Расплата за репост. Как пользователи становятся предметом торга

Расплата за репост. Как пользователи становятся предметом торга

Фото: © flickr.com/leandro agrò

3347
Нажимая на кнопки "поделиться" и "рассказать друзьям", каждый из нас дорого платит за эти мем, цитату или смешную фотографию. Но большинство пользователей даже не подозревают, что кнопка с логотипом социального медиа знает о них всё — вплоть до внешности, мыслей и планов на жизнь. Лайф разобрался в кухне составления портретов пользователей и продажи их данных.

Зачекиниться, послать другу мем, поделиться интересной статьёй или изображением желаемой покупки — все мы постоянно лайкаем и "шарим" всё, что попадается нам в Сети и кажется интересным. Однако среди обилия всего бесплатного контента нельзя забывать народную мудрость о том, где бывает сыр, за который не надо платить. Если пользователь не платит, значит, он сам становится предметом торга.

Специалисты в этой области уверены: данные о том, что загуглил пользователь, совершенно никому не нужны. А вот совокупный процесс хождения по Сети — уже интересен. Они называют это внешним CRM: наблюдение за потенциальными клиентами какой бы то ни было компании в большом Интернете. Но поскольку заказчик не всегда ясен, правильным считают следить за всеми и всегда.

Однако сейчас речь идёт не совсем о надоевшей нам таргетированной рекламе, предлагающей купить то, что мы разглядывали на сайте, или посмотреть отели в стране, куда купили билеты.

Расплата за репост

Как пользователи становятся предметом торга

Представьте, что вы ищете дорогостоящие лекарства или клинику в Сети, скрывая необходимость лечения даже от близких. Но через несколько дней вам позвонит банк, чьим клиентом вы являетесь, и предложит кредит на медицинские услуги. Более того, ещё раньше реклама в браузере продемонстрирует вам круглосуточный детский сад поблизости для ваших маленьких детей и клининговый сервис, который избавит вас от пыли в доме, где вас не будет.

Или, к примеру, предложат гостиницу для собаки в вашем районе, основываясь на интересе к покупке авиабилетов и истории запросов по корму для питомца.

Самыми крупными агрегаторами метаданных в России являются сервисы Liveinternet и Pluso. Основатель Pluso Евгений Гордеев пояснил Лайфу алгоритмы обработки данных. К примеру, банку интересно, какие клиенты и почему нуждаются в деньгах. Люди хотят сделать ремонт, купить автомобиль в кредит или уехать в отпуск, делают соответствующие запросы в Интернете… И банк сможет пролинковать их, проанализировать доход на карте и запрос и выдать персональное предложение по электронной почте или в личном кабинете. И это в дополнение к преследованию банальным таргетированием в соцсетях!

Большой брат: вам предложат кредит, стоит вам лишь подумать о покупке

Такие кнопки стоят на почти четырёхстах тысячах доменов, ежемесячный охват составляет 250 миллионов браузеров. По оценкам Гордеева, ежедневно отслеживается около двадцати миллионов браузеров. Сервисами пользуются сайты средств массовой информации, брендовые магазины, нишевые сайты с ярко выраженной тематикой (например, порталы для будущих матерей) и многие другие.

Кнопки от Pluso поставить себе бесплатно может любой желающий, так он может раскрутить сайт и предоставить дополнительный сервис пользователям. Взамен компания-агрегатор получает массивы "больших данных" для обработки и последующей продажи.

Следить за поведением людей в Интернете — всё равно что стоять на площади и записывать, кто куда пошёл

Евгений Гордеев, управляющий партнёр Russian Ventures

По мнению Гордеева, следить за людьми в Интернете — то же самое, что следить за движением людей на улицах. Это открытые данные, только следует уметь их правильно обрабатывать, и над этой проблемой бьются лучшие математики и аналитики мира. И уровень работы с такой информацией пока начальный, окончательный вариант предсказать сложно. Ведь роль играет не только пол и возраст пользователя, исследующего просторы Интернета (читай — потенциального клиента), но даже погода за его окном. Но уже сейчас компании довольно точно могут предположить, кто, где и в какое время в чём нуждается и что кто купит через определённый срок времени.

Технический директор проекта "Роскомсвобода" Станислав Шакиров подтвердил, что пребывание в Интернете всегда регистрируется аналитикой и счётчиками сайтов: "Все эти алгоритмы, к сожалению, легальны. Индустрия рекламы в Интернете живёт с помощью отслеживания пользователей".

И кнопки соцсетей, и мессенджеры аккумулируют метаданные и передают их рекламодателям. Это устоявшаяся бизнес-модель

Станислав Шакиров, технический директор "Роскомсвободы"

От этого возможно защититься, используя блокираторы наподобие известного всем расширения для браузера AdBlock. Шакиров предлагает следующие выходы: блокировать JavaScript (не очень удобно, так как сейчас почти все сайты на нём) — этим пользуются несколько процентов пользователей; или воспользоваться расширением Privacy Badger, разработанным организацией Electronic Frontier Foundation, — он блокирует трекеры.

Исследователь Digital Security Александр Евстигнеев советует для веб-сёрфинга uBlock Origin, который имеет неплохую репутацию. Эксперт предупреждает: "Нужно учитывать, что некоторые из таких расширений, не позволяя другим собирать информацию, сами делают это и продают данные рекламным агентствам. Поэтому тут большое значение имеет доверие и репутация конкретного расширения".

Защитников прав пользователей волнует скорее не обилие таргетированной рекламы, а возможность попадания больших данных в руки злоумышленников или властей. Станислав Шакиров выразил надежду, что в России получится отрегулировать область Big Data (больших данных) без вмешательства государственного сектора. Хотя при высоком уровне взаимодействия государства и бизнеса это вряд ли возможно.

Евгений Гордеев настроен более индифферентно по этому вопросу: "Если Роскомнадзор захочет отчёта по обработке больших данных — это будет просто огромный объём ненужной информации. Миллион компаний собирает с миллиардов сайтов данные — кто будет их разгребать? Это нерелевантная история. Поведенческие данные, по сути, никому не нужны, если они деперсонализированы".

Александр Евстингеев же на вопросы о регулировании отвечает в целом оптимистично.

Государство в целом заинтересовано только в защите персональных данных; то, что глубже, его пока не интересует

Александр Евстигнеев, Digital Security

Если данные не защищаются законом, то их сбор правомерен. Пользователям пока остаётся выработать к этому своё личное отношение. Можно забыть и жить, как прежде, а можно и включить паранойю, отключив доступ в Интернет.

Big Data — когда все под колпаком

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!