Бить или не бить. Кто натравливает одних русских пацанов на других

Журналист Геннадий Владимиров — о тех, кто снимает сливки с вечных бесов революции и топит в крови мирные народы лихими обещаниями.

28 января 2021, 21:40
13060
<p>Фото © ТАСС / Дмитрий Ефремов</p>

Фото © ТАСС / Дмитрий Ефремов

Это только подростки "Тиктока" не помнят, старожилы-то припоминают: чтобы идти цепью на ОМОН, надо быть самоуверенным и убеждённым. В 1990–1991 годах студенты шли в одних цепочках с одетыми в одинаковые пальто и шапки из свалявшегося кролика работниками многочисленных НИИ на шеренги солдат, чтобы обрести свободу от 6-й статьи Конституции СССР. Это статья про главенствующую роль КПСС. Статью отменили. Потом шли за свободу Прибалтики, за реформы, за всё хорошее.

Через два года эти же сотрудники уже закрытых и распроданных НИИ шли на цепочки ОМОНа с требованием вернуть им страну, но в ответ уже танки защищали новые правила жизни, драки были бессмысленны и беспощадны. Горели покрышки на Садовом кольце и дымился Дом Советов.

Но идеи протеста вечны — революционное насилие переживёт и революцию, и стабильность. Насилие — единственный аргумент в политической борьбе, за которым уже не остаётся аргументов для дискуссии.

Сотрудники НИИ прикупят себе на рынке вместо свалявшегося мокрого кролика модные шапочки турецкого производства и сменят свои научные исследования на торговые точки у метро. Будут потом брюзжать на Горбачёва и Ельцина, обвинять мировой империализм, сионизм и прочий гомосексуализм в своих бедах. Некоторые горячие подростки попадут под призыв и погибнут в Чечне. Кого-то настигнет пуля в бандитских разборках, кто-то откроет для себя героин и умрёт от передоза...

Выжившие же в 90-е будут помнить уроки уличного насилия как время своего умственного помутнения. Они будут помнить, как эмоции застилали разум. Это когда ты споришь с другом, а потом вдруг бьёшь его в челюсть. И назад пути нет — уже и дружбу прежнюю не вернуть, и кулаку больно.

Конечно, бывает праведный гнев и праведное насилие — но оно всегда может быть только ответом. Когда замахиваешься первым, грань переступаешь именно ты. Как в этой дилемме определить свою сторону — вопрос очень серьёзный. Нужны уверенность в своей правоте и разум, который поможет анализировать ситуацию и просчитывать будущее на несколько шагов вперёд.

Ты можешь, конечно, вынуть мозг, выйти на Сенатскую и вырубить одним ударом сотрудника ДПС под камеры зевак. Потом гарантированно сядешь, как субботний айтишник из Питера, сломавший себе жизнь.

Праздник непослушания бывает хорош анонимностью — нагадил власти и старшим и скрылся. Но в современном цифровом мире всё запротоколировано роликами в соцсетях, все лица опознаются, прыгаешь ли ты на машине спецслужб или играешь в футбол шлемом омоновца.

Революция не праздник непослушания, для неё идеи нужны. Если идей нет — это просто драка, ведущая к тому, что кто-то где-то сменит кого-то, а ты так и останешься на обочине с сорванным шлемом омоновца и дырой в кармане.

Всё имеет цену, и борьба тоже. Кто прав в противостоянии — всегда определяет время. Именно поэтому мирный протест даёт возможность дискуссии и анализа, а нападение на силовиков не даёт.

Все мы в жизни бываем недовольны — строгостью родителей, несправедливостью учителей... Но даёт ли нам это право их бить с разворота? Когда пролетариату нечего было терять, кроме своих цепей, он совершил революцию и установил диктатуру. До сих пор историки спорят, прогресс это был или регресс.

Насилие легко спровоцировать — футбольные болельщики влёт воспламеняются на матчах, потому что они в толпе и на эмоциях. Довести толпу до нужных эмоций легко, главный вопрос — для чего? Для того чтобы использовать в качестве тарана.

Второй вопрос — что таранить и зачем? Можно взять толпой Бастилию, свергнуть короля, чтобы потом построить новую империю и погубить Великую армию в бесчисленных походах. Можно свергнуть царизм, потом Временное правительство и построить СССР. Можно разрушить СССР, а потом долго драться на улицах за право его восстановления.

Кстати, при крахе СССР во время августовского путча погибло три человека, пытавшихся блокировать движение бронетехники в туннеле под Новым Арбатом. Они погибли нелепо — попали под гусеницы, набрасывая брезент на смотровые щели, ослепляя водителей. Их похоронили как героев — эта кровь дала импульс заклеймить власти и освободить Россию от "гнёта" СССР.

Только число погибших в результате его распада увеличилось в разы — войны на окраинах вспыхнули с новой силой, а в 1993-м в Москве погибнут уже сотни людей, страна привыкнет к отчётам о погибших в Чечне военнослужащих. Значит ли это, что любой протест обрекает нас на регресс? Конечно, нет. Протест — это эволюция, это развитие, он всегда даёт импульс к решению проблем.

Но то, что было в Москве 23 января, даёт новую пищу для размышлений — тиктокерам об этом предстоит подумать, когда подрастут. А подрастут они уже скоро, и вопрос "для чего?" станет для них главным. Они поймут, что это была не их война, их желанием сделать страну справедливее и лучше умело пользуются те, кому уже не под силу убедить в своей искренности и правоте тех, кто пожил и научился критически мыслить.

Когда Навальный призвал выходить на улицы, ему уже было понятно, что реальный срок заключения отменяет все его планы на ближайшие пять лет. Если нечего терять, можно бросить в топку последние резервы — дети для этого подходят лучше всего. Столкновение поколений на улицах — это и картинка для Интернета, и повод для разговора о жестокости власти. Если принести детей в жертву, это будет покруче "небесной сотни" киевского Майдана.

Мобилизовать крепких пацанов с окраин, которые давно хотели подраться с ментами просто так, а ещё и мотивировать их борьбой за абстрактную справедливость. Пацаны подерутся, а деньги от спонсоров уйдут тем, кто поставит галочку о проведённом мероприятии. Год начинается, и бюджет открыт.

Пацан всегда за правду, пацан всегда за справедливость, пацана легко натравить, пацана легко обмануть. Люди с хорошими лицами, считающие себя элитой, ходившие давно по Москве в протестных прогулках, теперь будут потирать руки — пацаны же с ними, можно за пацанов спрятаться, если что.

Они только не понимают одного, что пацаны всё равно почувствуют, когда их обманывают. Но сила уже будет опробована. И джин вылетит из бутылки. И куда и против кого эта сила будет применена в будущем, не знают даже сами пацаны.

Не против ли людей с хорошими лицами, которые так лихо натравливают одних русских пацанов на других? Тех, что стоят напротив них в форме и касках. Они ведь ровесники, и жить им вместе в одной стране. И вместе потом отделять обман от истины и определять, где несправедливость и как с ней бороться. Вместе. Без тех, кто пытается их развести на драку ради эффектной картинки.

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1