Как Полтавченко пять лет преображал Петербург, бичуя порок и укрепляя браки

Как Полтавченко пять лет преображал Петербург, бичуя порок и укрепляя браки

4461
Тем временем волею злого рока грандиозная программа сохранения исторического центра на триллион рублей и амбициозная стратегия развития до 2030 года обернулись пшиком, а строительство "Зенит-арены" и вовсе превратилось в анекдот.

Пять лет назад, 31 августа 2011 года, Законодательное собрание Петербурга утвердило кандидатуру Георгия Полтавченко на посту губернатора, избавив его от приставки "и.о.". Как за это время изменился город на Неве? Наибольших успехов удалось добиться на ниве общественной нравственности.

Репутацию "православного губернатора" Георгий Полтавченко стал оправдывать с первого же появления на публике в новом качестве. А произошло оно на Митрофаниевском кладбище, где новый хозяин Смольного встретился с верующими и остановил по их просьбе проект строительства заправки. Но это было только начало — вскоре городское правительство наводнили соратники Полтавченко по Русскому афонскому обществу, а в городском парламенте усилиями Виталия Милонова развернулась целая религиозная кампания.

Среди тем, которые там поднимались, — запреты абортов, ночных клубов, слишком громких стонов во время секса и политических митингов в радиусе 100 метров от храмов, наделение эмбрионов правами человека с момента зачатия, борьба с распространением порнографии, депортация проституток и закрытие консультативно-диагностического центра "Ювента" из-за того, что психологи конфиденциально обсуждают с подростками их интимный опыт. Не всё удалось претворить в жизнь, но кое-какие консервативные инициативы всё-таки получили статус законов после утверждения в Смольном: несовершеннолетним запретили ходить по секс-шопам и рюмочным, а взрослые теперь не могут покупать алкоголь в магазинах с 22:00 до 11:00.

А ещё детей защитили от пропаганды лесбиянства, гомосексуализма, бисексуализма и трансгендерности. Знаменитый закон спровоцировал целую волну резонансных протестных акций, в том числе с участием знаменитых американских певиц Леди Гаги и Мадонны, но вопрос с проведением гей-парадов в городе святого Петра был окончательно закрыт. Гей-активисты сопротивлялись изо всех сил, устраивая шумные собрания на Марсовом поле, а самый смелый из них, Кирилл Калугин, повадился ходить на Дворцовую на День ВДВ.

Сторонники новшеств Милонова тоже не остались в долгу: акции ЛГБТ заканчивались драками и даже стрельбой, депутат лично водил свою "армию" в атаки на гей-клубы, а десантники регулярно побивали своего "праздничного товарища". Эти титанические усилия не могли не принести свои плоды: к 2016 году интенсивность уличного гей-активизма заметно снизилась, традиционный летний "гей-прайд" усилиями Смольного этим летом удалось заменить невзрачной серией одиночных пикетов, а Калугин укатил в сторону немецкой границы просить политического убежища.

Реституция церковного имущества при Полтавченко, вопреки ожиданиям, забуксовала. Передача РПЦ зданий музея Арктики и Антарктики (Никольская церковь) и Государственного музея городской скульптуры (Благовещенская усыпальница), а также Исаакиевского собора и Спаса-на-Крови, широко обсуждалась, но дальше дело не пошло: на этот раз против были не только геи. Зато удалось добиться заметных успехов в сфере образования. С появлением основ религии в школьной программе половина учащихся выбрала светскую этику, а ещё 40% — "мировые культуры", на долю же православия пришлось менее 10% учеников.

Среди православных активистов зрело недовольство. Они настаивали на том, что в школах "светский" выбор навязывается родителям искусственно. Однако не прошло и года с момента появления Полтавченко в Смольном, как Виталий Милонов торжественно заверил: теперь всё будет нормально, в июне 2012 года главой Комитета по образованию назначили Жанну Воробьёву, и она со всем разберётся. И действительно, как депутат и обещал, всего за несколько лет баланс заметно выправился — теперь православный модуль выбирает треть всех четвёртых классов.

Православный вектор отразился и на демографии: рождаемость стабильно растёт, а семьи с каждым годом становятся всё крепче и крепче. В 2000 году почти все браки в городе на Неве заканчивались плохо (на 1000 браков приходилось 827 разводов), и это был один из худших показателей в стране, к 2012 году ситуация заметно выправилась (450 разводов на 1000 браков), а при Георгии Полтавченко к 2015 году продолжала улучшаться (431 развод на 1000 браков). Эти успехи особенно контрастны на фоне соседней Ленинградской области, которая по данному показателю осталась в числе наиболее неблагоприятных регионов.

Полтавченко возглавил борьбу не только с развратом, но и с грехом расточительности. В первые недели правления новый губернатор запомнился "сливом" мегапроектов эпохи Валентины Матвиенко, поставив крест на Орловском тоннеле, легкорельсовом трамвае и Ново-Адмиралтейском мосту и заявив о желании сосредоточиться на завершении Западного скоростного диаметра и развитии метро. В итоге ЗСД за пять лет с горем пополам практически достроили, хотя сроки ввода последнего центрального участка по доброй традиции были сорваны (откроют в ноябре), но темпы строительства новых станций метро заметно не выросли.

В 2011 году на соответствующие цели тратили около 10 млрд рублей, а на 2016 год заложено порядка 13,5 млрд, что с учётом инфляции представляет близкие цифры. Причём основная сумма будет потрачена на "Новокрестовскую" и "Беговую", которые открывают в первую очередь ради удобства футбольных болельщиков во время чемпионата мира, а жителям новостроек на окраинах придётся подождать. Зато существенно вырос объём субсидий из бюджета, которые получает метрополитен. Фактически Георгий Полтавченко доплачивает ГУПу за проезд горожан, чтобы не повышать цены на жетоны. Пассажиры довольны, но в итоге на развитие транспортной системы денег остаётся меньше.

Когда-то Валентина Матвиенко мечтала создать водную альтернативу наземному и подземному общественному транспорту, запустив четыре ветки аквабусов. Параллельно планировалось открыть службу водного такси.

Но уже к 2013 году количество маршрутов сократилось до одного, а в 2016 году от водного транспорта и вовсе решили отказаться. Основной аргумент состоял в том, что городу приходится субсидировать транспортные компании, чтобы они устанавливали комфортные цены на проезд, но пользуются этим не только горожане, но и туристы, чтобы сэкономить на водных экскурсиях. Вот только остальные виды общественного транспорта город субсидирует точно таким же образом.

Кое-какие идеи эпохи Матвиенко, впрочем, в какой-то момент были реанимированы. В частности, ради того же чемпионата по футболу решили всё-таки построить мост через остров Серный. Вернулись и к теме легкорельсового трамвая. В 2016 году из бюджета потратили ещё несколько десятков миллионов рублей на проектирование линии от Петергофа до Кировского завода, другая ветка должна связать Шушары и Колпино. Однако перспективы появления этих веток за пять лет заметно более определёнными точно не стали.

Новых же грандиозных инфраструктурных проектов в сфере транспорта при Георгии Полтавченко так и не появилось. Что особенно неприятно на фоне другого, в целом позитивного демографического сценария — население Петербурга растёт гораздо быстрее, чем прогнозировалось во времена Матвиенко, уверенно перевалив отметку в пять миллионов.

Новому губернатору хорошо знакомы сны Иосифа, и потому о своих "семи худых коровах" он подумал заранее, объявив о разработке Стратегии экономического и социального развития Петербурга до 2030 года вскоре после переезда в Смольный. В итоге документ приняли в 2014 году, и он стал предвыборной программой Георгия Полтавченко на губернаторских выборах. Это целый сборник добрых пророчеств: среднедушевой доход должен был вырасти с 32 до 95 тысяч в текущих ценах, средний срок жизни — до 78 лет; школ, детских садов и новых станций метрополитена пообещали построить "многа-многа", а число ДТП с тяжёлыми последствиями заметно сократить.

К слову, принимались подобные документы и при Валентине Матвиенко, и будущее они рисовали столь же радужное. Так, согласно Концепции социально-экономического развития Петербурга до 2025 года, принятой девять лет назад, отношение среднедушевых доходов к прожиточному минимуму должно было вырасти с 3,82% в 2006 году до 15,2% в 2025-м. Половина срока истекла, но разница осталась примерно на том же уровне. Однако Георгий Полтавченко неоднократно подчёркивал, что отличие его стратегии от предыдущих в том, что он прописывает механизм достижения тех или иных показателей.

На практике разглядеть это отличие непросто. Скажем, точную формулу зависимости роста продолжительности жизни от появления в городе тех или иных медицинских объектов рассчитать невозможно, но динамика текущих социально-экономических и демографических показателей говорит не в пользу документа. К примеру, ожидаемая продолжительность жизни, по данным Росстата, на протяжении последних трёх лет практически не меняется, оставаясь на уровне 74 лет, а смертность с 2015 года и вовсе начала заметно расти.

Как учит Домострой, добрый хозяин должен держать слуг в строгости и приучать к добродетели, и Полтавченко с первых же дней решил не давать спуску крупнейшим застройщикам. Согласовывать проекты стало сложнее.

Ещё одна идея губернатора — заставить девелоперов комплексно развивать новые территории, строя социальные объекты за свой счёт. По сути, на примере тех же Шушар можно заметить, что работает всё по старинке: сначала возводят жильё, потом продают квартиры и заселяют людей, и лишь затем начинают мучительно думать о школах, детсадах и поликлиниках. То, что хорошо звучит в теории, на практике подчас разбивается о человеческую алчность, которая руководит бизнес-процессами.

Так что в какой-то момент в Смольном решили перейти к более щадящей схеме государственно-частного партнёрства: застройщики возводят "социалку", но не даром, так как потом город за неё расплачивается в рассрочку. Этот рецепт был испробован в микрорайоне Славянка рядом с Пушкиным. По факту радикально решить проблему это не помогло: тысячи жителей заселили ещё в 2012 году, а инфраструктуру "допиливают" до сих пор. Впрочем, население по-прежнему рассматривает покупку недвижимости как самый надёжный способ инвестиции "лишних денег", так что по темпам строительства нового жилья Петербург при Полтавченко продолжил бить рекорды, периодически плодя новых обманутых дольщиков.

Впрочем, главный петербургский строительный анекдот эпохи Георгия Полтавченко — это, несомненно, "Зенит-арена". В ноябре 2011 года её обещали сдать к концу 2013-го, но воз и ныне там. Стоимость стройки продолжила расти, одновременно возбуждались дела по факту нецелевого расходования средств, выделенных из бюджета. В настоящее время раздвижную крышу никак не могут надёжно залатать, подтрибунные помещения затопило, а стены и полы покрыла плесень, и одному богу известно, к чему приведёт затеянная на переправе очередная смена генподрядчика. Если стадион не сдадут к декабрю, матчи Кубка конфедераций в Петербурге придётся отменять, что грозит международным позором.

Ещё один грандиозный стратегический замысел эпохи Полтавченко, обернувшийся пшиком, — программа сохранения исторического центра. Речь сперва шла о триллионе рублей, а потом в Смольном называли даже сумму в четыре триллиона. Центр города планировалось преобразить, а коммунальные квартиры расселить. Деньги планировали искать и в федеральном бюджете, и в бизнесе. Уже в процессе решили ограничиться пилотными территориями "Конюшенная" и "Северная Коломна — Новая Голландия", приняв программу на 2013—2018 годы на сумму 70 млрд рублей. Но на практике дальше дорогостоящих проектов и экспертиз дело так и не пошло. В итоге и реконструкция Апраксина двора с набережной Европы попали в стоп-лист, и ничего взамен не появилось.

Справедливости ради следует признать, что условия для экономического развития во времена Полтавченко были не идеальными, а Валентина Матвиенко успела застать и куда более тучные докризисные времена. Ещё одна проблема, с которой столкнулся Полтавченко на старте, — потеря 20 млрд рублей дохода от налога на прибыль из-за федерального закона о консолидированных налогоплательщиках. Крупные нефтегазовые компании начали производить значительную часть отчислений по месту добычи.

Но одновременно в первый же полноценный год Полтавченко резко упала дисциплина бюджетного процесса, и это уже ни на какие внешние силы списать не получится. Главный финансовый документ в 2012 году не исполнили на 12,5%. Это лишь на первый взгляд звучит безобидно. На практике речь идёт о десятках миллиардов неистраченных средств, а значит, о замедлении темпов ремонта труб и дорог, строительства медицинских объектов и детсадов.

С дорогами подчас вообще случалась полная беда, когда конкурсы из-за неудачно сформулированных условий без конца отменялись и перезапускались, а потом приходилось навёрстывать упущенное в авральном режиме. Но и здесь Георгий Полтавченко проявил редкую самоотверженность. С отсутствием бюджетной дисциплины он боролся штрафами, не забывая лишать премии даже самого себя. В конце концов это принесло свои плоды — в 2015 году бюджет исполнили на 95%.

По словам Полтавченко, за пять лет город сумел привлечь иностранные инвестиции на сумму более 40 млрд долларов. Особенно в Смольном гордятся развитием медико-фармакологического кластера. И всё-таки многие новые заводы строились ещё согласно планам предыдущей команды, а о новых соглашениях с мировыми промышленными брендами а-ля Toyota или Bosch — Siemens теперь слышно куда как реже.

Скромность — ещё одно ценное качество. Георгий Полтавченко радикально изменил систему коммуникации между губернатором и населением. Валентина Матвиенко стремилась к публичности и даже к некоторой театральности, часто давала интервью и пускала в народ громкие афористические перлы. Порой не очень удачные. Скажем, идея "сбивать сосули лазером" породила в Интернете целую волну фотожаб, а предложение считать обманутых дольщиков, клюнувших на рекламные проспекты бюджетного жилья, "неудачливыми предпринимателями" — справедливую критику. Однако в итоге политический удельный вес одного отдельного неудачного перла был крайне низок.

Полтавченко резко сократил общение с прессой, большинство городских вопросов решает на так называемом "малом правительстве" в отсутствие журналистов. А одно из обычных заседаний, которые стали проходить в разы реже, закончилось скандалом — журналисты решили, что градоначальник попросту заснул. Однако в пресс-службе поспешили выступить с опровержением: не заснул, а закрыл глаза и задумался.

Немногие яркие публичные комментарии Полтавченко порой приводили к неожиданным для него последствиям. Так, губернатор вспомнил, как его отец, будучи курсантом, помогал строить футбольный стадион Кирова, и пообещал также пригласить горожан поработать на "Зенит-арене". А ещё назвал "жлобством" поведение водителей, которые сигналили из-за пробок во время проезда кортежа Дмитрия Медведева. В итоге болельщики на весь Петровский принялись скандировать два новых "заряда", обращённых к городскому главе: "Губернатор — жлоб" и "Продай дачу — построй стадион".

 

Поначалу образ Георгия Полтавченко заметно выиграл от громких уголовных дел — "трубного" и "крышного" — возбуждённых вскоре после его прихода в Смольный. Воровство — тяжкий грех, разъедающий основание государства. Речь шла об ущербе в миллиарды рублей. Текущие крыши и рвущиеся трубы на фоне серьёзных расходов на ремонт действительно стали бичом последнего этапа работы Матвиенко в Петербурге.

Однако в итоге правление нового губернатора сопровождалось своими коррупционными и финансовыми скандалами, ничуть не менее масштабными. Здесь и уголовные дела вокруг стадиона, и отчёт КСП о 10-миллиардном ущербе для городского бюджета при строительстве новых дорог и линий метрополитена, и скандал вокруг празднования 9 мая, завершившийся увольнением главы Комитета по культуре Дмитрия Месхиева (праздник и близко не оказался столь масштабным, как можно было предполагать исходя из суммы в 23 млн рублей).

При этом Полтавченко неоднократно демонстрировал свою нелюбовь к политической конкуренции. "Уличная оппозиция" в Петербурге быстро приуныла после возвращения Крыма, лишившись последних сторонников. Но, как говорят, вольница петербургского парламента раздражает Смольный не менее сильно. Притом что на практике, несмотря на порой бурные дискуссии, все основные инициативы и поправки городского правительства неизменно утверждаются. В 2012 году в Петербурге прошли памятные выборы секретаря местной "Единой России". Спикер ЗакСа Вячеслав Макаров изначально считался фаворитом, но неожиданно у него возник конкурент в лице депутата Константина Серова. Его активность связывали с желанием губернатора усмирить городской парламент.

— Не секрет, что существует группа бизнесменов и политиков, которые хорошо устроились при Валентине Матвиенко, а Георгий Полтавченко им как кость в горле, — возмущался Серов на партийной конференции.

Но маленькая революция с треском провалилась, и Серову пришлось в последний момент снять свою кандидатуру. Не менее примечательными получились губернаторские выборы в 2014 году.

Оксану Дмитриеву, считавшуюся главным конкурентом Полтавченко по результатам соцопросов, в итоге не зарегистрировали: ей не хватило подписей муниципальных депутатов. Притом что годом ранее в похожей ситуации в Москве Сергей Собянин сперва сам помог Алексею Навальному собрать недостающие подписи, а потом уверенно разбил его уже в первом туре.

Неяркий образ губернатора в сравнении с его предшественницей имеет и свои бонусы. Социологи неизменно фиксируют у Полтавченко низкий отрицательный рейтинг. Другими словами, в отличие от Валентины Матвиенко он мало кого всерьёз раздражает. Хотя, по мнению экспертов, очередной провал с "Зенит-ареной" в декабре может здорово ударить и по этому показателю. Какие бы слова после этого ни произнесли в Смольном в своё оправдание, смеяться над ними будут не меньше, чем над лазерными сосулями.

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×