На воре и шапка горит. Норвегия обвинила Россию в нарушении соглашения с ОПЕК

На воре и шапка горит. Норвегия обвинила Россию в нарушении соглашения с ОПЕК

Коллаж. Фото: © EAST NEWS, Flickr/Thomas Hawkwikipedia.org

6347
В большой игре за рынки сбыта все средства хороши. А если на кону миллиарды нефтедолларов — то не грех обвинить конкурента в "грязной игре". Как узнал Лайф, ведущее отраслевое аналитическое агентство Норвегии Rystad Energy попыталось выставить Россию чуть ли не главным виновником возможного срыва прошлогодних договорённостей с ОПЕК, целью которых была поддержка цен на чёрное золото. Они утверждают, что мелкие и средние нефтекомпании РФ заметно отстают от графиков сокращения добычи. Однако, как гласит известная поговорка, "громче всех кричит держи вора сам вор..."

Россия уверенно и чуть ли не лучше остальных стран-нефтедобытчиц старается выполнять совместное с ОПЕК соглашение о сокращении нефтяной добычи.

— Планировалось, что в январе сокращение будет на 50 тыс. баррелей в сутки (от уровня добычи в октябре 2016-го), в феврале — на 100 тыс. барр/сут, в марте — примерно на 150–200 тыс. барр/сут, в апреле — на 200–300 тыс. барр/сут, — заявил недавно глава Минэнерго Александр Новак о планах по сокращению.

Обещания были исполнены с точностью до последней капли: 7 марта Новак отчитался о сокращении на 150 тыс. баррелей, а 30-го — о снижении уже на 200 тыс. баррелей в сутки.

Однако не все западные эксперты с такой оценкой согласны. По версии известной аналитической компании из Норвегии Rystad Energy, создаются риски невыполнения "нефтяного соглашения" с ОПЕК.

На сегодняшний день мы видим риск роста добычи нефти в России из-за отсутствия доказательств сокращения добычи у мелких производителей, — пишет в докладе аналитик Rystad Energy Вероника Акулиницева.

По факту снижение игнорируется многими производителями. Россия рассчитывает достичь финального сокращения к концу апреля, но мы относимся к этому более скептично, — солидарен с коллегой другой аналитик Надиа Мартин Вигген.

Более того, норвежцы в своём отчёте указывают, что по состоянию на март 2017-го Россия выполнила свои обязательства по сокращению добычи лишь на 40%. Свою позицию они подкрепляют и другой статистикой.

Так, судя по предоставленной им выписке российского Центрального диспетчерского управления ТЭК (ЦДУ ТЭК), соглашение чуть более чем полностью проигнорировали средние и мелкие нефтекомпании. В числе их называется "Татнефть". Остальные же мелкие нефтекомпании — в докладе Rystad они обозначены как "Другие" — и вовсе решили воспользоваться вдруг образовавшейся возможностью и безнаказанно нарастили суммарную добычу на 24 тыс. барр/сут.

Отрабатывать грехи пришлось "Роснефти". По последним данным за февраль (за март ЦДУ пока данных не выпустила), нефтекомпания сократила добычу сразу на 90 тыс. баррелей в сутки. "Газпром нефть" снизила добычу на 30 тыс. барр/сут, "ЛУКойл" на 20 тыс. барр/сут, а "Сургутнефтегаз" — и вовсе всего на 10 тыс. барр/сут. Вместе с сокращением добычи американской Exxon на Сахалине (4 тыс. барр/сут) это "минус" 154 тыс. барр.

Судя по тому, что мы уже можем наблюдать, в марте ситуация не изменилась: крупные компании всё так же отрабатывают рост малых. В то время как небольшие нефтекомпании растут всё быстрее, что создаёт риски невыполнения соглашения в апреле, — сказал Лайфу главный менеджер Rystad Energy Джон Марш Дюесунд.

Впрочем, конкретные виновники роста добычи неизвестны — ЦДУ, как и Rystad, своими данными по конкретным нефтекомпаниям предпочитает не делиться. Возможно, это могут быть "Русь-ойл" и Иркутская нефтяная компания (ИНК), считающиеся крупнейшими среди так называемых независимых, то есть не относящихся к крупным игрокам.

По данным ассоциации независимых нефтегазовых компаний "Ассонефть", в которую входят и небольшие добытчики, в прошлом году они показывали самые высокие по отрасли темпы прироста добычи — около 19%. Однако представители "Русь-ойл" опровергли информацию о причастности компании к росту добычи, и рассказали Лайфу о том, что свою добычу они уже снижают пропорционально своей доле на рынке. Иркутская нефтяная компания полностью выполняет взятые на себя обязательства по сокращению добычи углеводородного сырья пропорционально своей доле на рынке, это касается всего периода действия соглашения, сказали Лайфу в ИНК.

Представители, "ЛУКойла", "Сургутнефтегаза", "Татнефти" и "Новатэка" на запрос не ответили. 

Впрочем, проверять выполнение соглашения только по данным одной ЦДУ ТЭК тоже было бы не совсем верно: она учитывает только нефть, которую нефтяники сдают в трубопроводы "Транснефти". "За бортом" остаются железнодорожные и автоперевозки. Беспокоиться о том, что рост добычи "малыми" может не совпасть с сокращением у "крупных", не стоит, заверили Лайф в Минэнерго.

В рамках соглашения для нас главное — соблюдать общий объём сокращения, который идёт опережающими темпами. На конец марта уровень сокращения составил 202,3 тыс. барр. в сутки, и Россия планирует выйти на целевой показатель в 300 тысяч баррелей к концу апреля. Что касается отдельно взятых компаний, то при заключении соглашения о сокращении добычи нефтяные компании России добровольно определили свои планы по добыче на 2017 год. И Минэнерго в процесс сокращения компаниями своей добычи не вмешивается, утверждает представитель министерства.

Вероятно, нефтяники активно пользуются так называемыми квотами на сокращение, когда одна компания договаривается с другой, что та возьмёт на себя её бремя, считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков. 

Фото: © РИА Новости/Евгений Биятов

Вполне логично, что именно "Роснефть" берёт на себя главное бремя по сокращению. Многие малые нефтекомпании могут сократить добычу, только приостановив работу на новых проектах, что объективно сложно, а вот у "Роснефти" есть много старых месторождений, им это делать объективно проще, — поясняет эксперт.

Глупо предполагать, что за эту сделку должны отвечать третьесортные компании российской нефтянки, на которые приходится меньше 5% всего производства, согласен с Юшковым ведущий аналитик AMarkets Артём Деев. Именно российские монополисты являются ключевым звеном исполнения обязательства по сокращению добычи, отмечает он, но всё же оговаривается: из-за недобросовестной позиции некоторых из них эффективность энергетического пакта ОПЕК, заключённого в конце декабря, под большим вопросом.

С другой стороны, даже если бы Россия полностью исполнила взятые на себя обязательства, вряд ли это решило бы проблему перенасыщения рынка сырьём. Уже давно очевидно, что за пределами соглашения ОПЕК остались регионы, которые только выиграли от глобального пакта. Речь идёт о США, Ливии и Нигерии, рост добычи в которых полностью нейтрализовал все усилия участников декабрьского соглашения, — считает Деев.

По иронии судьбы обвиняющая Россию Норвегия также в их числе. Хотя, по версии BP, она и занимает всего 5% мирового рынка нефти (Россия — около 13%), её всё же позвали присоединиться к соглашению ОПЕК, но она отказалась. По вполне естественной причине: страна всё активнее бурит и добывает нефть, в прошлом году нарастив добычу на 3% до 1,62 млн барр/сут. И даже экология, как писал Лайф, ей в этом не помеха.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!