Дикая банда Монгола. Как жил отец советского рэкета

7 ноября 2020, 21:40
52712

Фото © Русская семёрка

<p>Фото © Русская семёрка </p>

Геннадий Карьков был не только первым советским рэкетиром, но ещё и первооткрывателем криминальных талантов.

В начале ноября 1981 года из исправительно-трудовой колонии досрочно освободился один из самых дерзких и опасных советских преступников Геннадий Карьков по прозвищу Монгол. В своё время он стал пионером советского рэкета и привёл в криминальный мир Вячеслава Иванькова, более известного под прозвищем Япончик. В советские времена о преступниках старались не писать в прессе, тогда как банда Монгола в своё время прогремела на весь СССР, а о задержании преступников сообщили крупнейшие советские газеты. Выход по УДО преступника такого ранга вызывал опасения, что он возьмётся за старое. Однако восстановить прежнее влияние в столице Карькову уже не удалось.

Вор

Геннадий Карьков родился в 1930 году в Нижегородской области. Неизвестно, чем он занимался в юности. Известно лишь, что в начале 50-х годов он перебрался в Калужскую область, а затем в Московскую. На жизнь он пытался зарабатывать в строительной организации при колхозе. Денег за такую работу платили не очень много, и это явно не удовлетворяло амбициозного Карькова. Подробности его первого дела неизвестны, за исключением того, что в 1955 году он был арестован и осуждён по статье "Хищение государственного имущества, совершённое организованной группой". В 1947 году наказание по данной статье было усилено, поэтому Карьков сразу получил десять лет, несмотря на то что это было его первое преступление.

Фото © Wikipedia

Фото © Wikipedia

В СИЗО в ожидании приговора Карьков свёл знакомство с другими авторитетами. Один из них — Лев Генкин по прозвищу Сиська — особенно сблизился с ним. Впоследствии он стал одним из самых близких сподвижников Монгола (это прозвище Карьков получил за ярко выраженную азиатскую внешность). Генкин был на три года младше Карькова, но уже являлся весьма авторитетным вором. Первый срок он получил ещё в 14 лет, а к моменту знакомства с Монголом уже в третий раз находился в заключении.

Наказание Монгол отбывал в Архангельской области. Однако ему крупно повезло: в 1961 году в действие вступил новый Уголовный кодекс РСФСР, значительно более мягкий, чем сталинский. В соответствии с новым законодательством выходило, что Карьков уже отбыл свой срок, поэтому весной 1961 года он был освобождён, отсидев пять лет. Обзаведясь связями с авторитетными ворами, Карьков решил и дальше следовать криминальным путём. На протяжении нескольких лет ему сопутствовала удача, но в 1966 году он опять попался на краже. На этот раз он получил три года и отбыл их от звонка до звонка.

Рэкетир

Освободился он одновременно с Сиськой, который к этому времени отбыл уже шестой срок. Встретившись со старым знакомым, Монгол предложил ему по-настоящему революционную криминальную идею. Какой смысл воровать по мелочи и постоянно попадать за это в тюрьму, когда можно брать по-крупному с той категории советских граждан, которая не побежит жаловаться в милицию? В те времена рэкет был почти неизвестен советским преступникам. В дореволюционные времена некоторые революционеры-подпольщики пытались обкладывать бизнесменов данью "на нужды революции", но по-настоящему широкого распространения это не получило. А в советские времена с запретом рыночных отношений вымогать деньги стало просто не у кого.

Однако в 60-е годы в СССР стал складываться чёрный рынок. Директора заведений общепита и различных фабрик научились использовать вверенные им предприятия для извлечения личной выгоды. Так стали появляться первые советские подпольные богачи. Следом подтянулись фарцовщики, валютчики, подпольные антиквары, ювелиры и т.п. публика. Всех их объединяло то, что их заработок по советским законам считался преступным и за некоторые дела предусматривалось более серьёзное наказание, чем за убийство или бандитизм. Учитывая эти обстоятельства, цеховики не горели желанием связываться с милицией. Поэтому Монгол рассудил, что грабить эту категорию советских граждан можно совершенно безнаказанно. Главное — знать, кого грабить.

Япончик. Фото © Topnews

Япончик. Фото © Topnews

Следующие несколько месяцев Карьков и примкнувший к нему Генкин потратили на поиски единомышленников. В общей сложности в банду набрали около 30 человек, но постоянно действующее ядро было значительно меньше и не превышало десятка преступников. Помимо Генкина к банде примкнул ещё один известный в криминальных кругах человек — Владимир Быков по прозвищу Балда. Но были и новички. Одним из таких оказался бывший студент циркового училища Вячеслав Иваньков, которого Монгол нарёк Япончиком.

Иваньков пришёл в криминальный мир сравнительно поздно, впервые был задержан за кражу в 25 лет и вместо тюрьмы был отправлен на принудительное лечение в психиатрическую больницу. Вскоре после выписки Иваньков оказался в банде Монгола и довольно быстро стал в ней фигурой номер два после лидера. Именно Иваньков добыл для банды несколько комплектов милицейской формы, наручники и настоящее удостоверение сотрудника милиции. Ради последнего ему пришлось напоить в одной из забегаловок самого настоящего милиционера. Угостив его водкой со снотворным, Иваньков дождался, пока тот уснёт, после чего достал из его кармана заветные "корочки" и исчез.

Дикая банда

В начале 1971 года по Москве поползли слухи про дикую банду милиционеров. Слухи распространялись среди цеховиков, многие из которых знали друг друга. Один за другим видные цеховики подвергались жестоким налётам обезумевших милиционеров, которые применяли к ним полный арсенал средств убеждения: от угроз до жестоких пыток.

В некоторых случаях преступники разыгрывали перед жертвами целые спектакли. Так, однажды похищенную жертву везли в автомобиле в лес, когда на трассе их остановил милиционер. Когда он полез проверить багажник, где лежала связанная жертва, один из преступников выстрелил ему в спину. Захлёбываясь кровью, милиционер упал. После этого преступники объявили похищенному, что, раз он стал свидетелем убийства, от него придётся избавиться. Перепуганная жертва начала умолять сохранить ей жизнь, выдав все свои тайники, где хранились деньги и ценности. После этого окровавленный милиционер, которого играл Иваньков, встал и преступники уехали обчищать тайники одураченной ими жертвы.

Впрочем, театральные постановки были редкостью. Гораздо чаще преступники действовали при помощи грубой силы. Бандиты проникали в квартиру жертвы при помощи ряженого милиционера или же останавливали её на улице и под благовидным предлогом просили сесть в машину. Затем человека вывозили в лес. Если он не соглашался отдать все деньги добровольно, его заколачивали в гроб и начинали методично распиливать до тех пор, пока он не соглашался. Или же инсценировали его повешение или погребение заживо. В других случаях похищенного просто избивали и истязали до тех пор, пока он не отдавал все ценности.

Как правило, преступники забирали все деньги и ценности, какие находили. Иногда бандиты не удовлетворялись хищением всех ценностей и дополнительно облагали жертву данью, которую он должен был регулярно им передавать. Каждый подобный налёт приносил банде тысячи, а порой и десятки тысяч рублей. По тем временам это были бешеные деньги. Монгол всего после нескольких криминальных операций купил себе "Победу" — один из самых дорогих советских автомобилей.

Крах

Расчёт Карькова был верен. Пострадавшие действительно не спешили обращаться в милицию. Мало того что они сами имели незаконные источники дохода, некоторые ещё и верили в то, что их действительно ограбили настоящие милиционеры, так что не рассчитывали на помощь правоохранителей.

Фото © Фотохроника ТАСС

Фото © Фотохроника ТАСС

Ошибкой Монгола стало обкладывание цеховиков данью. Один из пострадавших рассудил, что лучше ужасный конец, чем ужас без конца, и решился пожаловаться милиционерам. А вскоре те и сами убедились в существовании "банды милиционеров".

Произошло этого после того, как правоохранители задержали шайку воров, укравших в одной из квартир большое количество ценных ювелирных изделий. Однако краденых вещей у воров не нашли, те божились, что их уже успели обчистить какие-то "разгонщики" (так на криминальном сленге называли преступников, переодевавшихся в милиционеров).

Дело взял на личный контроль начальник МУРа Корнеев. Стоит отметить, что преступники были настолько уверены, что никто не рискнёт на них пожаловаться, что не слишком-то соблюдали конспирацию. Сотрудникам МУРа удалось найти несколько пострадавших, согласившихся дать показания. Через сеть милицейских осведомителей удалось установить личности нескольких участников банды, а уже через них выйти на руководителей. Монгол был задержан в августе 1971 года. Трое оперативников в штатском скрутили его прямо у входа в магазин. Последним был задержан Балда, который несколько месяцев скрывался, кочуя по разным городам. Наконец, в начале 1972 года на одной из конспиративных квартир банды был арестован и он.

Суд

В 1972 году состоялся суд над бандой милиционеров. Из-за особых обстоятельств дела в здании суда были приняты экстраординарные меры безопасности. О поимке преступников сообщили ведущие советские издания, что было большой редкостью по тем временам. Преступников старались не упоминать в СМИ, однако это дело было столь непривычным, что умалчивать о нём не стали. Журналисты окрестили его "одним из самых сложных дел в истории МУРа", а самого Карькова назвали "матёрым бандитом".

Почти все участники банды Монгола получили 15 лет лишения свободы. Сам Карьков из 15 присуждённых ему лет 10 должен был отбыть в тюрьме — на самом строгом и жёстком режиме из всех существовавших в СССР. Единственным из участников банды оставшимся на свободе оказался Япончик. Вскоре он сколотил свою собственную банду, которая по аналогичной схеме грабила цеховиков по всему Советскому Союзу. Но это уже другая история.

Десять лет, которые провёл Карьков во Владимирском централе, основательно подорвали его здоровье. В начале ноября 1981 года он освободился по УДО. У правоохранителей были опасения, что Карьков вернётся к прежнему ремеслу, однако этого не произошло. Из-за проблем со здоровьем Монгол практически отошёл от дел, хотя и поддерживал контакты с криминальными авторитетами. В последние годы жизни он подолгу лечился и практически не участвовал в начавшемся в конце 80-х годов переделе собственности. Его близкий соратник Генкин полностью отбыл свой 15-летний срок, а позднее ещё раз оказался в заключении за кражу, уже в постсоветской России. Умер Генкин в 2003 году в 80-летнем возрасте.

Что касается Карькова, то он скончался от цирроза печени в одной из московских клиник в октябре 1994 года. В это время его бывший ученик Вячеслав Иваньков, чьё имя уже прогремело на весь СССР и Россию, пытался покорить Америку. Ученик сумел превзойти своего учителя. Если Монгол был лишь одним из первых советских рэкетиров, то Япончик превратился уже в криминальную фигуру международного масштаба.

Авторы

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1