Призрак СССР, приди! Как журналистка вызывала советского домового

Призрак СССР, приди! Как журналистка вызывала советского домового

7064
В Екатеринбурге прошёл сеанс вызова домового, или Как мы общались с сущностью Василием.
Его зовут Василий. Он сущность. Он живёт в музее СССР, который находится в здании особняка XIX века. Семеро гостей за столом, горящая тёплым светом лампа и двое специалистов по потусторонним силам — Алексей, уфолог, и женщина-медиум, которая предпочла не раскрывать своего настоящего имени и попросила называть её Еленой Ивановной.
Нас заверили, что тут всё по-настоящему. Ещё бы, перед началом мероприятия, как нам сообщили, на голову одному из гостей упал альбом, а следом и фуражка, лежащие на шкафу у стола. Это ещё раз, по мнению гостей, подтвердило мысль о том, что духов и сущностей в старинном особняке навалом.

Перед сеансом вызова барабашки — рассказ уфолога о своём профессиональном опыте. Алексей поведал, как долгие годы борется с духами, и даже проиллюстрировал рассказ наглядными фото их проделок: упавшие по вине призраков горшки, "поцелуй" унитаза и стиральной машины и видео с потерей кроссовка, впоследствии найденного в том же унитазе.
К рассказу свои пять копеек то и дело добавляет Елена Ивановна, которая со знанием дела поясняет нам, почему эти духи так себя ведут. Мол, одна из причин — подростки в доме, которые своим пубертатным периодом портят ауру. Также женщина отметила, что домовые есть в каждом жилище, более того у них могут быть семьи.
Перед сеансом собравшихся просят нарисовать сущностей, которых они когда-либо видели, или же просто придумать их образ, обратившись к потокам своего сознания.

 

Так, у Ирины, женщины лет 30, появился Чубакка, у Павла, мужчины с бородой, — престарелый человек, у молодого парня Михаила — волосатый шар с руками и инфузория-туфелька.
— Я так его вижу, — поясняет Ирина.
— А у меня рука сама рисовала. Почему он такой? Не знаю, просто сознание меня вело, — говорит Павел.
Начинается сеанс вызова домового. Ирина объясняет все тонкости "кухни". Берёт в руки шесть незаточенных карандашей, три из которых отдаёт мне.

— Делается это так: двое людей садятся рядом и берут три карандаша так, чтобы получилась буква "п". Затем один присоединяет свои свободные концы карандашей к карандашам напарника, чтобы получился прямоугольник-рамка. Мы сегодня вызываем не духов умерших, а домового — хранителя дома. Это разные вещи. Сущность граничит с нашим миром и всегда живёт с нами. А духи — души умерших, которые приходят и уходят.
Рамка сделана. Теперь можно задавать вопросы сущности, на которые она ответит "да" или "нет". Если ответ положительный, то карандаши в рамке поднимутся вверх, отрицательный — вниз, пойдут вбок или в центр — ответ неопределённый.
Елена предупреждает, что домовые не любят, когда их так называют. К ним нужно обращаться с почтением и кликать не иначе как хозяин или властелин. Также для лучшего контакта нужно придумать ему имя — любое, которое первым приходит в голову.

Кто-то произносит: "Василий".
— Здравствуй, Василий, ты здесь, ты с нами? — задаёт первый вопрос Елена Ивановна. — Если да, то подними карандаши вверх.
После вопроса карандаши взмывают вверх. Елена делает вывод: оно с нами.
— Я чувствую себя странно, как будто внутри темнота. Ощущаю его присутствие, — сообщает о своём состоянии уфолог.
— Ты хочешь, чтобы тебя называли хозяином? — продолжает медиум под изумлённые взгляды гостей и уфолога. — Тебе так нравится?
Карандаши снова стремятся вверх. Значит, ответ "да".
Моё желание задать личные вопросы пресекается мастером по нечисти Еленой Ивановной.
— Он вас не знает, — объясняет Елена. — Личные вопросы задавайте вашему домовому, который живёт у вас дома. Он на них ответит, а этот — нет.
Провокационные вопросы, такие как "я мужчина?" или "меня зовут Игнат?",  Елена также задавать запретила, так как они неуважительны по отношению к хозяину.
— Он вот уже с нами общается, вы же видите, что карандаши двигаются. Такие вопросы на подтверждение, что он реален, оскорбительны для него.

Узнаём дальше.
— Этому дому действительно 200 лет? — вопрошает одна из гостей.
Да — карандаши пошли вверх.
— В этом доме кто-нибудь умирал?
Нет — рамка устремилась вниз.
— А ты тут один?
Нет — карандаши внизу.
— У вас тут семья?
— Да, — говорит сущность.
— Вас больше трёх?
— Да, — отвечает он.
— А тут есть, помимо вас — домовых, духи умерших?
Да — рамка с силой пошла вверх.
— У меня аж руки вспотели, — говорит возбуждённая от происходящего женщина слева и задаёт свой вопрос:
— А это не опасно, если я останусь тут с тобой ночевать?
Хозяин сомневается — правый край рамки пошёл вниз, левый — вверх.
— А это опасно? То, чем мы сейчас занимаемся?
Да — карандаши стремительно унеслись вверх.
— А ты можешь пошевелить штору? — интересуюсь я.
Да — карандаши несутся вверх.
В нашу с ним беседу встревает Елена, она встаёт на защиту сущности
— Ну что вы такое просите? Он может и скажет "да", но не факт, что он будет это делать.
Сеанс подходит к концу. Мне резко становится жарко. Об этом сообщаю присутствующим. В ответ — сочувствие.
— Расскажи нам, что будет с тобой завтра, держи в курсе об изменениях в твоей жизни. То, что мы делали, — опасно. К тому же ты была тут самая громкая, — поясняет уфолог.
Все расходятся, пытаясь заметить изменения в себе и в пространстве. Наутро в телефонном разговоре уфолог поведал, что после сеанса очень мало спал, хотя это для него не норма. А фотограф вообще сообщила, что не сразу смогла уехать от парковки музея — при нажатии на газ авто просто стояло на месте. А поехало только спустя продолжительное время.
"Невероятно, но факт", — твердил уфолог.
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!