Генерал песчаной карьеры. За что Мухаммеду ибн Салману дали "человека года"?

Генерал песчаной карьеры. За что Мухаммеду ибн Салману дали "человека года"?

Фото: © Bandar Algaloud/Courtesy of Saudi Royal Court/Handout/File Photo via REUTERS

6372
По версии читателей журнала Time, "человеком года" стал наследный принц Мухаммед ибн Салман — будущий монарх Саудовской Аравии, который под видом борьбы с коррупцией начал "чистку" оппозиции. Лайф выясняет подробности биографии человека, устроившего охоту на родственников.

Призрак бродит по Америке, призрак революции. Вот, к примеру, наследный принц королевства Саудовская Аравия Мухаммед ибн Салман Аль Сауд стал "человеком года" по версии читателей журнала Time — за будущего монарха, начавшего под видом борьбы с коррупцией волну политических репрессий против оппозиции и инакомыслящих, проголосовало 24% читателей. На втором месте — с шестью процентами голосов — оказался даже не человек, а хештег — #Metoo ("Я тоже"), который использовали и используют участники марафона сексуальных воспоминаний, обвиняющие известных людей в домогательствах.

Что общего между наследным принцем и хештегом? Только одно: они оба беззастенчиво бьют богатых и влиятельных. За дело ли или просто так — нет никакой разницы, главное, что бьют.

Принц Мухаммед превратил самый роскошный отель Эр-Рияда в тюрьму, заставляя своих изнеженных родственников спать прямо на полу на казённых матрасиках. Так этим "коррупционерам" и надо, ухмылялись либеральные западные журналисты, без всякого стеснения одобрившие крутые "реформы" молодого энергичного принца. Поклонники же хештега #Metoo превратили в концлагерь всё пространство Интернета: стоит кому-нибудь пожаловаться, как голливудская звезда лет двадцать тому назад кому-то неосторожно погладила коленку, как на репутации звезды можно уже ставить крест. Никаких доказательств ни в том ни в другом случае не требуется, приговор вынесен заранее и обжалованию не подлежит.

<p>Фото: © REUTERS/Faisal Al Nasser</p>

По сути, и принц Мухаммед, и хештег стали символами новой революции, восстания "низов" против зажравшейся элиты. И что могут противопоставить этому мощному движению все остальные политики мира — от Дональда Трампа до папы римского Франциска, каждый из которых набрал минимальное число голосов?

Что ж, давайте присмотримся к политику, которого ныне сами американцы считают самым влиятельным мировым авторитетом.

На трон без очереди

Строго говоря, по всем арабским родоплеменным законам, принц Мухаммед ибн Салман ибн Аль Сауд никак не может быть наследникам своего отца — нынешнего короля Салмана. Согласно традициям королевского дома Саудов, власть в семье потомков первого короля Абдул-Азиза ибн Абдуррахмана ибн Фейсала Аль Сауда должна переходить от одного сына короля Абдул-Азиза к другому, благо у первого короля было 45 законных сыновей от десятка жён. Поэтому, по всем неписаным правилам престолонаследия, наследником короля Салмана должен быть его младший брат Ахмад, которому не так давно исполнилось всего-то 75 лет — по меркам саудовской геронтократии, это возраст расцвета сил для аристократа.

Но в 1992 году в Саудовской Аравии была принята конституция королевства под названием "Основной низам правления Саудовской Аравии". Согласно этому документу, король получил право самому назначать наследных принцев из своего потомства, игнорируя права более старших принцев. Этот закон и стал причиной настоящей подковёрной войны аристократических кланов, вспыхнувшей после того, как в январе 2015 года новым королём Саудовской Аравии стал Салман ибн Абдул-Азиз, которому тогда исполнилось 80 лет.

<p>Фото: © REUTERS/Kevin Lamarque</p>

Своим наследником король Салман, к немалому удивлению придворных, назначил не своего родного брата Ахмада, а сводного брата принца Мукрина — самого младшего из ныне здравствующих сыновей первого короля Абдул-Азиза. Впрочем, положением второго лица в государстве принц Мукрин наслаждался всего два месяца, после чего был отправлен в отставку, а новым наследником престола был назначен племянник короля Мухаммад ибн Наиф — сын его старшего брата Наифа, который работал министром внутренних дел страны. Подданные были немало озадачены этим решением монарха: впервые на трон претендовал не сын основателя династии, а представитель уже второго поколения принцев, что открывало для нескольких сотен арабских принцев совсем иные жизненные перспективы.

Дело в том, что сегодня королевская семья Аль-Саудов насчитывает свыше 700 принцев, которые теоретически имеют право занять королевский престол. Разумеется, многие из них давно уже смирились с тем, что им никогда в жизни не удастся даже подержать в руках корону, хотя именно в руках второго поколения принцев и сосредоточены рычаги реального управления страной — многие принцы не просто транжирят шальные нефтедоллары на развлечения, но являются губернаторами провинций, возглавляют вооружённые силы, спецслужбы, занимают посты в советах директоров крупных корпораций.

В то же время многие принцы прекрасно понимают, что их положение в обществе зависит исключительно от клановой политики и капризов королевского двора, так что нет ничего удивительного, что внутри королевской семьи сложилась фрондерская группа "молодых принцев", выступающих за ограничение абсолютной монархии. Появились даже принцы-революционеры, призывавшие к свержению короля Салмана, объявленного оппозицией "душевнобольным". В возвышении Мухаммад ибн Наифа, который к тому же был известен своими прозападными настроениями (также он считался противником исламистов из "Аль-Каиды"), все увидели признак наступающих перемен в королевском доме.

<p>Фото: © REUTERS/Hamad IMohammed/File Photo</p>

Однако летом 2017 года в Эр-Рияде произошёл ещё один государственный переворот.

Вечером 20 июня наследный принц Мухаммад ибн Наиф получил приказ от короля Салмана срочно прибыть в королевский дворец на совещание к королю. Однако королевские телохранители отвели принца не в зал совещаний, а в подвал, где у него отобрали мобильный телефон и обезболивающие препараты — после неудачного покушения исламистов тот страдал от боли в повреждённой руке. А затем потребовали подписать заранее составленное отречение от прав на престол. Через несколько часов пыток болью принц подписал заявление об отставке со всех государственных постов.

Провожал его из дворца уже новый наследник престола — 31-летний Мухаммед ибн Салман, младший сын короля от его третьей жены.

Примерный сын

Мухаммед ибн Салман, появившийся на свет в 1985 году, был девятым по счёту ребёнком принца Салмана и первым — от его третьей по счёту жены Фахды бинт Фалах ибн Султан Аль Хитлаян, представительницы небольшого арабского племени аджман.

Всё детство Мухаммед провёл в тени старших братьев, рождённых от первой жены — принцессы Султаны бинт Турки из самого влиятельного клана саудовских племён "Судаири". Его старший сводный брат Султан стал первым арабом и первым представителем Саудовской Аравии, который летал в космос — это произошло в июне 1985 года на борту космического корабля Discovery (STS-51-G). Другой сводный брат Салман является председателем Саудовской комиссии по туризму и древностям (SCTA). Ещё один принц — Абдул-Азиз ибн Салман — ещё до воцарения отца был министром нефтяной промышленности страны, а четвёртый сын Фейсал получил степень доктора философии и политологии в Оксфорде, позднее став основателем одной из крупнейших инвестиционных компаний в стране.

<p>Фото: © Saudi Press Agency/Handout via REUTERS</p>

Но ни у кого из старших сыновей будущего короля Салмана не было такой энергичной и проницательной матери, как у молодого Мухаммеда.

Принцесса Фахда отлично поняла, в чём больше всего нуждается её муж, действительно страдающий манией преследования, — в сыне, который всегда будет рядом. Пусть другие братья летают в космос и получают за границей учёные звания, учила она сына, но ты нужен отцу здесь, ты должен всегда и всюду сопровождать отца, чтобы он мог на тебя опереться.

Мухаммед так и поступил. В отличие от многих других принцев Саудовской Аравии, он никогда не курил, не пил алкоголь и всегда показывал себя примерным богобоязненным мусульманином.

Также, в отличие от всех прочих принцев, он ни разу в юности не выезжал за границу. Он даже учился не в Оксфорде или в Сорбонне, а на юридическом факультете в Университете короля Сауда в Эр-Рияде — разумеется, сегодня все преподаватели в голос говорят, что принц Мухаммед был лучшим студентом не только университета, но и всего королевства.

После окончания университета Мухаммед женился на своей двоюродной сестре — на принцессе Саре бинт Машхор, которая родила ему троих детей. И каждую секунду своего времени он проводил с отцом, став его настоящей тенью.

В 2007 году принц получил свою первую должность — советника главы экспертной комиссии при председателе совета министров страны. Маленький "винтик" государственной машины, имеющий доступ ко многим секретам. Через два года он стал официальным помощником отца, который в то время был губернатором Эр-Рияда, и продолжал в то же время работать в своей экспертной комиссии. При этом он учредил ещё и некоммерческую организацию MiSK, которая от имени королевства поощряла различные наукоёмкие стартапы — за эту деятельность принц Мухаммед получил премию "Личность года" от Forbes Middle East.

Воинственный Мухаммед

<p>Фото: © Saudi Press Agency/Handout via REUTERS</p>

После восхождения отца на трон Мухаммед сразу же получил новое назначение — на пост министра обороны страны.

На этом посту он прославился как один из вдохновителей операции "Буря решимости" против повстанцев-хуситов. Это одна из шиитских сект, которая насчитывает около десяти миллионов последователей по всему миру и составляет чуть больше трети населения Йемена. "Хуситами" армию шиитов начали называть в 2004 году, когда они подняли восстание с целью покончить с республикой и утвердить в качестве главы государства короля-имама Хусейна аль-Хоуси. Его именем они и назвались, когда несостоявшегося шиитского короля убили.

С тех пор в Йемене и шла вялотекущая гражданская война, лишь изредка прерываемая "цветными революциями". В 2015 году в этот бардак в Йемене решили вмешаться страны Лиги арабских государств и, прежде всего, Саудовская Аравия. Причина проста: любое усиление шиитских группировок на Аравийском полуострове означает усиление шиитского Ирана — главного регионального противника суннитских монархий.

При помощи объединённых армий Лиги арабских государств военные действия довольно быстро удалось локализовать — так, в феврале 2016 года Правительство Йемена сообщило, что власть восстановлена более чем на 80% территории страны. Тем не менее армия Аравии увязла в песках пустыни, а попытка саудовцев привлечь на свою сторону местных жителей провалилась: из-за постоянных бомбовых ударов страна оказалась отброшенной в настоящее средневековье. Более того, хуситы в ответ на рейды саудовских ВВС стали весьма успешно обстреливать старыми советскими баллистическими ракетами, захваченными в Йемене, города в Саудовской Аравии, показывая, что сдаваться они не намерены.

В то же время Мухаммед развязал и холодную войну с соседним Катаром, который возглавляет эмир Катара Тамим ибн Хамад Аль Тале, посмевший публично оспорить право саудовских монархов на духовное лидерство в исламском мире. Тем не менее конфликт с Катаром обернулся полным конфузом. В то время как саудиты разорвали с Катаром все дипломатические отношения, эмир Тамим заключил с США новый контракт на покупку американских истребителей, и президент Трамп "внезапно" вспомнил, что именно в Катаре находится крупнейшая база ВМФ США и штаб-квартира регионального командования Пентагона. В итоге молодых аристократов помирил президент Объединённых Арабских Эмиратов (ОАЭ) шейх Халифа ибн Зайд Аль Нахайян, объявивший о создании нового военного блока на Аравийском полуострове.

Тем не менее обе неудачи никак не повлияли на положение принца Мухаммеда при дворе, ведь он был всего лишь послушным исполнителем воли отца. Или делал вид, что послушно исполняет все приказы. Так или иначе, но с 2015 года он успел побывать не только министром обороны, но и главой королевского суда, руководителем совета по экономическим вопросам и управляющим крупнейшей в мире нефтяной компании Saudi Aramco.

Большая чистка

<p>Фото: © REUTERS/Omar Ibrahim</p>

Едва вступив в должность наследного принца, Мохаммед повёл и жёсткую кампанию по искоренению оппозиции.

Первым делом были пересмотрены уголовные дела многих видных диссидентов. К примеру, 16-летний Аль-Нимр, арестованный в 2011 году во время демонстраций "арабской весны", был приговорён к длительному тюремному заключению только за то, что распространял антиправительственные призывы через свой телефон BlackBerry. Через пять лет дело пересмотрели и Аль-Нимра приговорили к смертной казни через повешение. Известный правозащитник Валид Сами Абулхайр, глава организации "Монитор прав человека в Саудовской Аравии" (MHRSA), попавший в тюрьму ещё при прошлом короле Абдалле, не выходя на свободу, получил новый срок — 15 лет лишения свободы. Новые сроки заключения получили и остальные активисты MHRSA. Интересно, вспоминают ли о судьбах этих политзаключённых лицемерные либералы Запада, рассуждающие о новых "веяниях" в Саудовской Аравии?

Следом за либералами принц Мохаммед взялся за "чистку" духовенства: он санкционировал аресты 10 священнослужителей, которых государственные СМИ обвинили в причастности к экстремистской организации "Братья-мусульмане" (организация запрещена в России).

Затем настал черёд и королевской семьи.

В ночь на 4 ноября 2017 года в Саудовской Аравии прошли аресты 11 принцев и 38 бывших и действующих высокопоставленных чиновников. При этом принц Абдул Азиз ибн Фахд — старший сын короля Фахда и наиболее активный член оппозиции — был убит в ходе ареста. Погиб и принц Мансур ибн Мукрин — это любимый сын принца Мукрина, бывшего наследника престола.

Под арест попал и аль-Валид ибн Талал — самый раскрученный в США арабский политик, духовный лидер "молодых принцев".

Правда, не так давно арестованных принцев стало десять: на свободу был отпущен 64-летний принц Мутаиб ибн Абдалла, второй сын ныне покойного короля Абдаллы, которого его отец всерьёз рассматривал как кандидата в наследники. Как сообщают саудовские медиа, принца отпустили после уплаты в казну одного миллиарда долларов США, собранных родственниками. Остальные же арестанты остаются в своей фешенебельной "тюрьме", а вся страна со страхом ждёт продолжения репрессий.

* * *

Между тем западные СМИ не устают расхваливать достоинства будущего монарха. Журнал Time говорит, что принц Мохаммед является страстным поклонником iPhone и других продуктов Apple и не упускает случая приобрести себе "яблочные" новинки. Также он любит Японию — когда принц Мохаммед женился, он повёз свою первую жену в свадебное путешествие по Японии. Правда, не так давно принц женился на второй жене, и молодожёны провели медовый месяц на побережье Красного моря, где Мохаммед осваивал дайвинг и водные лыжи. Разлюбил ли при этом Его Высочество Японию или нет — совершенно непонятно, как и то, что будет дальше со средневековой монархией саудитов, которая изо всех сил пытается вписаться в реальность третьего тысячелетия.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!