Трудности перевода. Глухонемую мать лишили 6 детей из-за проблем в общении

Трудности перевода. Глухонемую мать лишили 6 детей из-за проблем в общении

4769
На Урале у мамы отобрали шестерых из семи детей. Женщина не знает причин лишения её родительских прав: ей не предоставили переводчика с языка жестов на заседании суда.

У многодетной матери — инвалида отобрали шестерых дочек. Причины женщина, родившаяся без голоса и слуха, не знает и сейчас. По её словам, ей было сложно, оставшись без мужа, воспитывать девочек. Они её не понимали, а она не понимала их. Они хотели общения, а она могла лишь жестикулировать в ответ. Дети не хотели общаться при помощи таинственных знаков и сбегали из дома. Как жалуется мать, государственным органам оказалось проще отнять детей, нежели помочь в трудной ситуации.

Маленькая серая свердловская глубинка — Алапаевск. На его окраине в частном секторе стоит немного покосившийся домик с заросшей лужайкой. На пороге предбанника нас встречает кошка с только что появившимися на свет котятами. Активная женщина, сурдопереводчица, приглашает пройти в гостиную, что по совместительству является спальней, кухней и детской. На полу постелены разноцветные ковры, слева стоит печка с остатками дров, чуть дальше — диван. Справа — детская кроватка с кучей игрушек и шкафчик с распашонками на полках. Чуть дальше — плита. Комната светлая и опрятная.

Неподалёку диван. На нём нас кивком приветствует высокая стройная девушка Оксана, на вид ей не дать больше 30. На ней нарядная блузка и украшения под золото. Тёмные волосы собраны в хвост. Из-под густой длинной чёлки смотрят грустные глаза. Предлагает нам сесть, молча указывая рукой на кресло. На вопросы отвечает, активно жестикулируя. Её бегло переводит её давняя знакомая Наталья.

Она — многодетная мать, глухонемая с рождения. Муж, проживавший с ними с  момента появления второго ребёнка, оставил семью три года назад, связи с ним нет.

— Во время совместной жизни он много занимался детьми, так как мог слышать и говорить, — переводит язык Оксаны Наталья, сурдопереводчица. — Через месяц после нашего расставания, когда я осталась одна, ко мне заявились сотрудники органов опеки и полиция. Моим детям — шести дочерям — было приказано одеваться и идти на выход. Сперва я не понимала, что происходит, — физически не могла. Мне не объяснили причин, да и не смогли бы — "гости" не позаботились о сурдопереводчике.

 

Когда дочки в слезах стали надевать куртки, мать накрыла безмолвная истерика. Она стала хватать детей и вырывать из рук представителей государственных служб. Тогда в ситуацию вмешался сотрудник полиции. Пока они держали женщину, из дома были выведены Лиза, Маша, Галя, Мирослава и Кристина (имена изменены. — Прим. редакции). Им было от двух до десяти лет. Годовалую Василису отобрали позже, через год.  

Сейчас женщина вспоминает это со слезами. По её словам, детей не забрали бы, если б она могла слышать и говорить.

— Когда ушёл муж, было тяжело с ними справляться, — переводит язык Оксаны Наталья, сурдопереводчица. — Я их не понимала, они — меня. Не могла им объяснить элементарных вещей. Моего языка они не знают. Они хотели общения со мной, я им этого дать не могла. Они и сбегали. Но дома было чисто. Дети были накормлены. Социальные службы мне предъявляли, что не помогаю им по учёбе и не занимаюсь с ними нравственным воспитанием, но я не могу ни слышать, ни говорить. Плюс у меня пять классов образования — я плохо читаю, не знаю многих слов.

Из опеки стали часто посещать её с проверками. После очередной из них ей пришла повестка в суд на заседание по лишению родительских прав. Женщина явилась в назначенный день. Но, как заявляет она, не увидев в зале сурдопереводчика, сразу удалилась. Через несколько дней были повторные повестки. Но результат был таким же — не было переводчика и, как следствие, Оксаны.

— А зачем я пойду? — переводит Оксану Наталья. —  Я всё равно ничего не пойму. А они меня. Они когда мне писали эти повести, я даже в тексте слов не понимала. Не знала, что такое ответчик и истец.

Сотрудники детского дома, где сейчас находятся дети, рассказали, что Оксана — недобросовестная мать. Она неоднократно подвергала девочек опасности: оставляла одних дома и не занималась их воспитанием. Условий для детей также не было: многие спали на полу. А на заседания суда не являлась по личным причинам. По их словам, переводчика бы предоставили, если б женщина заранее предупредила, что явится на заседание.

В управлении по социальной политике Алапаевска отказались комментировать ситуацию.

В результате заочных судебных заседаний было вынесено решение забрать у матери шестерых девочек.

— Я думала, что они забирают их на время, — рассказывает сурдопереводчица с языка Оксаны. — Опять же ничего не поняла. И мне не постарались объяснить. Куда их везут — не знала. Можно ли к ним приходить — тоже. Что мне делать, чтоб их вернуть, не имею никакого понятия. Приходила в управление по соцзащите, но ничего не понимала, что мне говорили, и уходила. Я приходила в детский приют, но мне не давали с ними видаться. Старшая Лиза даже сбегала из приюта, чтобы меня увидеть.

Через два с половиной года у женщины родился сын Артём. Когда ему было шесть месяцев, он заболел и они с матерью легли в больницу. Туда без предупреждения нагрянули органы соцопеки.

— Они просто взяли и забрали его из больницы, — рассказывает с Оксаниных жестов сурдопереводчица. — Дали переписать какие-то бумаги. Я не понимала, что там написано, но переписала и подписала. Как я потом всё же поняла, они забрали его в дом малютки на время холодов. Я уже и не препятствовала. Опять же — дома немного холодно.

Через два месяца Оксане пришла новая повестка в суд. Причина всё та же — лишение родительских прав на восьмимесячного Артёма. Об этом узнала сурдопереводчица и давняя знакомая Оксаны Наталья, по её словам, она напросилась в суд Оксане в помощь. Основания для лишения были схожими, что и с девочками. Но этот суд мать выиграла: впервые судья услышал, что говорит женщина. Ей при помощи Натальи удалось доказать свою правоту.  

— Я как раз была в Алапаевске по делам и случайно узнала о заседании Оксаны, — рассказывает Наталья, сурдопереводчица. — Я, конечно же, заявила себя суду как сурдопереводчика, и меня пригласили. Я переводила разъяснения Оксаны. Она показывала, что просто не понимала, что от неё хотят и что написано во всех документах, а вовсе не безответственная мать.

Теперь Оксана ждёт 2 июня. Это день, когда она заберёт домой Артёма.

Сегодня женщина впервые узнала, что её девочек из приюта перевели в детский дом. Но увидеть их ей не удастся: их на днях забрала другая семья. Они уже давно присматриваются к ним, чтобы удочерить всех шестерых.

 

 

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!