Дефицит любви: женщина хочет освободить сожителя, сидящего за растление её дочки

Дефицит любви: женщина хочет освободить сожителя, сидящего за растление её дочки

4557

Фото: © L!FE

Влюблённая жительница Ленобласти уверяет, что несчастного мужчину оболгали её девятилетняя дочь и пожилая мать.

Семья из трёх поколений, проживающая в городе Тихвине, развалилась из-за дефицита любви, недоверия и уголовного преступления. Мать двенадцатилетней девочки Екатерина добивается освобождения из мест не столь отдалённых своего сожителя — уроженца Таджикистана Назира. Между тем возлюбленный жительницы Тихвина осуждён по 132 статье УК РФ — за насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетней. Суд признал мужчину виновным в насилии над дочерью Екатерины Соней. На момент совершения преступления девочке было всего 9 лет. 

Екатерина уверена, что её собственная дочь оболгала её сожителя. В качестве доказательства она приводит несоответствия и нестыковки, обнаруженные ею в рассказах девочки. Сама же Соня со слезами объясняет: "Я была ребёнком, волновалась, могла сказать что-то не так, но это была правда!" 

Против возлюбленного Екатерины настроена и бабушка Сони Вера. Она заявляет, что Назир надругался и над ней. Однако в полицию со своей историей она не обратилась — думала, что сотрудники правоохранительных органов посчитают её сумасшедшей. 

Любовь и шантаж

Романтические отношения Екатерины и Назира начались много лет назад. Со временем уроженец Таджикистана переехал в квартиру возлюбленной и влился в её маленькую чисто женскую семью. В одной тесной квартире уживались Екатерина с сестрой, их пожилая мать Вера и дочь Екатерины Соня. Довольно быстро начались конфликты на бытовой почве. 

В конце концов Екатерина не выдержала и решила переехать на съёмную квартиру вместе со своим избранником. Однако сделать это она не успела — 3 декабря 2013 года, в день рождения Сони, ей рассказали о том, что Назир надругался над девочкой. 

— Мать сказала: "Ты не знаешь, с кем ты живёшь! Он маньяк, педофил, он с твоим ребёнком уже три года такие вещи делает… Много чего говорила, — рассказала Екатерина.

Женщина сообщила, что могла бы в это поверить, если бы не одно "но" — после подобного заявления сестра и мать якобы стали требовать от Назира денег — своеобразную "плату за молчание". 

— Сестра говорит: "Ты педофил, все это знают, ребёнок сейчас даёт показания в полиции, ты должен нам теперь деньги — 150 тысяч". А мать говорит: "Чего 150? Двести!" — уточняет Екатерина. 

Бабушка Сони возмущённо опровергает это заявление дочери — деньги, по её словам, она требовала вовсе не за молчание.

— Деньги я вымогала не себе! Я думала, что девочка будет жить со мной, она и так с малых лет жила у меня в Киришах, каждое лето мне её туда отдавали. Я думаю, раз такая ситуация, пусть отдадут мне её и дадут какие-то средства к существованию. Потому что у меня пенсия десять тысяч всё-таки, — утверждает Вера.

Назир, очевидно, испугавшись серьёзных последствий, нашёл двести тысяч и отдал их женщинам. Однако Соня к этому моменту уже побывала в полиции. После общения с сотрудниками правоохранительных органов девочку отправили в реабилитационный центр на полгода. А педофила из Таджикистана осудили на семь лет.

Расхождения в вопросах формы

Однако мама Сони твёрдо уверена, что её любимый ни в чём не виновен. По мнению Екатерины, её малолетняя дочь и пожилая мать просто оболгали честного человека — из банальной личной неприязни. В разговорах с дочерью она пыталась выяснить, что конкретно делал с ней Назир. Показания ребёнка сбивчивы и неточны, рассказывает женщина. А значит, уверена Екатерина, девочка врёт. 

— Я спрашиваю у ребёнка, что произошло, что случилось? Она говорит: "Назир ко мне приставал". Как приставал, объясни? Она ничего вразумительного мне сказать не может. "Мы с ним целовались, сексом занимались". А что такое секс? Она смеётся: "Это когда мужчина лежит на женщине". Я стала замечать, что она врёт. 

Екатерина уверена, что неспособность дочки рассказать подробности об их интимных отношениях с Назиром подтверждают его невиновность. 

— Она много говорит про половой член, но при этом ничего толком рассказать не может. Я её спрашиваю, какого цвета половой член — она не знает. Какой формы — она не может сказать. Она много чего не может сказать, — сообщила женщина. 

Даже такие вещи, как следы биологического материала Назира на одежде Сони, Екатерина не считает доказательством преступления. Объясняет она это просто — одежду в маленькой семье всегда стирали вместе, так что нет ничего странного в интимных следах мужчины, оставленных на детских вещах. 

А вот бабушка верит Соне безоговорочно. Да и как она может не верить, ведь возлюбленный дочери, по её словам, приставал и к ней. Возраст, как оказалось, не помеха для горячего темперамента.

— Я ей верю, что дяденька мог такие вещи делать. Потому что он меня саму… Конечно, я думала: пойду в милицию, я, бабушка шестидесяти лет, начну говорить, что он ко мне приставал, мне скажут: "Бабушка, ты что? Ты с головой дружишь, нет?" И стыдно об этом говорить! Если б это был порядочный человек, мне бы он не предлагал такие вещи. Я ему говорила — я всё-таки в возрасте человек! Он: "Не, тебе не дашь эти годы!"  

Материнские допросы

Уже после того как Назира осудили, Екатерина, по её словам, всё-таки добилась от дочери столь желанной "альтернативной версии" событий. Согласно этой версии, плетение интриг вокруг её любимого затеяла бабушка Сони. Она якобы и подговорила девочку навести напраслину на мужчину.

— Она мне рассказывает: "Третьего декабря я пришла со школы. Бабушка позвала меня на кухню и говорит: "Соня, ты же не хочешь, чтобы Назир жил с твоей матерью? Он же плохой человек! Он мне такое сделал — он ко мне приставал, пытался меня изнасиловать. Я даже хотела повеситься в сарайке. Давай устроим так, чтобы его не было. Ты в милиции всё скажешь, как я скажу, но не переживай, с ним ничего не будет, его не посадят, просто депортируют из страны". Она даже слово говорит такое — депортируют! — возмущается Екатерина.

Однако сама Соня, которой через три дня исполнится 13 лет, со слезами уверяет – всё, о чём она рассказала полиции, было на самом деле. И девочка не может понять, почему ей не верит родная мать. 

— Мама мне не поверила. Как же так — ему поверила, а мне нет? Она меня вообще любит или нет? — жалуется Соня. 

Девочка рассказала о том, как складывались её отношения с отчимом: 

— Отношения у нас сначала были нормальные, а потом не очень. Я его боялась. Наверное, я хотела, чтобы мама меня любила, обращала на меня внимание, а не на него — просто не хватало маминой любви, наверное.

Разговоры, в ходе которых мама якобы обнаружила "несостыковки" в дочкиных словах, сама Соня назвала "допросами". 

— Она могла прийти с работы и начинала просто допрашивать. "А можно у тебя спросить, а почему Назир к тебе приставал, а мне кажется, что это не так, потому что у тебя что-то не совпадает". Но я же была ребёнком! Я где-то могла не так сказать, но это всё-таки была правда. Я же ведь прочувствовала всё это на себе — он реально показывал мне все эти вещи, порнофильмы, доставал своё хозяйство и показывал. Мама говорит — почему у тебя никакого следа не осталось? Ведь если к детям кто-то приставал, у них должно быть что-то с психикой. Если так сказать, конечно, осадочек остался, — признаётся Соня.

Девочка никак не может понять, почему свою любовь мама дарила не ей, а постороннему мужчине, и почему теперь обвиняет её во лжи вместо того, чтобы поддерживать. 

— Я хочу от мамы какой-то любви, чтобы она меня целовала. Я понимаю, ей её мама не додала этого, но почему я из-за этого страдаю? Я хочу, чтобы мама и бабушка меня любили! 

Мнение экспертов

Несмотря на горячее желание влюблённой женщины вытащить своего сожителя на свободу, осуществить это вряд ли получится. В этом уверен адвокат Александр Почуев. Конечно, чудеса на свете случаются, однако не в российских судах, считает он.

— Возможно всё, но в наших правовых реалиях, наверное, отмена данного приговора невозможна. Потому что дело было возбуждено, были проведены соответствующие следственные действия, они положены в основу обвинительного приговора, и если там не было существенных процессуальных нарушений, то шансы отменить данный приговор ничтожны. Даже если сейчас уже пострадавшая девочка откажется от тех показаний, которые давала. Но мы слышали, что она придерживается тех же показаний и даже сообщает прессе какие-то интимные подробности общения с отчимом, поэтому у Назира шансов нет, — сообщил адвокат. 

Однако саму ситуацию Александр Почуев считает показательной:

— Мы видим, как ювенальная юстиция начинает первые шаги в среде правоохранительных органов, судебных органов. 

Однако специалист подчёркивает, что ювенальное право — монета с двумя сторонами. А значит, родителям, родным и приёмным, нужно быть осторожнее с собственными детьми.

— В каких-то ситуациях дети могут оказаться "террористами": терроризировать, шантажировать своих родителей, когда им не хватает любви, сладостей, — рассказал эксперт.

Клинический психолог Александр Бессмертный уверен, что в данной семье психологическая помощь нужна всем членам семьи. Главная беда женщин из Тихвина, по мнению Бессмертного, в глобальном недостатке любви. 

— Я бы говорил о помощи семье в первую очередь. Главным нюансом в данной истории является наличие неудовлетворённых чувств у трёх женщин. Семья на тот момент, когда девочке было 9 лет, проживала в количестве трёх женщин: бабушка, мама, юная девочка. Главная проблема девочки в том, что ей не хватало любви, — уверен психолог. — Мы всегда говорим, что если человек хочет помощи, он за ней обратится. Если этой девочке нужна психотерапия, она должна обратиться за ней. Но начинать помощь надо с бабушки и с мамы.

  • Популярные
  • По времени
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!