Сорняки жизни. Кого копировали подростки, издеваясь над 10-летним мальчишкой

Сорняки жизни. Кого копировали подростки, издеваясь над 10-летним мальчишкой

1017
Лайф вместе с председателем Ассоциации психологов Свердловской области Георгием Амусиным разбирался с историей 10-летнего мальчика из уральского посёлка и его 13-летних мучителей.

Вот уже десятый день уральский посёлок Бобровский, где все друг друга знают, гудит, пытаясь переварить дикую историю. Над 10-летним мальчиком измывался не какой-то заезжий сексуальный маньяк, а свои же подростки. Те, которые, казалось бы, у всех на виду. А начались страдания четвероклассника Паши ещё в феврале. И неизвестно ещё, к чему бы привели систематические издевательства своры жестоких мальчишек, не доверься Паша своему 14-летнему знакомому — Владимиру М.

Володя выслушал жуткую исповедь Паши и поступил так, как любой человек в его возрасте, жаждущий справедливости. Встретив одного из обидчиков Паши, он опрокинул его на землю и заставил признаться во всех мерзостях, которые тот совершал. Униженный подросток пожаловался на Владимира своей маме, та обратилась с заявлением в полицию. Правоохранители начали разбираться. Хотели наказать нападавшего и закрыть дело. Но, узнав о причине потасовки, вскрыли такой гнойник, от которого сейчас лихорадит не только посёлок, но и область. Главный вопрос, который задают все, кто так или иначе прикоснулся к этой истории, один: как такое вообще могло произойти?

Как выяснил Лайф, все подростки, кого сейчас подозревают в надругательстве над 10-летним Пашей, — это вовсе не три мушкетёра и Д’Артаньян. В смысле: они вовсе не друзья, где один за всех и все за одного. А так, приятели, объединённые общей судьбой. У Вани пьёт отец, а мать три года назад умерла от алкоголя. У Семёна родители давно в разводе, отец тоже редко бывает трезв, а мать постоянно занята то на работе, то по хозяйству. Костю П. воспитывает старший брат, у которого своя жизнь. Миша живёт в нищете — ютится в избе-пятистенке вместе с отцом, матерью и младшим братом, стремясь при первой же возможности увильнуть из дома на улицу. Пожалуй, наиболее благополучен Костя Н. У него есть и мать, и отец. Живёт он в недавно построенном частном доме, а не халупе. Да только вот дворовую компанию, как говорится, не выбирают.

 

Читатели интернет-СМИ любят постить в соцсетях ностальгические зарисовки о том, каким замечательным было их детство четверть века назад. Такие записи быстро становятся популярными, а в комментариях хорошим тоном считается переживать по поводу детей, которые целыми днями сидят в смартфонах и планшетах, забыв про игры на улице. При этом Интернет представляется неким злом, источником угрозы для подростка. Намного более опасным, чем родной и знакомый двор. Ведь именно там — педофилы и развратники. Там — порнография и непотребства. Однако случай в Бобровском наглядно показал, что воспоминания о детстве, приправленные флёром ностальгии, — это одно. А реальность, данная в ощущениях, — совсем другое.

У подростков было то самое детство без гаджетов, по которому многие скучают. Поселковые мальчики не сидели в Сети, не смотрели ток-шоу по телевизору. Они даже книг не читали, кинотеатра в посёлке тоже нет. Негде им было подхватить заразу гей-пропаганды и разврата, с которой так борются Роскомнадзор и остальные чиновники. Но тем не менее кто-то подал пример допустимости физического унижения человека человеком. Подростки не могли выдумать то, что совершили. Они явно кого-то копировали. И этот кто-то — из их близкого окружения. Это родные и друзья, знакомые, многие из которых живут по принципам, напоминающим лагерные, где насилие — это вполне приемлемый механизм даже не решения конфликта, проблемы, а способ коммуникации, общения.

В этом Лайф убедился, когда поговорил с местными жителями.

— То, что он шебутной, это я не спорю, в лицо может дать запросто. У нас же ещё двое детей кроме него, так они между собой пластаются, — ничуть не стесняясь агрессивности сына, рассказала мать Семёна В. — Ему восьмые-девятые классы тоже проходу не дают, долбят его, а он мне ничего не рассказывает. Недавно пришёл из школы, загибается. Я говорю: что случилось? Он отвечает: старшеклассники пнули за то, что не пошёл искать своего друга.

И ещё иллюстрация. Подруга семьи пострадавшего мальчика Паши, Светлана, совершенно спокойно, как само собой разумеющееся, рассказала, как "расколола" одного из подростков, заставив его признаться во всём.

— Он сперва тоже нам говорил, что ничего не было. Я ему говорю: Кирилл, давай так, я с тобой спокойно разговариваю, расскажи мне честно, иначе я сейчас возьму ремень и тебя отлуплю. И спрашиваю у него: было? Он говорит: было. Я ему говорю: за что и почему? — объяснила Светлана.

Аналогично Светлане действовал 14-летний Владимир М. Узнав, что над 10-летним Пашей издеваются, не пошёл с этим знанием в полицию, а отыскал одного из подростков, о котором ему рассказали как о преступнике, и ударил его в грудь, сбив с ног. А потом заставил признаться во всём. Можно по-разному оценивать поступок Владимира. Журналисты возвели его в герои. Но нельзя не отметить, что пусть и положительные по итогу действия 14-летнего парня лежат в русле того, как привыкли решать проблемы в этом посёлке. То есть прийти, сбить с ног, поставить на колени. И вынудить сделать то, что требуется.

Когда журналисты Лайфа общались с Семёном — одним из подростков, на которого указал 10-летний Паша, к нему подошёл местный парень с тюремными наколками на руках и начал, тыча в мальчишку пальцем, угрожать:

— В открытую тебе говорю, если я узнаю, что ты замешан в этом, я приеду сюда, я отрежу ноги папе твоему и отрежу тебе. И приду прямо с твоей головой в милицию. Ты запомнил мои слова?

— Запомнил, — ответил перепуганный парень.

Подобный способ общения через кулаки, через желание доминировать и унижать, принятый в деревне, просто не мог не наложить отпечаток на тех мальчишек.

— То насилие, которое совершили подростки над 10-летним мальчиком, было обусловлено несколькими факторами. Во-первых, эти агрессоры вступили в возраст полового созревания и начали искать выход своей сексуальности. Эта тема стала их волновать, — прокомментировал ситуацию председатель Ассоциации психологов Свердловской области врач-психотерапевт Георгий Амусин. — У этих подростков сексуальное возбуждение пубертатного периода наложилось на желание испытать господствующее положение, быть над кем-то. Другое дело, что сам выбор объекта, на котором они опробовали свою сексуальность, может говорить о том, что у кого-то из этой группы, а может быть у нескольких, был патологический опыт подобного насилия.

Если у кого-то из пятерых подростков спросить: "А как вы познакомились?" — они даже не смогут точно ответить. Просто слонялись вместе, вынужденно убивая свободное время. Собирались в домике на детской площадке, тусовались за гаражами и в шалаше у кладбища, где летом, как говорят, варили наркотический отвар из молока и листьев конопли. Местная библиотека, футбольная секция, военно-патриотический клуб при школе эту компанию отчего-то не заинтересовали. Они предпочли слоняться по пустырям и улицам. А потом к их компании прибился 10-летний Паша. И его, поскольку он самый младший, ведомый, начали шпынять, тянуть деньги. А закончилось всё издевательствами, которые Следственный комитет официально называет насильственными действиями сексуального характера.

— Я бы отметил, что подростки решились совершить свои действия над жертвой, когда почувствовали некоторое попустительство со стороны взрослых. То есть это наверняка не первый их проступок, выход за рамки законов и правил. И скорее всего, не последний, — отмечает врач-психотерапевт Георгий Амусин.

Кроме этого эксперт рассказал Лайфу, что 13-летние подростки по природе своей не способны долго хранить в себе тайны, если они связаны с сексуальностью. Они неизбежно похвастаются перед кем-то. И эту информацию будут передавать хотя бы как сплетню. То есть если над 10-летним Пашей впервые надругались ещё в феврале, то наверняка разговоры об этом зимой уже были. И до взрослых они доходили. Не могли не доходить. Просто те предпочли не замечать. Именно поэтому следователи возбудили уголовное дело про статье "Халатность", чтобы выяснить, куда смотрели школа, отдел по делам несовершеннолетних и вся полиция вместе взятые. Как могли эти ответственные люди проморгать систематическое насилие над ребёнком.

— Журналисты писали, что у мальчика, который стал жертвой насилия, есть лёгкая задержка в умственном развитии. Это может объяснить то, почему он был так сильно запуган и не мог внятно пожаловаться взрослым, — рассказал Георгий Амусин. — В своей практике я сталкивался с подобными случаями сексуального насилия, жертвами которого становятся дети с задержкой умственного развития, и мне было удивительно, когда я узнал, что в Свердловской области такое патологическое поведение не редкость. Другое дело, что о подобном предпочитают не говорить. А вот в этом посёлке проблема вырвалась наружу. И, по идее, сейчас реабилитация нужна не только жертве, но и самим насильникам. Без серьёзной работы с ними в будущем они смогут повторить свой патологический опыт.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×