Секс, ложь и оппозиция. Как Навальный оценивает насилие над женщинами

Писатель и публицист Дмитрий Петровский — о том, когда и в отношении кого Навальный считает, что харассмент допустим, а когда нет.

30 апреля 2020, 12:00
5266
<p>Фото © ТАСС / Владимир Смирнов</p>

Фото © ТАСС / Владимир Смирнов

Вчера на сайте "Русской службы Би-би-си" вышла статья об Алексее Венедиктове. Материал большой, рыхлый и скверно структурированный, но большинству читателей было всё равно — они проматывали его вниз, минуя истории взаимоотношений с Гусинским, Ельциным, Лесиным, Путиным, — туда, где рассказывается, как пожилой оппозиционный патриарх обнимает за плечи и целует девушек в редакции и потом — как трогал за ноги "и выше" бывшего пресс-секретаря Алексея Навального Анну Ведуту. Что поделаешь, народу нужны сильные эмоции. А картинка того, как 64-летний лохматый мужчина на заднем сиденье своего автомобиля пристаёт к юной девушке, — картинка сильная и неприятная.

"Бонифация с микрофоном" немедленно осудили его вчерашние друзья и соратники: Алексей Навальный и Леонид Волков бросились выражать в соцсетях свою безоговорочную поддержку Анне, которая давно не работает в ФБК и живёт в США.

Сразу вас разочарую: мы не будем выяснять, было или не было что-то между юными девушками и престарелым оппозиционером. Ни я, ни вы свечку не держали. Но о лицемерии и о том, как уже надоевшее всем meetoo превратилось в инструмент внутривидовых разборок, поговорить надо. А заодно вспомнить несколько очень похожих историй.

Итак, 2012 год. В штаб молодого, перспективного политика Алексея Навального приходит полная надежд девушка Екатерина Патюлина — развивать онлайн. В начальники ей дают женатого бородатого пухляша Леонида Волкова, который с порога начинает себя странно вести: бомбить девушку недвусмысленными эсэмэсками, поджидать во дворе у дома и требовать, чтобы всё между ними случилось сейчас и немедленно. В отличие от кейса Венедиктова, здесь это можно утверждать более-менее определённо — эсэмэски Патюлина опубликовала. Волков не отстаёт даже тогда, когда Екатерина начинает встречаться с Максимом Кацем, тоже сотрудником ФБК. В итоге Катя идёт жаловаться начальнику — Алексею Навальному. Навальный отвечает ей буквально следующее: "Я думал, он всего лишь хотел тебя трахнуть". И правда, какая мелочь.

Трогание за коленку Венедиктовым Ведуты, если оно действительно было, состоялось в том же 2012 году. И можно себе легко представить, что бы сказал шеф ФБК, если бы пресс-секретарь и к нему пришла с жалобой. Он произнёс бы слово в слово то же самое, потому что у Навального тогда ещё не было канала на "Ютубе" с многомиллионной аудиторией. Он был, по сути, ЖЖ-блогером, а "Эхо Москвы", куда он приходил как к себе домой, — главным его медийным ресурсом. Портить отношения с таким важным для него Венедиктовым? Смеётесь? "Я думал, он всего лишь хотел тебя трахнуть".

Своего любимца Волкова Навальный будет прикрывать и дальше: и когда тот, по слухам, будет оказывать "знаки внимания" той же Ведуте, и когда его застанут в стрип-клубе Point Rouge. И не то чтобы поход в стриптиз был для взрослого, пусть и женатого, мужика чем-то зазорным, но давайте тогда не будем разыгрывать из себя поборников морали и ярых противников "объективации женщин". Как говорится, или крестик, или трусы.

Кстати, о трусах и крестике: в 2018 году, когда в харассменте обвинили депутата Леонида Слуцкого, "Эхо Москвы" в первых рядах присоединилось к бойкоту Госдумы и отозвало оттуда своих журналистов. Венедиктов тогда написал в своём телеграм-канале, что считает Думу "небезопасным местом работы для журналистов обоего пола". Разумеется, то ли дело "Эхо Москвы". "Обнять подчинённую за плечи, поцеловать в щёку, погладить, назвать зайчиком, птенчиком, котиком для главреда "Эха" в порядке вещей" — это всё из того же материала Би-би-си. Слуцкого, напомню, комиссия по этике полностью оправдала, а бойкот развалился как-то сам собой, потому что харассмент харассментом, а работать как-то надо.

Кстати, с интересным воспоминанием на том же "Эхе" выступила Карина Орлова (статья "Meetoo, но не то" — оцените название). Бросившись защищать шефа, она на голубом глазу рассказывает про ужин в Нью-Йорке с Ведутой и Венедиктовым (мол, всё у них было ровно), а потом — про "дружеский ланч с сотрудником Госдепа" (!!!), на котором она обсуждала поведение Алексея Алексеевича. Сотрудник якобы сказал ей, что "в Госдепе всё понимают", но Венедиктов важен в первую очередь тем, чтобы "Эхо" продолжало работать. Как говорится, простота хуже воровства.

Не поймите меня неправильно. Если к Ведуте, Патюлиной, Рябцевой приставали, мне их жаль, какие бы ни были наши политические позиции. Но не надо обольщаться: их совершенно не жаль тем, кто сейчас так активно им сочувствует. Meetoo, которое хоть тушкой, хоть чучелом пытаются пересадить с американской почвы на нашу, вообще не про девушек — оно про власть, ресурс и внутривидовую борьбу. Кому "можно", а кому "нельзя", здесь решается сиюминутно, в зависимости от текущей выгоды. А грань между "безоговорочной поддержкой" и "он всего лишь хотел тебя трахнуть" переводится на раз — в зависимости от того, кому именно сейчас хочется понравиться лидерам честной, нелживой и рукопожатной во всех смыслах оппозиции.

Авторы

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1