"В самолёте бомба". Как последний советский авиатеррорист мстит Западу

Коллаж © L!FE. Фото © EAST NEWS// Wikimedia Commons// © Тамерлан Мусаев

13911

В пятницу в шведском аэропорту Арланда произошло ЧП: самолёт с 300 пассажирами, направляющимися в Пхукет из Стокгольма рейсом авиакомпании Thai Airways, так и не поднялся в небо. Пассажиров вернули в терминал, а самолёт тщательно обыскали.

— Они только сказали, что самолёт будет взлетать, — и вдруг пришла полиция, — говорит человек, чьи родственники сидели на борту. — Приказали оставить всё, взять только паспорт и телефон и организованно покинуть борт. Оказалось, что неизвестный сообщил о бомбе. 

Звонок о бомбе в шведском аэропорту сделал из Амстердама Тамерлан Мусаев — последний советский угонщик самолётов. Он сам рассказал Лайфу, что сообщил в полицию о заложенной бомбе на борту самолёта, вылетающего из Арланда. Бывший террорист объяснил, что таким оригинальным способом добивается справедливости.

Последний угонщик СССР 

Тамерлан Мусаев в 1993 году угнал в Швецию самолёт, выполнявший рейс Тюмень — Петербург. Все часы полёта он держал в кулаке гранату с выдернутой чекой. 

"Всё началось с того, что в начале девяностых годов мне срочно надо было покинуть Азербайджан, — вспоминает Мусаев, — к мои родителям приходили из народного ополчения и говорили, что заберут меня воевать против армян в Нагорном Карабахе. Но я ведь не азербайджанец, да и убивать я никого не хотел. Когда я сказал своё категорическое "нет", мне прямо сказали, что посадят за изнасилование. Был и другой вариант — откупиться, но тут уже я пошёл на принцип. И тут мне попалась газетная статья про одного парня, которому удалось угнать самолёт и остаться за границей". 

У Мусаева родилась идея — почему бы не попробовать самому угнать самолёт. О своих планах он рассказал жене, которая встретила эту новость если не с пониманием, то без осуждения.

"Я чётко для себя решил, что попрошу убежища на Западе. Тогда ещё не было всех этих каналов по транспортировке беженцев. То есть проблема стояла — как попасть на Запад. Ни родственников, ни знакомых у меня там не было. Я знал местного лётчика — именно он мне помог совершить этот последний в СССР угон самолёта. За 30 тысяч неденоминированных рублей к самолёту доставили сумку с гранатами, и когда я поднимался, она ждала меня у самого трапа. 

Мусаев хоть и был дилетантом в сфере угонов самолётов, но к своей подготовке подошёл профессионально: купил несколько лимонок (оборонительная граната Ф1. — Прим. ред.), подготовил комплекты одежды и начал тренироваться. 

— Поначалу я тренировался с картошкой, но потом перешёл на гранату. Несколько недель, каждый день, я часами держал на вытянутой руке гранату, и не просто так, а с выдернутой чекой, потому что в стрессовой ситуации я не мог блефовать, — говорит Тамерлан. — К этому моменту я уже договорился с нужными людьми, всё организовал и физически подготовил себя настолько, чтобы выдержать часы отчаяния. Я был полностью готов, — рассказал он Лайфу. 

"Для всех это было чем-то вроде приключения" 

Ранним утром 20 февраля 1993 года посадка на рейс в Тюмени прошла без происшествий. Молодого мужчину и женщину с ребёнком пропустили в салон с сумкой. В этой сумке кроме детских вещей и игрушек лежали гранаты Ф1, обмотанные сверху пелёнкой. Тамерлан Мусаев вспоминает, что ровно через час после взлёта он всё-таки решился действовать. 

"До прибытия в Пулково оставалось каких-то полтора часа, и я нажал кнопку вызова стюардессы. Не дожидаясь, я поднялся ей на встречу и показал гранату так, чтобы она её увидела. Второй рукой я аккуратно вытащил чеку, чтобы у неё и у остальных не осталось сомнений в серьёзности моих намерений. Я предупредил пассажиров, что бояться им совершенно нечего и взрыва не случится, если они, конечно, не попытаются выбить лимонку у меня из рук. Никто не пытался. Я дал стюардессе записку с моими требованиями и попросил отнести в кабину пилотов. Я не просил миллионов, не просил освободить палестинский народ. Мне было просто нужно, чтобы самолёт сделал дозаправку в Хельсинки и летел в Штаты", — объясняет Лайфу бывший террорист.   

Для подстраховки Тамерлан Мусаев выдумал несколько вооружённых помощников, которые находятся на борту и контролируют ситуацию. На самом деле никаких помощников не было, в конце салона сидела его перепуганная жена Марина, а на руках у неё спала дочка Сабина.

На переговоры с угонщиком вышел один из пилотов. 

"Я думал после Тюмени сесть на дозаправку в Финляндии, потом в Исландии, а дальше лететь в Нью-Йорк. Но вышло иначе. На дозаправку мы приземлились в Таллинне, а конечной точкой маршрута стал Стокгольм, что и объявила стюардесса, — вспоминает Тамерлан. — В это же время пассажиры стали просыпаться и были, прямо сказать, удивлены. Ну представьте: самолёт, стою я с гранатой, радиус поражения которой 150–200 метров". 

По словам Мусаева, для многих это было чем-то вроде приключения. На календаре был 93-й год, и многие советские граждане, только-только почувствовавшие демократическую вольницу, ещё не были за границей. Для них, говорит Тамерлан, это был настоящий восторг. 

"В Таллине я даже выпустил два десятка человек, преимущественно пожилого возраста. Но после того как лайнер снова поднялся в небо, вдруг я увидел одного из них и опешил, говорю: "Почему ты не стал выходить?" А он мне отвечает, что ни разу не был за границей. Вот так. Поэтому, когда потом говорили, что все были очень напуганы, это не совсем так. Оказалось, что когда я выпускал пожилых, стюардесса через люки выпустила ещё дюжину человек. Потом они все кусали локти, когда узнали, как отдыхают все в Швеции, какое питание, экскурсии и всё остальное", — с усмешкой говорит Мусаев. 

По словам Тамерлана, в Таллинне на борт передали горячую еду, а уже набравшиеся молодые люди начали вести себя непристойно и требовали продолжения "банкета". 

"Они кричали что-то вроде "эй, террорист, закажи ещё бухла". Я выгнал их всех к чёртовой матери! Такие, как они, не имели права прикасаться к мечте и лететь со мной в Швецию. Потом я спросил у всех как можно громче, кто хочет покинуть борт прямо сейчас, а мы стояли тогда на дозаправке, тот может собрать вещи и покинуть салон, предварительно пояснив мне причины своего желания. Если кто хочет отказаться от этого приключения, которое для вас совершенно бесплатно, поднимите руку. Руку никто не поднял. Все мрачно вспомнили свои отпуска в санатории и решили, что, может быть, это лучшая поездка в их жизни", — говорит угонщик. 

Скандинавские обманщики 

Финляндия отказывалась принять авиалайнер, США тоже сказали своё окончательное "нет". Принять такой борт согласилась только Швеция.

Пока в Таллине шли переговоры, лайнер заблокировал спецназ. Понимая щекотливость положения, Мусаев предпринял отчаянный шаг — достал вторую гранату и джентельменски попросил пассажира помочь ему выдернуть чеку. 

Вместо вожделенных Штатов пришлось согласиться на скромную Швецию, которая, уже по словам переговорщиков, дала согласие на предоставление политического убежища Мусаевым. К тому моменту у дочки Тамерлана Сабины кончились пелёнки, а жена находилась практически в истерике. 

"Шведы меня всё-таки уговорили сдаться. Во многом это, конечно, следствие того, что я был не один, а с Мариной и Сабиной. Дочка плакала, а жена и дома с трудом могла её успокоить, а тут самолёт, гранаты, всё такое", — Тамерлан неохотно вспоминает про то, как его выманили из самолёта.

Швеция, которая хоть и арестовала его, всё же произвела неизгладимое впечатление: вся жизнь в советском провинциальном Баку с атрибутами опостылевшего быта, а тут тебе и вежливые сотрудники, и вкусная свежая еда, внимание газетчиков и правозащитников, которые с искренним сочувствием относились к беглецу.

Мусаев был убеждён, что для него всё закончится и ни в какую Россию он больше не вернётся. 

"Это была не камера, а самая настоящая комната в санатории. Мы ели мороженое, постоянно свежее мясо, фрукты и кондитерские изделия. Я мог бесплатно пользоваться международной связью в любое время. На мелкие расходы также давали деньги. Хотя я и оставался под присмотром, но Марине организовывали экскурсии, и она гуляла по городу вместе с Сабиной сколько хотела. Её узнавали на улице, спрашивали, всё ли у нас в порядке. Нас просто завалили письмами и посылками", — с восторгом делится впечатлениями Тамерлан. 

Он рассказывает об одном смешном письме: молодая пара прислала письмо прямо из стокгольмского сумасшедшего дома, в котором сообщила, что им нравится жить в евродурдоме и у них даже родился там второй ребёнок. Сейчас Тамерлан с грустью улыбается — тогда он ещё не догадывался, что "евродурдом" — это и есть Европа. 

Защитник Мусаева убеждал подопечного, что дело плёвое и нет никаких сомнений в том, что Швеция даст беглецам статус, а с ним и пособие, и жильё. Да и были объективные причины: все газеты с симпатией писали про Мусаева и его семью, а пассажиры воздушного судна не выдвигали никаких претензий против воздушного террориста. Вроде бы все остались довольны, но…  Сколько верёвочке не виться… В один из дней защитник заявил: "Вас депортируют на родину".

"После вынесенного решения милая демократическая Швеция показывает своё настоящее звериное лицо: дочь забирают прямо из кроватки, меня тащат за волосы и босиком доставляют на борт. Всю мою семью подвергают скотскому отношению, плюют на собственный закон, который предусматривает двухмесячную процедуру, и вышвыривают в страну, где уже меня ждёт тюремная камера. После этого я понял несколько важных вещей. Запад — не гуманен и тоталитарен, хотя на первый взгляд и выглядит санаторием. И второе — Запад боится огласки, они хотят скрыть эту правду о том, что происходит на самом деле. Поэтому я не оставлю в покое Швецию и заставлю их огласить правду", — говорит Мусаев. 

Враг Швеции № 1

Мусаев обижен на Швецию за то, что она выдала его России. И он очень обижен на Россию, где ему пришлось отсидеть 9,5 года. Жена Марина, которая прошла через весь воздушный ад, так и не дождалась мужа из тюрьмы. Через пять лет она стала жить с другим мужчиной и даже родила от него сына.

В Петербурге, куда Мусаев переехал после отсидки, он зарабатывал на жизнь тем, что пел и играл на синтезаторе в ресторанах. Главная же теперь цель в его жизни — отомстить Швеции за свою сломанную судьбу. Парадоксально, но спустя более чем два десятка лет Мусаев стал патриотом, который критикует Запад и называет его шоу-балаганом.

"Я хочу, чтобы Швеция вернула мне долг: она мне обязана. Это то же самое, как если бы у вас взяли в долг и не отдавали, хотя вы вежливо напоминали об этом должнику. В таком случае надёжней всего предать дело огласке, а как лучше это сделать? Конечно через скандал! Вот именно это я и хочу сделать в Швеции. Мне нужно, чтобы шведы признали, что разрушили мою жизнь из-за ошибки их Верховного суда. Есть достаточное количество прецедентов, когда люди получали компенсации за совсем незначительные ошибки. Я не получил ничего, даже извинений. Я никого не убивал, не ограбил и не изнасиловал — просидел из-за них семь лет. Семь лет моей жизни, а они даже не хотят извиниться!" — возмущается Мусаев.

В 2014 году Мусаев снова решил вернуться в Швецию. Он сделал загранпаспорт и купил авиабилет в Копенгаген. Когда самолёт пролетал над Швецией, он позвал бортпроводника и заявил, что в багаже бомба.

После этого инцидента Тамерлану Мусаеву закрыли въезд в Евросоюз на 10 лет. Но он не отчаялся и… купил билет в Турцию через Амстердам (для такого полёта не нужна шенгенская виза). Оттуда он позвонил в пятницу 3 марта в полицию и сообщил о том, что заложил взрывное устройство в одном из ресторанов. 

— Я нахожусь в Амстердаме, и именно я сообщил о начинённом взрывчаткой багаже в самолёте, следующем в Пхукет, — отметил он.

"Я никогда не был русским националистом или патриотом, но теперь вижу, что в плане промывания мозгов Швеция, почти как Советский Союз, делает из населения не мыслящих самостоятельно зомби — у нас всё хорошо, а у русских всё плохо. Моя главная цель — это справедливость. Пусть они заплатят за то, что сломали мне судьбу. Они должны заплатить", — сообщил последнее Тамерлан Мусаев. 

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×