Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Фактор-2020. Книжные антиутопии, которые оказались пророчествами

5171
Post cover

Коллаж © LIFE. Фото © Shutterstock

Согласитесь, то, что сейчас происходит в мире, похоже на сюжет фантастической, антиутопической литературы. Это, как мне кажется, есть самый интересный объект для исследования в период "глобальной пандемии, вакцинаций, изоляции, экономического и политического кризиса, перенаселения планеты и всплеска разной конспирологии".

Антиутопия — это всегда реакция на социальные преобразования и полемика с уже существующими утопиями. Это социальное предвидение. Но как смогли писатели-фантасты прошлого времени так точно попасть в реалии и проблемы современного общества, угадать социальные отношения будущего? Ведь нас отделяют от авторов 50, 100, 120 лет. Или проблемы человечества остались теми же?

Сейчас вряд ли найдётся аналитик, способный предсказать современные события на год вперёд, а тут такой серьёзный разрыв во времени и такая точность в образах и моделях. В основе сюжетов антиутопических романов, как правило, лежит конфликт между "естественной" личностью, не сумевшей приспособиться к "прекрасному новому миру", и человеком, живущим в том прекрасном мире.

Итак, давайте "ванговать", вспоминать и пробовать провести параллели.

"Мы" — фантастический роман Евгения Замятина (1920). Действие разворачивается в далёком ХХХII веке. Роман описывает общество жёсткого тоталитарного контроля над личностью, где имена и фамилии заменены буквами и номерами, государство контролирует даже интимную жизнь. Утопия, идейно основанная на научной организации труда, науке как религии и отрицании фантазии. Тоталитарное гражданское общество, управляемое "избираемым" на безальтернативной основе "Благодетелем".

Олдос Хаксли в своей капиталистической антиутопии, написанной в 1932 г., "О дивный новый мир" рассказывает об обществе, где люди не рождаются, а выводятся в инкубаторах, и ещё на стадии эмбрионов распределяются на касты, которые будут выполнять определённые виды работ. Ещё в детстве таких людей делят на альфу (высшая каста) и эпсилон (низшие, чернорабочие). Государство регулирует в людях только физиологические и материальные потребности, исключая всё духовное и человеческое. Конечно, такими людьми проще управлять.

В романе Хаксли полностью исключается искусство. Оно уничтожается с помощью "промывки мозгов" как слишком сложная и неоднозначная вещь, не поддающаяся контролю. Искусство невозможно потреблять, а главная суть человека тут — это потребление, через потребление и ощущается счастье. У гражданина отнимается лишь его свобода выбирать, каким ему быть, но сам человек этого уже и не замечает.

Джордан Оруэлл в своём романе "Скотный двор" в 1945 году описал антиутопию полицейского тоталитарного государства. В книге свиньи, начавшие "голодный бунт" против хозяев-людей, изгоняют тех с фермы и правят своим новоиспечённым обществом. Они провозглашают семь своих главных законов-заповедей. На обновлённой "ферме" животные считают себя свободными и счастливыми несмотря на то, что некоторым из них приходится работать до изнеможения. Заповеди потихоньку исправляют, а затем и вовсе отменяют. Все, кроме одной — самой главной. Однако и её немного перефразировали, как было выгодно "правящему классу": "Все животные равны, но некоторые более равны, чем другие". К финалу свиньи даже встают на задние ноги и их уже становится трудно отличить от самих людей.

"1984" — роман, написанный в 1949 году, в котором опять рассматривается природа тоталитарного государства, но уже через управление страхом. Ведь страх оказывается куда более сильным чувством, чем любовь или привязанность. Оруэлл даёт понять, что под воздействием страха человек, цепляясь за жизнь, начинает пренебрегать даже такими чувствами, как любовь, дружба и человечность. Океания Оруэлла строится прежде всего на "нечеловеках", сломленных людях.

У Океании нет чёткого прошлого, оно меняется в зависимости от линии партии. У граждан государства больше нет чувств вроде любви к родным и близким. У людей больше не осталось никакой частной жизни — за ними повсюду следят. Также не остаётся правдивого языка, его заменит изобретённый "новояз".

Оруэлл указал на потребность каждого тоталитарного государства во "враге". Такое общество просто не может жить без врага, потому что ничто так не объединяет людей, как ненависть и злоба к кому-то. Людей надо всё время подпитывать новыми объектами для ненависти.

В итоге государство добивается от граждан полного послушания, но также провоцирует их на предательство, тут же карая их за это и выставляя их врагами.

"Всем стоять на Занзибаре" Джона Браннера 1968 года. События происходят в 2010 году. Планета Земля задыхается от большого количества населения (7,7 млрд человек). Население сходит с ума от тесноты, бедности и отсутствия перспектив. Люди зависят от наркотиков, легализованных самим правительством, чтобы примирить граждан с их безрадостным бытием.

В развитых странах действует жёсткое законодательство, которое запрещает людям с несовершенным геномом иметь детей. Для большинства людей полноценная семья становится недосягаемой и желанной мечтой. Ситуациям, связанным с незаконным зачатием, рождением и усыновлением детей, посвящено немало страниц романа. Но некоторые, руководствуясь "благими намерениями", "заботой о генофонде", прикрывают своё нежелание иметь детей вообще.

Итак, "утопии страшны тем, что они сбываются", — писал Николай Бердяев. Я привёл лишь краткий список антиутопических произведений, но уже они дают понять, что даже научная-фантастика по истечении лет имеет шансы становиться реальностью.

Антиутопия — это жанр-предупреждение. Главная задача героев в представленных произведениях — это прежде всего выжить. А по сему это годная инструкция по выживанию в суровые времена. Особенность этого жанра состоит в "узнавании" образов сегодняшней действительности. Писатели прошлого, усилив формат зарождения каких-либо социальных процессов, которые происходили на их глазах, обрисовали контур грядущего. Таким образом, применяя тот же приём, мы способны взглянуть и на своё будущее.

Достоинство антиутопий в том, что на контрасте чудовищной реальности всегда всплывает и что-то высокое, человечное, что даёт надежду и шанс на будущее. Такая литература объясняет нам, каким могло бы быть наше общество, если бы в нём победили не добро и нравственность, а людские пороки.

В антиутопии сохранение личности и человеческого достоинства — это именно то, что всегда спасёт мир и общество от порабощения тоталитарным режимом и коллективного безумия.

Выбор редакции

Loading...