Даже Samsung и коронавирус не помеха. Вот почему у онлайн-кинотеатров в России большое будущее

11693

Фото © Getty Images

Популярность платных видеосервисов в России стремительно растёт. Выручка легальных онлайн-платформ по итогам 2019 года достигла более 27 млрд руб. По отношению к прошлому году рынок вырос на 45%. Что стало основными точками роста и чего ждать от российских онлайн-кинотеатров в будущем? Как победить пиратов и почему это важно? Почему западные площадки должны соблюдать законы РФ и насколько отечественные сервисы готовы к конкуренции с ними?

Да ладно вам. Неужели в России кто-то платит за видео в Интернете?

Как мы уже отметили выше, за 2019 год объём отрасли вырос на 45%, а денег с неё поимели аж 27 млрд руб. Причём статистика показывает, что 72% от этих денег приходится именно на платную модель доставки контента (подписка, прокат и покупка цифровых копий).

Генеральный директор ассоциации "Интернет-видео" Алексей Бырдин в разговоре с Лайфом сказал, что основным драйвером роста стало увеличение популярности в России опции Smart TV. Эта платформа, по его словам, наиболее удобная для потребления онлайн-контента в домашних условиях. От себя заметим, что доля Smart TV на рынке телевизоров действительно растёт быстрыми темпами. По данным "М.Видео-Эльдорадо", на конец третьего квартала 2019 года в России было продано 4,4 млн экранов. Половина из них поддерживала Smart TV.

Повлияли на выручку онлайн-кинотеатров и мобильные устройства, на которых люди тоже довольно активно пользуются легальными приложениями. Десктоп тоже показал в этом году цифры лучше, чем в прошлом. Рост показывают те среды и экосистемы, которые более или менее защищены от пиратства, — подчёркивает эксперт.

От себя отметим, что здесь вставлять палки в колёса горазды корейцы. В феврале Samsung заблокировала функции Smart TV на всех телевизорах в России, которые были куплены не у официальных продавцов.

Лидерами отрасли стали такие платформы, как ivi, more.tv и YouTube. Первая занимает 23% рынка, вторая — 15%, третья — 11%. К слову, о третьей платформе. YouTube уже третий год подряд теряет аудиторию. Впрочем, не все западные сервисы сдают позиции. По итогам 2019 года в рейтинге нарисовался Netflix: он отгрыз себе 4% рынка — столько же, сколько и "Кинопоиск HD".

Неплохо. А что будет дальше?

Фото © Getty Images

Если верить аналитикам, то позитивная динамика сохранится. По прогнозам ИАА TelecomDaily, к концу 2020 года рынок вырастет на 30–35% и заработает уже около 37 млрд руб. Возможно, позитивные поправки в этот прогноз внесёт коронавирус. Бырдин считает, что льготные подписки, которые онлайн-кинотеатры ввели в связи с карантином, позволят миллионам россиян впервые познакомиться с новыми сервисами. Часть из них обязательно примкнёт к ядру лояльной аудитории.

Как бы там ни было, не стоит думать, что владельцы платформ Video on Demand (видео по запросу. — Прим. ред.) уже заказали себе золотые биде. Заработанные деньги активно реинвестируются в производство эксклюзивного контента и оптимизацию имеющейся инфраструктуры.

В России уже есть как минимум два онлайн-кинотеатра, которые сделали уверенный первый шаг в этом направлении: Premier и START. Первый известен как минимум по проекту "Домашний арест", а у второго есть собственный научно-фантастический сериал "Лучше, чем люди", права на показ которого в 2019 году купил сам Netflix. Готовят собственный контент гораздо больше компаний: ivi, more.tv, "Кинопоиск HD", more.tv, MEGOGO и наверняка кто-нибудь ещё.

Директор ассоциации "Видео-онлайн" считает, что появление эксклюзивного контента необходимо, поскольку это главный инструмент сервисов в борьбе за подписчиков. Дело в том, что фильмотеки всех сервисов так или иначе пересекаются. Есть кап проектов маст-си, который имеется практически у всех. Эксклюзивный и оригинальный контент в такой ситуации выгодно отличает одну платформу от другой.

Другая причина, по которой онлайн-кинотеатрам нужны фильмы и сериалы собственного производства, — это независимость и защита от таких медиагигантов, как, например, Disney, который сейчас развивает собственный сервис потокового видео. Последнее чревато для наших онлайн-кинотеатров тем, что Disney рано или поздно может перестать продавать контент.

Чтобы в ближайшем будущем не остаться без фильмов и сериалов вообще, сервисы и инвестируют в собственное производство, — объясняет Алексей Бырдин.

Так это значит, что мы всё же покажем кузькину мать Netflix и Disney?

Фото © Public Domain

Эксперт считает, что рассуждать так крайне самонадеянно. Вопреки тому, что Россия — крупнейший кинорынок в Европе, нам не угнаться даже за одним Netflix.

 У него более 150 млн ежемесячных подписчиков — больше, чем население России. А выручка в районе $20 млрд в год, тогда как наши сервисы скованы российским рынком и имеют потолок максимизации выручки. Объём всей российской отрасли в 40 раз меньше объёма одного только Netflix, — называет цифры Бырдин и добавляет, что российские производители и близко не видят тех денег, которыми распоряжаются зарубежные конкуренты.

Рост рынка не всегда означает рост прибыли. С ростом оборота растут и расходы. Хотя бы на оптимизацию инструментов доставки контента, которая, безусловно, нужна, поскольку видео — это тяжёлый контент. На это тратятся значительные ресурсы. Также с ростом потребления контента растут и лицензионные отчисления правообладателям. Более того, многие наши сервисы находятся в состоянии управляемой нулевой рентабельности или вовсе убыточны и существуют за счёт инвесторов. Огромные деньги уходят на рекламные кампании, которые в условиях высокой конкуренции необходимы. Безусловно, часть выручки отдаётся на производство контента. Но до состояния богатства или свободных ресурсов российский рынок ещё не дорос, — перечисляет издержки и рассуждает о финансовом состоянии российского рынка онлайн-видео Алексей Бырдин.

Ну хоть в России-то наши сервисы победят Netflix и Disney?

Вероятнее всего. Не в последнюю очередь благодаря регулирующим законам. Ещё в 2017 году Правительство РФ приняло закон об иностранном владении в онлайн-кинотеатре. Он предполагает ограничение работы в России тех VoD-сервисов, которые финансируются иностранцами.

Если быть точным, то закон об онлайн-кинотеатрах предполагает запретить иностранным инвесторам владеть более 20% активов в видеосервисах, работающих в России. На преимущественно отечественные компании вроде ivi и more.tv это требование не распространяется.

Также критерием, по которому закон делит онлайн-сервисы на "наши" и "оказывающие тлетворное влияние", является доля российских зрителей от общей аудитории. Если у платформы пользователей из РФ больше 50%, то она "наша". Если меньше, то пошла вон.

Закон об ограничении на иностранное владение аудиовизуальными сервисами вступил в силу, но до сих пор ни разу не применялся. Связано это с рядом технических нюансов правоприменения: соответствующее ведомство — Роскомнадзор — не может подсчитать количество российских пользователей тех или иных сервисов, — говорит Алексей Бырдин.

В то же время эксперт считает, что в этом или следующем году проблема наверняка решится, так как пора. По данным Алексея Бырдина, тот же Netflix уже "пробил" в РФ отметку в 100 тыс. ежемесячных пользователей, что должно заставить действовать либо власть, либо сам онлайн-кинотеатр. Эксперт видит два выхода из тупика.

Первый — сотрудничество с местными игроками рынка, создание каких-нибудь совместных предприятий: между Netflix и какой-нибудь российской компанией. Второй — дистрибуция контента через российских партнёров. Та же Disney давно работает по этой схеме, — рассуждает генеральный директор "Видео-онлайн".

Красиво излагаете. Но что онлайн-кинотеатры будут делать с пиратами? Я и мой друг Вася всё качаем на Torrent

Фото © Piqsels

С пиратами уже всё нужное делают. В 2018 году в России заработал антипиратский меморандум. Это своего рода договорённость между российскими интернет-компаниями и правообладателями, которая разрешает удалять с сайтов нелегальный контент без суда и следствия, а также вычищать пиратские ресурсы из поисковой выдачи.

И он довольно быстро принёс плоды: в 2019 году объём чёрного рынка контента составил $63,5 млн. Это огромная цифра. Но в 2018 году она была больше на 27% — $87 млн. То есть позитивная динамика есть: пиратов становится меньше.

Использование меморандума, считает Алексей Бырдин, напрямую сказалось на росте рынка онлайн-кинотеатров в России. Он обещает, что дальше поисковики elen будут обходиться с пиратами ещё жёстче.

В данный момент антипиратский меморандум превращается в закон. Надеюсь, в этом году трансформация закончится. Мы имеем представление о том, как именно нужно усилить и усовершенствовать механику, заложенную в меморандум, в форме закона. Тогда мы станем ещё на шаг ближе к тому, чтобы поисковики полностью очистились от ссылок на пиратские ресурсы. Мы уже готовим дополнительные меры, которые, возможно, будут реализованы уже в этом году, — говорит эксперт и добавляет, что даже в этом случае говорить о полной победе над пиратством не придётся, поскольку поисковики — самый важный, но не единственный источник трафика на таких ресурсах. Пираты, как крысы, всегда находят новые лазейки.

Также Лайф обсудил с гендиректором "Видео-онлайн" перспективы YouTube. Ведь в последнее время в соцсетях нет-нет да высказываются опасения на счёт внезапной блокировки хостинга. По разным причинам. Бырдин считает, что если это и случится, то точно не ради поддержки российских онлайн-кинотеатров.

Комментариев: 4

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
avatar
Денис Добровольский11 апреля, 21:48

3. Жадность этих кинотеаторв когда они на какие то культовые старые фильмы ценник ставят даже больше чем на новинки. К примеру на фильмы типа Кошмар на улице вязов, Маска и т.д. При этом даже у подписчиков нет никаких привелегий.

avatar
Денис Добровольский11 апреля, 21:47

2. За новинки нужно платить отдельно, и появляются они в этих сервисах через месяц два как они появятся у пиратов.

avatar
Денис Добровольский11 апреля, 21:46

1. подписка ничего не даёт, максимум можно смотреть середнячковые фильмы, которые по сути трата времени.

Layer 1