьютерных банд, которые в состоянии успешно атаковать даже очень хорошо защищенные сети"

 

По мнению борцов за чистоту интернета, человечество сейчас находится в "цифровом Средневековье" — когда высокие технологии уже есть у каждого в кармане, но до их безопасной работы ещё как до Луны. В своё время и алхимики что-то понимали в периодических элементах, но способы создать золото всё равно искали на ощупь.

Такое положение вещей не сулит нам ничего хорошего. Цифры попыток взлома говорят о том, что всего за пару десятков лет произошел многократный рост числа угроз. Что будет дальше? Вполне вероятно, что традиционная мафия продолжит осознавать все прелести цифрового мира, сольется с кибертёзкой и натворит бед планетарного масштаба — тогда взломы кредиток покажутся цветочками.

Например, с помощью взлома электронных систем учёта можно наворовать реальных ресурсов – полезные ископаемые, лес, воду и т.д. Но и это ерунда по сравнению со взломом жизненно важных систем обеспечения, от которых зависят миллионы людей.

Что делать? В первую очередь — самим не быть жителями "цифрового Средневековья". Да, системы пока ещё несовершенны, но давайте не возлагать вину за свою беспечность на других. Не пишите пин-код от карты на ней же. Не логиньтесь в онлайн-банках, сидя в бесплатном Wi-Fi. Не проходите по ссылкам в подозрительных письмах и сообщениях. Учтите, ваша безопасность в ваших же руках, а у Брюса Уиллиса есть дела и поважнее.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×