Сергей Лазарев: Мое «антироссийское» интервью – провокация украинских телевизионщиков

Сергей Лазарев: Мое «антироссийское» интервью – провокация украинских телевизионщиков

19194
В эксклюзивном интервью SUPER артист рассказал о своих политических взглядах

Громкое заявление Сергея Лазарева украинскому телеканалу о том, что он не считает Крым Россией, всколыхнуло общественность. В интервью каналу «1+1» российский артист неожиданно признался: для него Крым – это по-прежнему Украина, и он не желает участвовать в концертах и акциях в поддержку нового субъекта РФ. На 31-летнего певца тут же посыпались обвинения в «предательстве». В эксклюзивном интервью SUPER Сергей назвал беседу с украинским каналом провокацией и объяснил, что на самом деле имел в виду, рассуждая об отношениях России и Украины.

Сергей, ты, пожалуй, единственный артист из немногих, кто в нынешнее время сложных отношений России и Украины участвует в украинских телевизионных шоу. Ты работаешь там, даешь разные интервью...

– На самом деле, предложение об участии в шоу «Голос Украины» я принял еще до всех этих политических событий. Так случилось, что съемки начались в разгар всего этого – я оказался между двух стран, которые начали конфликтовать. Я попал в щекотливую ситуацию. 

Ты чувствовал на себе негативное отношение украинцев на съемочной площадке?

– Мне удалось этого избежать. Я работал с людьми, с которыми общаюсь не первый день, может, поэтому я не чувствовал негатива. Хотя, когда начались эти жуткие события на Майдане, было страшно. Я находился в Киеве на съемках, но из-за беспорядков в городе их вынуждены были перенести. Рядом с отелем, где я остановился, стреляли. Ночью нас пытались переселить, были забаррикадированы двери. Нас просили не подходить к окнам и зашторить их. Потом утром я на них видел следы от пуль.

Во время участия в проекте в твой адрес не поступало угроз или рекомендаций прекратить участие в шоу?

– Друзья мне крутили у виска: «Ты едешь в Киев? Ты с ума сошел?» Но есть контрактные обязательства перед продюсерами проекта, которые мне нужно было выполнить.

Со своими друзьями с Украины ты споришь о политике?

– Безусловно, сейчас все ругаются из-за политики, иногда даже семьями. Люди просто запутались в этой информационной войне. Они не понимают, где правда. Все же привыкли верить тому, что показывают по ТВ, но сейчас одни каналы показывают одно, другие – совершенно другое. Многие просто перестали друг друга слышать и просто сходят с ума и грызутся. Если бы год назад мне рассказали, что русские и украинцы будут ненавидеть друг друга, я бы не поверил. Очень больно наблюдать такую вражду. Я сам на четверть украинец – у меня оттуда бабушка. Хоть она давно переехала в Россию.

Но ты же понимаешь, что любые высказывания на тему отношений России и Украины публичных людей сейчас весомы. И вот мы видим твое интервью украинскому каналу, где ты говоришь, что Крым для тебя – по-прежнему Украина...

– Дело в том, что из часовой беседы на эту тему и рассуждений на тему отношений России и Украины вдруг взяли и нарезали антироссийское интервью. Там видны монтажные склейки. Для меня это было неприятно. Мне был задан вопрос – как считаю лично я? Я никого не агитирую, я просто высказался. Да, я лично тридцать лет считал, что Крым – это Украина. Просто я принадлежу к молодому поколению тех, кто не может помнить того, что в 1954 году Хрущев передал Крым Украине. Поэтому мне сложно и непривычно. Из года в год приезжать в Крым, на Украину, а тут вдруг раз – и это стало Россией. При этом я прекрасно понимаю тех людей, которые тогда, в 1954-м году, в один день проснулись на Украине и которые хотели, чтобы Крым вернулся в Россию. Я знаю, многие от этого счастливы. Но лично мне пока нужно время, чтобы это осознать.

То, что твои высказывания вызвали такую острую реакцию, объяснимо. Сложно представить, например, Мадонну, которая в разгар боевых действий в Ираке вдруг приезжает туда для участия в каком-то проекте и дает интервью, где осуждает политику США. Что для тебя патриотизм?

– Для меня очень важно высказывать свою позицию. Плохо, когда люди молчат в тряпочку. Я по натуре перфекционист, много требую от себя. Высказываясь на тему нашего государства, я, безусловно, хочу от него действий для улучшения условий жизни, например, для тех же пенсионеров. Поэтому я так часто высказываюсь. Но все-таки я не политический деятель, я простой человек, далекий от политики. Артистов сейчас все чаще вовлекают в политику – это неправильно. Артист должен заниматься музыкой. Мы не учились на политологов, каких-то вещей мы не понимаем. Поэтому пенять на артистов и обвинять их в каких-то неправильных высказываниях несправедливо.

Может быть, тогда просто нужно следовать поговорке «Молчание – золото»?

– С другой стороны, тогда нас можно упрекнуть в отсутствии вообще какого-то мнения! Я свое мнение никому не навязываю, повторюсь. Но моя позиция – высказываться, а не молчать. Тем более, когда меня спрашивают. Украинская журналистка задала мне вопрос, я ответил, но мой ответ в эфире показали в прилично урезанном виде. 

Тебя упрекают еще и в том, что во время трагических событий на Майдане ты возмущался тем, что киевская полиция стреляла в людей, а сейчас, когда мы видим развернутую украинской армией настоящую бойню на юго-востоке Украины, ты не возмущаешься.

– Я возмущаюсь. Может быть, есть моменты, где я могу быть невнимательным. Но сейчас уже понимаю, ситуация настолько острая, что я уже не могу ляпнуть что-то – все слова тут же перевернут! Это украинское интервью, о которым мы сегодня говорим, ведь было записано месяц назад! Но его преподнесли зрителям именно сейчас, и оно смотрится сейчас кощунственно.

С учетом того, что ведущая в кадре рассуждает об «аннексии Крыма» и «российских оккупантах», а ты слушаешь ее и не возражаешь, – да.

– Повторюсь, это монтаж, часовой разговор, который сжали до пяти минут! Фотографию, где человек моргнул, можно легко выдать за снимок, где он пьян. Я оказался внутри информационной войны, можно так сказать. Уверен, что святых в этой ситуации нет. Нельзя говорить, что только одна сторона виновата.

Получал ли ты какие-то предложения выступить с концертами в Крыму?

– Пока у меня нет там концертов. Я понимаю, что там тоже есть мои поклонники, зрители. Как только я приму для себя эту ситуацию, я обязательно с ними встречусь. Я видел, как мои друзья с Украины переживали потерю Крыма, когда на глазах рушилась их страна. Я не мог в это время петь и плясать.

Со своими украинскими коллегами-артистами ты обсуждаешь ситуацию? Они практически все, кстати, патриоты.

– Да, но при этом они все зарабатывают деньги в России и тянутся сюда. Не знаю, как для других, но для меня артистическая жизнь – это в первую очередь мысли о своей публике. А тут из-за политической ситуации мы фактически нарушаем связь со зрителями. Высказаться куда-то в одну сторону – значит подвести тех, у кого другое мнение. Но все-таки артисты – это как отдушина, ведь музыку слушают и когда идут военные действия. Хочется, чтобы артист оставался чистым, вне политики. 

А если завтра – война, и будет не до музыки и шоу-бизнеса, пойдешь защищать Родину?

– Даже думать не хочу об этом. Все разрешится и обязательно будет хорошо – я уверен.

  • Популярные
  • По времени
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!