Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

"Таганрогский отравитель" возвращается на родной завод

Коллаж © L!FE. Фото: © L!FE/Сергей Дубровин © РИА Новости/Сергей Венявский

Post cover

Владислав Шульга получил прозвище "таганрогский отравитель" после того, как стал подозреваемым в деле об отравлении коллег на авиазаводе имени Г. М. Бериева. По версии следствия, он мог подсыпать таллий в кулер с водой на родном авиазаводе, чтобы отомстить одному из сотрудников. При этом предполагается, что у самого Шульги было противоядие.

Мужчину задержали весной этого года. В качестве меры пресечения ему избрали домашний арест, а вскоре и его заменили подпиской о невыезде. Сам Владислав мечтает вернуться на родной завод. Обо всей ситуации он рассказал Лайфу.

ДТП с последствиями

[object Object]

Весной этого года стало известно, что 29 сотрудников авиазавода имени Г. М. Бериева были отравлены таллием. Единственным подозреваемым по делу стал 37-летний Владислав Шульга.

Его задержали полицейские 4 апреля, а на первом же допросе Шульга, инженер авиационного научно-технического комплекса им. Бериева, сознался, что отравил коллег, пытаясь отомстить юристу авиазавода Сагилю Махмудову.

Шульга снёс зеркало автомобиля Махмудова и скрылся с места ДТП в ноябре прошлого года. Махмудов предложил ему компенсировать расходы, но Шульга отказался. Суд лишил Владислава водительских прав, после чего мужчина решил, как сообщается, мстить. И, как изначально полагало следствие, именно Шульга подсыпал таллий в кулеры юридического отдела. Вещество он якобы выделил из паяльного припоя. В своём гараже устроил лабораторию, с помощью водяной бани и нескольких приборов извлёк таллий. Его поместил в банку. На работу приходил чуть раньше коллег и подсыпал тяжёлый металл. Причём, как сообщалось, всё это время он принимал противоядие.

Эту историю на допросах Шульга рассказывал и сам после задержания. Однако позже отказался от показаний.

Все, кто пил, вскоре побежали к медикам. Однако обнаружить таллий без специальных экспертиз фактически невозможно, симптомы напоминают скорее грипп, чем даже пищевое отравление. Поэтому врачи отправляли пациентов по домам.

Так, инженер-конструктор завода ранее вспоминал, что после первых симптомов (острая боль в животе, тошнота) он отправился в поликлинику. Ему дали больничный, сделали анализы. Через некоторое время инженер вышел на работу. За два месяца инженер брал больничный четыре раза, сдавал анализы — но причины недомогания так и не были найдены. В конце концов у него почти пропало зрение, стали пучками вылезать волосы, отказывали мышцы. Лишь один из врачей посоветовал сдать анализ — на таллий. Тут всё и встало на свои места. Вскоре и другие сотрудники, сдав анализы, выяснили, что их организм отравлен таллием.

Другая версия

[object Object]

Изначально сознавшийся Шульга в корне изменил показания. Сейчас он уверяет, что об отравлении услышал от коллег.

— Я об этом узнал 10 января. Днём ходили какие-то слухи. Позже я услышал, что люди в юридическом бюро пострадали, мне в соцсетях написали. Я сначала не поверил — думаю, мало ли, после праздников, мало ли как бывает — "боярышники" там всякие, — говорит он.

Потом новость начала набирать обороты, отравление, что ожидаемо, стало темой номер один на предприятии. Однако к Владиславу претензий не было. Ровно до тех пор, пока его не вызвали к начальству.

— Смотреть косо начали, когда меня вызвали к начальнику отдела, который стал спрашивать, а почему я часто задерживаюсь на работе. Я объяснил, что сначала было шесть человек, потом пять, четыре, а сейчас и вовсе три. А успевать надо, — вспоминает Шульга.

Спустя неделю на предприятие пришли правоохранители и изъяли компьютер. И тогда же пришёл приказ на уборку рабочих мест.

Задержание отравителя

Через два дня после генеральной уборки на предприятие пришли сотрудники Роспотребнадзора. Они проверяли кабинеты замначальника СКБ и экономиста (которые пострадали больше всех), брали пробы воздуха. А позже издали приказ — закрыть кабинет Константина Колесникова (который пострадал больше всех) и опечатать.

— Как потом выяснилось, в кабинете Константина Колесникова (заместитель начальника серийно-конструкторского бюро) на плинтусах был насыпан таллий, — говорит Шульга. Отметим, что одним с ним кулером пользовался и юрист, у которого были судебные тяжбы с Владиславом.

Специалисты продолжали ходить, что-то распыляли, опечатывали, проверяли. Сотрудники требовали признать их потерпевшими. В конце февраля жена Колесникова составила петицию, где попросила госпитализировать Константина в институт Склифосовского. Шульга утверждает, что были сложности с получением компенсации.

Как заявил Владислав, в конце февраля начались проверки уже внутри предприятия — всем сотрудникам, кто подозревал, что мог быть отравлен, советовали взять направление к врачам на обследование.

[object Object]

Самого Владислава задержали примерно через месяц.

— 28 марта у меня в почтовом ящике появилось извещение, что нужно получить судебное письмо. Я к тому моменту вёл судебный спор (по делу о ДТП). И пошёл на почту, но не забирать материалы, а в первую очередь отправлять материалы в Ростовский областной суд, — говорит Шульга.

К нему в отделении подошеёл какой-то незнакомый мужчина, который спросил, где купить алкоголь. Потом он, по словам Владислава, увязался следом и выдумывал вопросы на ходу.

— В какой-то момент на тротуар залетел полицейский УАЗ. Полицейский спросил, что происходит, и попросил документы. Я показал паспорт и пошёл. Но не успел и на 10 метров отойти, как полицейские меня догнали и сказали проехать с ними, так как этот пьяный человек будет писать на меня заявление. Посадили меня в машину и повезли в отдел, — вспоминает Шульга.

Через некоторое время его направили в камеру, а на следующий день повезли в суд. Там зачитали материалы дела, где говорилось, что мужчина нецензурно выражался в общественных местах и приставал к гражданам.

"Это заказ"

[object Object]

Шульга утверждает, что его "заказали". Якобы прямо во время заседания в зал зашла секретарь, передала трубку судье, после чего объявили перерыв. А через час, по его окончании, суд принял решение об аресте Шульги за мелкое хулиганство на семь суток.

На следующий день его отвели в комнату для допроса. Как оказалось, Шульгой интересовались представители уголовного розыска. Стали спрашивать про работу, про отравление.

Владислав заявил, что ему предложили признаться в отравлениях на заводе. А через некоторое время в квартире прошли обыски. Среди книг о технике, кучи бытовых предметов, правоохранители нашли антидот от отравления тяжелыми металлами, тиосульфат натрия.

— У меня мешочек на самом деле был. Я его использовал в качестве противоморозной добавки, когда клал стяжку во время ремонта. А это были остатки. По версии следствия, я этот порошок употреблял, чтобы не отравиться, — утверждает он.

В течение недели проходило несколько допросов. По словам Шульги, его уговаривали сознаться. Тем временем проходило множество экспертиз. В итоге его отправили под домашний арест, который позже заменили подпиской о невыезде. В результате Шульга должен выйти на предприятие.

"Тёплый приём"

[object Object]

4 сентября Шульга пришел на работу. Говорит, что коллеги были рады его видеть.

— Приняли меня очень тепло, за что спасибо сотрудникам и коллегам. Скучали, надеялись, верили, что всё это когда-нибудь прекратится, — говорит Шульга.

В отличие от начальства, которое попросило уйти в отпуск.

— Меня нашёл начальник отдела и сказал, что ему сказали уговорить меня написать заявление на очередной отпуск. Я пишу заявление с 4 сентября по 2 октября. Тут заходят охранники и говорят, что меня нужно проводить за территорию и забрать пропуск, — вспоминает Шульга.

Пропуск ему пришлось вернуть. Кроме того, так как Владислав не прошёл очередной медосмотр, ему нужно принести на работу справку из психоневрологического диспансера.

Но на этом всё не закончилось. Так, представители предприятия потребовали временно отстранить Шульгу от должности в соответствии со статьёй 114 УПК РФ. И что будет дальше — так и остаётся вопросом.

Выбор редакции

Loading...