Каратель, бабник и скандалист. Президент, назвавший Обаму "сукиным сыном"

Каратель, бабник и скандалист. Президент, назвавший Обаму "сукиным сыном"

Коллаж: © L!FE Фото: © ASSOCIATED PRESS/FOTOLINK © Per Andre Hoffmann/ Look-foto/EAST NEWS © AP/EAST NEWS

36172
Не успел президент Филиппин объявить о выводе из страны американских военных баз, как в его стране тут же началась война. Сами филиппинцы уверены, что США не остановятся ни перед чем, пока не уничтожат их харизматичного лидера.

Полицейские втащили в подвал трёх связанных и избитых китайцев. От былой спеси мафиози не осталось и следа — пленники скорчились на грязном полу и что-то мычали сквозь заклеенный липкой лентой рот. Наверное, просили пощады.

"Никакой жалости! — одёрнул себя Родриго. — Эти три подонка изнасиловали и убили несовершеннолетнюю девочку, отрезав малышке голову! И бог знает, сколько ещё крови на их руках..."

Внутри у него всё похолодело от мысли о том, что ему предстояло сделать.  

— Я знаю, о чём вы думаете, — обернулся Родриго к полицейским, стоявшим у дальней стены подвала. — Мы передадим этих мерзавцев в суд, а продажные судьи выпустят их под залог и закроют дело, а эти сукины дети будут и дальше смеяться нам в лицо. Так?

Полицейские угрюмо молчали: зачем обсуждать то, что уже давно всем набило оскомину. Наркоторговцы чувствовали себя в трущобах Давао как дома, и каждый из полицейских, выходя на дежурство, не знал, вернётся ли он живым домой, а все арестованные убийцы один за другим выходили из тюрьмы.  

— Но я вам скажу, что дальше у нас будет всё по-другому. У нас теперь будет свой суд — быстрый и справедливый. И я, мэр города Давао, властью, данной мне народом, приговариваю этих мерзавцев к смерти!

Он вытащил из кармана куртки свой тяжёлый серебристый Smith & Wesson, быстро взвёл курок и выстрелил в голову одному из китайцев.

Полицейские вздрогнули от неожиданности: всё-таки не каждый день мэр города, к тому же бывший прокурор-законник, собственноручно казнит китайского мафиози, да ещё и в присутствии начальника полиции города.

— Вы со мной? — обернулся Родриго Дутерте к полицейским.

Вместо ответа раздались залпы из десятков полицейских револьверов — град пуль буквально изрешетил тела китайцев.

Дутерте облегчённо улыбнулся: теперь действительно всё будет по-другому. 

Мачо из висайа

Родриго Дутерте — выходец из народа висайа, коренных жителей Висайского архипелага и Минданао, второго по величине острова Филиппин.

Наверное, положение висайа можно в чём-то сравнить с положением жителей Донбасса до победы Майдана: более многочисленные жители северных провинций недолюбливают и презирают южан, считая всех висайа грубыми и неотёсанными гопниками, деревенским быдлом и нищебродами. Причём презрение к висайа у интеллектуальных кругов Манилы совершенно естественным образом сочетается с плохо скрываемой завистью: именно в провинции Минданао расположены богатейшие на архипелаге залежи нефти и газа, здесь крутятся и все большие деньги. В то же время на острове находятся и самые бедные районы страны, жители которых работают на огромных рисовых плантациях.

Будущий президент Филиппин, родившийся в марте 1945 года, появился на свет как раз в очень обеспеченной семье. Отец Родриго — Висенте Дутерте, юрист по образованию и дальний родственник самого известного филиппинского лидера Фердинанда Маркоса, сделал неплохую политическую карьеру, став сначала мэром города Давао, а затем и губернатором Данао — третьего по величине округа в стране. 

Политиком был и брат Висенте — Рамон Дутерте, бывший армейский генерал, который при Маркосе стал мэром города Себу. Градоначальником был и старший сын Рамона — такова уж филиппинская традиция: сыновья занимают кабинеты отцов.

Родриго Дутерте с самых ранних лет также готовили к политической карьере. Его определили в лучшую католическую школу святой Анны, потом перевели в закрытый колледж при иезуитском университете Ateneo de Manila.

Но в подростковом возрасте Родриго будто бы подменили. Из примерного и покладистого подростка он превратился в буйного хулигана.

Однажды он притащил в школу отцовский пистолет и выстрелил в одноклассника — только за то, что тот вздумал смеяться над его висайскими корнями. Обидчик был из моро — это потомки мигрантов из Малайзии, исповедующие ислам. Пуля, к счастью, не задела жизненно важных органов, и Родриго за свой проступок отделался только исключением из школы.

Но и из новой школы он вылетел со скандалом — за избиение однокашников.

Много лет спустя выяснилось, что в иезуитском колледже юный Родриго стал жертвой сексуальных домогательств одного из преподавателей — католического священника, который, пользуясь своей безнаказанностью, довольно часто насиловал учеников, не смевших никуда пожаловаться.

— Все мы тогда были жертвами сексуального насилия со стороны ваших подчинённых, — не выбирая выражений, заявил президент Дутерте на аудиенции с самим папой римским Франциском. — Они отымели всех, включая и меня самого. А потом этот сукин сын заставлял нас исповедоваться в грехах, утверждая, что рукоблудие — это такой же "смертный грех", как и убийство! 

Заветам Мао верны

В 1968 году Дутерте по настоянию отца поступил в Юридический колледж святого Беды в Маниле, столице Филиппин, чтобы получить диплом юриста, без которого путь в политику был бы закрыт.

Преподавателем гражданского права в колледже был сам Хосе Мария Сисон — основатель маоистской коммунистической партии Филиппин. Вскоре и сам Родриго, став ярым приверженцем идей мировой коммунистической революции, вступил в группировку "Новая народная армия", которой командовал профессор Сисон. И даже принял участие в "битве за мост Мендиола-стрит" в январе 1970 года.

Тогда группа студентов шла по мосту к правительственному дворцу Малакананг, чтобы вручить президенту Маркосу очередную петицию против увеличения платы за обучение. Родриго, шедший в первых рядах с красным знаменем, вдруг увидел, что выход с моста перегородили ежи, обмотанные колючей проволокой, позади стояли ряды полицейских и вооружённых солдат.

— Стойте! — крикнул Родриго, но задние ряды, только входившие на мост, продолжали напирать на демонстрантов. Вдруг откуда-то из середины толпы в солдат полетели бутылки с коктейлями Молотова.

— Огонь! — закричал офицер с перекошенным от страха лицом.

Грянули выстрелы, и тут же четверо студентов, шедших рядом с Родриго, упали как подкошенные. Следом на студентов налетели полицейские с дубинками, получившие от диктатора жестокий приказ: калечить, но не убивать!

Родриго в этой мясорубке спасся лишь чудом — увидев, что мост стал для демонстрантов ловушкой, он спрыгнул с перил в реку.

Похороны погибших студентов превратились в новое побоище с полицией, и Филиппины словно провалились в пучину гражданского противостояния — впрочем, тогда это было в духе времени, ведь в конце 60-х бои на баррикадах шли и в центре Парижа, и в Вашингтоне, и в Праге.  

Но, если в странах Запада революционный раж молодёжи вскоре благополучно закончился, как модное увлечение, то на Филиппинах противостояние с маоистами вылилось в настоящую гражданскую войну. И в 1972 году президент Маркос ввёл в стране военное положение, запретив деятельность всех политических партий.

Но к тому времени Родриго Дутерте уже покинул ряды "Новой народной армии", убедившись в бесперспективности революционной борьбы. 

Архипелаг акбар!

В том же 1972 году Родриго Дутерте решил остепениться. Он женился на однокурснице Элизабет Циммерман, которая впоследствии родила ему троих детей: сыновей Паоло и Себастьяна и дочь Сару.

Вместе с молодой женой он вернулся из столицы в родной город Давао и, по протекции отца, устроился следователем в городскую прокуратуру.

Но годы службы Дутерте-младшего нельзя назвать лёгкими. Остров Минданао стал ареной ожесточённых боёв правительственных войск с исламистской группировкой "Национально-освободительный фронт моро", которая поставила своей целью создание халифата, живущего по законам шариата — в духе ИГИЛ* или "Талибана"*.

Причём основатель ФНОМ профессор Нером Мисуари — воспитанник ваххабитских медресе Египта и Саудовской Аравии — объявил джихад и коммунистам, и законному правительству Филиппин.

Правда первый блин исламистов, попытавшихся нахрапом взять власть в Данао, вышел комом: атака их плохо вооружённых солдат была отбита силами полиции. Тогда на Филиппины прибыли инструкторы из Ливии и Малайзии, развязавшие против народа висайа настоящий террор. Исламисты взрывали машины, охотились за полицейскими и чиновниками мэрии. 

В 1973 году в город прибыли дополнительные армейские части, которые загнали исламистов в горные районы острова. Тут уже в дело вступили международные организации, вынудившие президента Маркоса в 1974 году подписать мирный договор с исламистами, пообещав создать национальную автономию в 13 из 22 районов провинции, где проживали моро. И такая автономия действительно была создана — правда, президент Маркос представил дело таким образом, будто бы это не национально-территориальная автономия народа моро, а автономия Южных Филиппин, где проживают представители разных этнических групп. Всё это только подлило масла в огонь, и от ФНОМ стали откалываться новые террористические группировки, продолжающие свой джихад и сегодня.

Родриго Дутерте во время борьбы с исламистами прошёл все ступени карьерной лестницы. В 1979 году он занял должность четвёртого заместителя главного прокурора на острове Минданао. Затем он стал вторым человеком в окружении прокурора провинции, в Маниле рассматривался уже вопрос о переводе Дутерте в аппарат министра, как вдруг все карьерные планы сорвала первая в мире цветная революция — "жёлтая". 

Первая цветная революция

В 1983 году на Филиппинах впервые за десятилетие военного положения внезапно повеяло революционным ветром перемен: по Маниле поползли слухи, что будто бы диктатор Маркос смертельно болен, что американские врачи уже готовят операцию по пересадке почек, которая вполне может закончиться новыми президентскими выборами. И лидер оппозиции в изгнании Бениньо Акино решил вернуться на родину.

21 августа 1983 года не успел Бениньо Акино сойти с трапа "боинга" китайской авиакомпании China Airlines, как его окружили вооружённые до зубов автоматчики, предъявившие генералу ордер на арест.

И тут же за спиной Акино раздались два выстрела — стрелял сам водитель автотрапа некто Роландо Галман, член радикальной маоистской группировки.

Спецназовцы среагировали мгновенно, и автоматные очереди буквально изрешетили убийцу, но было уже поздно: обе пули попали в голову Акино.

Вдова оппозиционера — будущая президент Филиппин Корасон Акино постаралась выжать из этого убийства максимум политической выгоды. По мнению оппозиции, за убийством стоял сам Маркос. Буквально за считаные дни "обычная домохозяйка", всегда державшаяся в тени мужа, стала вождём "жёлтой революции": жёлтые ленточки оппозиционеры носили в знак траура по Акино.

В числе видных оппозиционеров оказалась и мать Родриго — Соледад Роа Дутерте, которая превратила школы в учебные заведения будущих революционеров, где молодёжь учили готовить коктейли Молотова. Именно благодаря её авторитету семья Дутерте осталась у власти, когда в 1986 году Фердинанд Маркос под давлением восставшего народа и Посольства США ушёл в отставку. 

Победившие "жёлтые" революционеры устроили тотальную зачистку кадров в правоохранительных ведомствах, и лишившийся всех званий и постов Родриго Дутерте вновь вернулся в родной Давао.

Здесь стараниями матери и произошла рокировка: Винсент Дутерте ушёл на пенсию, а кресло мэра занял молодой и энергичный Родриго. 

Каратели против картелей  

Когда Родриго вступил на пост градоначальника, Давао имел дурную славу криминальной столицы Филиппин: город был наводнён бандитами, террористами, дельцами китайских наркокартелей, торговавших на каждом углу шабу — это местное название синтетического метамфетамина.

Борьба с наркоторговлей стала главной задачей Дутерте на посту градоначальника. И Дутерте учредил свой собственный "эскадрон смерти", носивший название "Слуги народа Давао". Первой жертвой "слуг" стали трое китайских главарей наркокартеля, которые ради забавы похитили и убили несовершеннолетнюю девочку. Причём в казни участвовал и сам Дутерте, который много лет спустя воспоминал:

— Они были преступниками, и я судил их по закону. Я выстрелил в одного из них, потом в другого и в третьего… 

Но убийства наркоторговцев обычно использовались только в качестве "последнего аргумента". 

Для добровольно сдавшихся наркоторговцев он разработал систему мягких наказаний, чтобы их пример стимулировал и остальных. Зато с главарями наркокартелей "Слуги народа" были беспощадны — никакие взятки не могли отменить вынесенный Дутерте приговор. 

В принципе, подобные "эскадроны смерти" для Филиппин были далеко не новым явлением — так, при президенте Маркосе в стране были созданы нелегальные полицейские отряды, занимавшиеся физическим уничтожением лидеров маоистов. Но теперь мэр Дутерте заключил с маоистами договор о сотрудничестве в борьбе против наркокартелей.

Маоисты с опытом партизанской войны стали основным боевым ядром "Слуг народа". Как рассказал один из бывших "слуг", группы карателей действуют в группах по три-четыре человека, причём в составе каждой группы обязательно есть женщина — так гораздо проще подобраться к "объекту", не вызывая подозрений. Сначала человека похищают, чтобы зачитать ему смертный приговор "народного суда", после чего убивают, а ночью тело казнённого бросают в каком-нибудь безлюдном месте. Обязательная деталь: к голове жертвы липкой лентой был прикреплён кусок картона с надписью: Pusher ako ("Я — наркодилер").

Родриго Дутерте казни наркоторговцев

 

За каждое убийство Дутерте платил "слугам" около 20 тысяч филиппинских песо — примерно 430 американских долларов. Это весьма приличные деньги для филиппинской глубинки.

Даже убеждённые противники Родриго Дутерте вынуждены признать: большинство жителей Давао, особенно жители беднейших кварталов, довольны своим мэром и одобряют гораздо более крутые и жестокие меры для борьбы с картелями. Адвокат Анжела Стюарт-Сантьяго писала: "Жители Южного Кладбища сказали мне: "Мы ненавидим тех, кто расследует так называемые внесудебные убийства. Они заботятся лишь о правах преступников. Но мы, законопослушные граждане, которые многие десятилетия страдали от них, вообще не были никак защищены, пока не появился Дутерте". 

"Слуга народа" в борьбе за чистоту

С такой же решительностью Родриго Дутерте взялся и за разрешение всех остальных городских проблем. Два раза в неделю он садился за руль своего мотоцикла "Харлей Дэвидсон" и в сопровождении байкеров-телохранителей объезжал город, чтобы контролировать работу полиции. Если он видел кого-то из полицейских нетрезвым, то не гнушался лично "разбираться" с таким нерадивым служащим. 

Будучи горячим поклонником "теории разбитого окна", согласно которой коммунальная неустроенность провоцирует рост преступности, Дутерте с маниакальной дотошностью следил за поддержанием чистоты на улицах. Филиппинцы до сих пор вспоминают случай, когда Родриго заставил какого-то китайского бизнесмена съесть окурок.

— Подними и выкинь в урну, — приказал китайцу оказавшийся рядом Дутерте.

— Пошёл ты! — презрительно сплюнул китаец, привыкший, что робкие филиппинцы готовы на коленях ползать перед любым иностранным инвестором.  

Родриго вытащил из своего делового портфеля револьвер Smith & Wesson, с которым он не расставался ни на секунду. Взвёл курок и ткнул стволом в промежность важному инвестору.

— Слушай меня, сукин сын, либо ты сейчас съешь этот чёртов окурок, либо я отстрелю твои яйца — и пусть меня посадят в тюрьму...

На глазах изумлённых гостей побледневший как мел китаец послушно подобрал и съел окурок.

Как попасть в политику?

В общей сложности Дутерте отслужил на посту мэра семь сроков — более 22 лет, и за это время Давао из криминальной адской дыры превратился в современный город с привлекательным инвестиционным климатом, хорошим социальным обеспечением и развитой инфраструктурой. Сейчас в Давао самый низкий уровень преступности в стране — притом что деятельность "Слуг народа" схлынула ещё в нулевые. Зато в городе появилась сеть общественных школ для молодёжи и бесплатных медицинских учреждений, в которых люди могут получить различные консультации и пройти обследования. 

В 1998 году Дутерте, который из-за закона об ограничении сроков пребывания на посту мэра был вынужден передать кресло градоначальника дочери Саре, был избран депутатом конгресса.

— Это была самая скучная работа в жизни, — вспоминал Дутерте. — Я теперь не могу пустопорожней болтовни, и был вынужден часто сбегать из зала заседаний в кино, чтобы не сорваться и не сказать в лицо этим болтунам всё, что я о них думаю. 

После второго срока депутатских полномочий Родриго принял предложение президента страны Глории Макапагал-Арройо стать её советником по урегулированию кризисов. Но это был неудачный опыт. Дутерте вышел в отставку и вернулся в родной Давао, где стал заместителем своей дочери.

В 2015 году к нему обратился его старый учитель Хосе Мария Сисон, посетовавший, что Филиппинам очень нужен президент-социалист.

Родриго согласился, но с одним условием: все партизаны-маоисты должны сложить оружие и заключить мир с правительством.

"Двустволка" для мафии

— Грёбаные наркодилеры — это ублюдки, уничтожающие наших детей, — так начал своё предвыборное выступление Дутерте. — Я предупреждаю вас, не связывайтесь с торговлей наркотиками. Даже если вы полицейский, я всё равно убью вас. Забудьте все эти законы о правах человека. Если я окажусь в президентском дворце, я буду делать то, что делал, когда был мэром. Я действительно убью вас. Я вас всех сброшу в Манильскую бухту, рыбок покормить.

Речь Дутерте произвела эффект — до этого он ещё ни разу не признавался, что "Слуги народа" действовали с его санкции. Против дерзкого мэра ополчился весь столичный истеблишмент, напомнивший Дутерте, что с 2006 года в стране запрещена смертная казнь.

В ответ Родриго разразился новой речью, в которой он перечислил сто фамилий судей, конгрессменов и политиков, подкупленных наркокартелями.

Правда, как выяснили журналисты, некоторые перечисленные лица уже давно не занимают государственных должностей, а отдельные фигуранты вообще уже отошли в мир иной, но избирателей это ничуть не смутило. В мае 2016 года за него проголосовало почти 40 процентов избирателей.

Инициативу президента поддержал и глава полиции Филиппин генерал Рональд дела Роса, пообещавший в течение шести месяцев освободить страну от наркотиков.

Согласно официальным сводкам, за вторую половину 2016 года по всей стране было убито 5882 человека, так или иначе причастных к наркоторговле. При этом 2041 из них был убит во время перестрелок с полицейскими. То есть только 2841 человек мог стать жертвой "Слуг народа" — хотя с характерными картонками на перемотанных скотчем лицах найдено не более тысячи тел. 

Тем не менее даже такие цифры произвели на филиппинцев шок: если верить официальным данным, в конце прошлого года более 600 тысяч человек добровольно сдались полиции, опасаясь быть убитыми за участие в наркоторговле.

В ответ наркокартели организовали покушение на Дутерте. 29 ноября 2016 года неизвестные боевики подорвали взрывчатку в зоне передвижения президентского кортежа. Погибло семь телохранителей Дутерте и два солдата. Но сам президент не пострадал — его в машине вообще не было. 

Байкер у руля

Многие филиппинские политики подвергли критике методы борьбы с наркомафией и даже потребовали рассмотрения и оценки действий президента в ходе специальных слушаний в сенате.

Столичным интеллектуалам вообще не по душе, что президентом страны стал провинциал — висайа, культивирующий образ деревенского мачо, который всегда говорит то, что думает, не выбирая выражений. Против Дутерте выступает и влиятельное на островах католическое духовенство: Родриго Дутерте никак не годится на роль примерного и богобоязненного "отца нации". Ещё в 2000 году он развёлся с женой Элизабет, обвинив её в сексуальной холодности.  

— Мы не занимались с ней сексом бог знает сколько времени, — объяснил он журналистам причины развода. — Но я не импотент. Что мне было делать? Позволить ему всё время висеть?

Сегодня 71-летний Дутерте, который воспитывает уже восемь внуков, живёт в гражданском браке с медсестрой Сьелито Авансенья, которая в 2005-м родила от Родриго дочь Веронику.

Также, как признался сам Дутерте, у него есть и две любовницы. Одна их них — продавщица в отделе косметики торгового центра в центре Давао. Другая — кассир.

— Я бабник, и ничего не могу с этим поделать, — смеётся Дутерте. — Я люблю женщин.

Справедливости ради стоит заметить, что и филиппинские женщины любят его — не только за образ мачо, но и за принятые революционные феминистские законы.

Дутерте аплодируют и коммунисты: он ввёл мораторий на продажу земли, принял законы, защищающие права рабочих. Недавно он отправил в Гавану министра здравоохранения для изучения кубинской модели. 

Но парадокс в том, что именно такой президент и нужен сейчас политическому и финансовому истеблишменту Филиппин — ведь предвыборную кампанию Родриго Дутерте оплатили весьма серьёзные и влиятельные бизнесмены. Только такой мачо, гопник и хулиган, презирающий все нормы политеса, и сможет противостоять диктату США и спасти филиппинцев от назначенной им роли "пушечного мяса".

Кошмар для США

— Я не против Америки, мне просто не нравятся американцы, — заявил сам Дутерте в лицо американским дипломатам, объясняя причины разрыва военно-технического сотрудничества с НАТО. Ещё будучи мэром Давао Дутерте запретил на подведомственной ему территории все американо-филиппинские военные учения и остановил строительство крупнейшей в Азии базы для беспилотников. Ныне он желает закрыть вообще все военные базы США на территории страны.

Антиамериканизм Дутерте имеет глубоко личные причины, берущие начало в конце позапрошлого века, когда американцы решили превратить Филиппины в свои колонии. Американские солдаты устроили настоящий геноцид островитян.

По данным филиппинских историков, в ходе подавления восстаний погибло 400 тысяч человек, ещё свыше миллиона мирных граждан умерло из-за экономических санкций и тактики "выжженной земли". Среди них были и предки Родриго Дутерте — впрочем, как и каждого филиппинца. Американский колониализм обошёлся островам в шестую часть населения.

Но дело не только в истории. Стратегическая цель внешней политики США в регионе — это создание антикитайского блока в странах Юго-Восточной Азии, чтобы втянуть Китай в региональный военный конфликт. Небольшая такая войнушка, которая ослабит силы китайского дракона, возомнившего оспорить гегемонию США в регионе.

Идеальный вариант — это война с Филиппинами за спорный архипелаг Спратли в Южно-Китайском море. Это настоящая пороховая бочка, способная взорвать весь мир в Тихом океане: вот уже несколько десятилетий за 100 островов идёт ожесточённый спор между Китаем и Филиппинами, причём на части архипелага претендуют ещё четыре государства — Вьетнам, Тайвань, Малайзия, Бруней. Ситуацию усугубляет и то, что не так давно на шельфе Южно-Китайского моря нашли одно из крупнейших в мире шельфовых месторождений нефти и газа, так что драка обещала быть горячей.

Как раз накануне президентских выборов 2016 года американцы, казалось, уже добились своего: международный трибунал, созданный при посредничестве Третейского суда в Гааге, постановил, что Китай не имеет исторических прав на спорные острова. В ответ власти КНР заявили, что не собираются признавать и исполнять решение трибунала. В воздухе уже ощутимо запахло войной.

Но пришедший к власти Дутерте смог довольно быстро снять напряжённость в "островном вопросе", договорившись с председателем КНР Си Цзиньпином о совместном освоении шельфовых месторождений. Более того, он открытым текстом заявил китайским дипломатам:

— Я объявляю об отделении от США в военной и экономической сферах. Америка проиграла. Я перестраиваю всю идеологию. И наверное, я поеду в Россию, чтобы поговорить с Путиным о том, что три наших страны — Китай, Филиппины и Россия — могут противостоять американскому миру.

Дутерте действительно провёл переговоры с президентом Путиным в кулуарах форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества в Перу. Разозлённый не на шутку Барак Обама пообещал поднять в ООН вопрос о ситуации с правами человека на Филиппинах. И тут же услышал гневную отповедь Дутерте, публично назвавшего американского президента "сукиным сыном" и "отродьем шлюхи".  

Обама вынужден был тогда проглотить оскорбление, чтобы не раздувать масштабов скандала. 

Ответ Госдепа США стал понятен только сейчас, когда в мае 2017 года десятки разрозненных исламистских группировок, отпочковавшихся от ФНОМ в Минданао, неожиданно присягнули на верность "Исламскому государству". В принципе, выступления исламистов для автономных районов Минданао не редкость: примерно раз в пять— десять лет среди радикальной молодёжи появляются новые радикальные вожди, жаждущие крови и военной славы. Прежде военным удавалось довольно быстро гасить эти "вспышки", но сейчас всё произошло совершенно иначе.

Неожиданно у боевиков ИГИЛ оказалось новейшее вооружение, включая и американские зенитно-ракетные комплексы, и инструкторы-иностранцы. Поменялась и тактика действий исламистов: всего несколько сотен бойцов провели молниеносный захват города Марави, а когда армия попыталась отбить город, террористы пошли в атаку, прикрываясь спинами мирных жителей, захваченных в заложники.

Намёк был прозрачен. Из-за сложившейся ситуации президент Дутерте сократил свой визит в Россию и, вернувшись домой, запросил помощи американских военных в борьбе с террором.

Что ж, может быть, Дутерте кому-то и кажется необразованным гопником, но он оказался и хорошим игроком в шахматы. И игра всё ещё продолжается.

* Деятельность организаций запрещена в России решением Верховного суда.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!