Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.

Точки силы. Как западные СМИ отреагировали на поправки в российскую конституцию

Post cover

Фото © AP Photo / Alexander Zemlianichenko / Pool

В вечер, когда Владимир Путин объявил о намерении менять конституцию, а правительство ушло в отставку, западные СМИ казались растерянными. Англичане, американцы, французы и итальянцы публиковали осторожные статьи, где старались не отходить от фактической канвы и не пускаться в пространные рассуждения. Они прилежно пересказывали, что сказал Путин и кто такой новый премьер Михаил Мишустин, но от интерпретаций воздерживались. И только немцы поспешили выступить со своими оценками: по их мнению, избранный российским президентом путь — это однозначно движение к диктатуре.

Однако прошло совсем немного времени — и когда стало ясно, что конституционной реформе быть, её черты определяются, а русские, как говорится у них в поговорке, долго запрягали, но теперь, наконец-то, очень быстро поехали, тогда ситуация внезапно развернулась на 180 градусов.

На NBC News вышла статья с заголовком "Путинские изменения конституции многие видят как мощный захват власти". Внутри — двухходовые логические построения в стиле "любые реформы будут вести к тому, чтобы он правил вечно", а также незабвенный пассаж: "Для Запада это в перспективе означает, что путинское влияние не ослабнет, а значит, вмешательство в выборы, аннексирование соседних стран и брутальное подавление демократической оппозиции будут продолжаться годами".

Более серьёзные коллеги из Foreign Policy анализируют разные возможности российского президента: для них это либо уход к "модели Эрдогана" (Путин передаёт часть полномочий парламенту и сам становится премьером), либо "казахстанская модель" с Владимиром Владимировичем во главе Госсовета, роль которого, соответственно, вырастает.

Примерно те же тезисы повторяет итальянская La Stampa: они тоже вспоминают уход Нурсултана Назарбаева и предрекают Путину статус "отца нации". Всё предсказуемо и у Figaro.

На этом фоне статья Кристиана Эша в "Шпигеле" удивляет. Нет, называется она вполне в духе всех остальных — "Конституция — это я". Однако внутри всё совсем не так однозначно.

"Российских госслужащих можно представить себе как груду железных опилок. Подобно тому, как опилки поворачиваются вслед за магнитом, российские аппаратчики поворачиваются вслед за властью. И для этого им не нужно инструкций. Они догадываются, что от них ожидается. Это создаёт впечатление впечатляющего единства — по крайней мере, пока магнит только один. Но что, если их станет несколько?"

Эш не просто задаёт единственно верный вопрос. Он, кажется, один из немногих зарубежных корреспондентов, кто не зря ест свой хлеб и кто уловил суть идущих на нас перемен. Реформы — именно про формирование нескольких точек силы, разнесение власти по разным её ветвям и уж потом сохранение власти. Об этом автор "Шпигеля" пишет и дальше: по его мнению, изменения в конституции готовятся для того, чтобы система могла функционировать при любых обстоятельствах — с Путиным или без.

Запад продолжает вглядываться в наши процессы, осмыслять и силится понять их. Сейчас мы развили скорость, при которой только самым опытным обозревателям удаётся сохранить темп и адекватно реагировать в текстах. Так что будут ещё повороты общественного мнения, будут скоропалительны выводы и будет удивлённая тишина. И неизбежное понимание следом — так или иначе, им придётся иметь с этим дело. Пока что иметь дело с господином Эшем, кажется, будет приятнее всего.

Дмитрий Петровский
Дмитрий Петровский

Выбор редакции

Loading...
закрыть