Ноль соседей без проблем: в "османских" планах Турции не только российский Крым

Политолог Айк Халатян — о том, повторит ли Турция судьбу гитлеровской Германии и чем могут закончиться неоосманские амбиции Эрдогана.

15 февраля 2021, 21:40
8180
<p>Фото © Mustafa Kamaci / Anadolu Agency via Getty Images</p>

Фото © Mustafa Kamaci / Anadolu Agency via Getty Images

На днях большой резонанс вызвала информация о том, что на одном из турецких телеканалов показали в эфире карту с прогнозом американской компании Stratfor о расширении сферы влияния Турции в мире к 2050 году. Согласно мнению экспертов из США, в ближайшие десятилетия Турция расширит сферу своего влияния на Ближнем Востоке, Балканах, в Северной Африке и Центральной Азии. Кроме того, под влияние этой новой Османской империи полностью попадут Закавказье, Крым и южные регионы России.

И хоть турецкая сторона убеждала, что информацию исказили и в эфире просто пересказали публикацию американской компании Stratfor, которая "позиционирует себя как разведывательную консалтинговую фирму, но на деле публикует зачастую крайне ангажированные статьи своих сотрудников, не имеющие никакой серьёзной фактологической базы", единственной неточностью было лишь то, что это был телеканал TGRT, а не TRT1.

Да и не стоит забывать о том, что турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган неоднократно заявлял, что считает нынешние границы Турции нелегитимными. И предъявлял территориальные претензии почти ко всем соседям своей страны. К примеру, в конце октября прошлого года он открыто высказал претензии в отношении Крыма, заявив, что в 1783 году Россия несправедливо отняла полуостров у Османской империи и теперь он должен быть возвращён современной Турции. В связи с этим можно вспомнить, что в своё время министр иностранных дел Ахмет Давутоглу предложил внешнеполитическую доктрину "ноль проблем с соседями", однако спустя всего несколько лет оппоненты Эрдогана её с иронией переименовали в доктрину "ноль соседей без проблем".

Вообще, Эрдоган сейчас напоминает Адольфа Гитлера в 30-х. Как и немецкий фюрер, он считает обделённой свою страну в существующем миропорядке. Уверен, что нынешние границы и сферы влияния не соответствуют возросшему потенциалу и большим амбициям Турции. И для исправления этой "ошибки" он ведёт агрессивную — а зачастую и авантюрную — внешнюю политику "на грани". Но, как и Гитлеру в 30-х, ему безумно везёт: в Сирии ему удаётся избежать прямого столкновения с Россией и Ираном, в Ливии — с Египтом, в Средиземном море — с Грецией. Географические соседи и геополитические конкуренты Турции, дабы избежать силового столкновения (или чтобы Турция хоть как-то сдержала подконтрольные ей группировки боевиков), вынуждены идти на компромиссы, учитывать интересы Анкары и растущую зону турецкого влияния. И вот уже турецкие солдаты на севере Сирии, в пограничных районах Ирака, в Ливии и Катаре.

Политика Эрдогана опробована и пока сбоев не даёт: воспользоваться нестабильностью или конфликтом в каком-то регионе, усугубить ситуацию своим прямым вмешательством или через подконтрольные "прокси"-силы и сделать невозможной нормализацию обстановки без своего активного вовлечения (и, естественно, учёта своих интересов). При этом пока Эрдоган чётко улавливает момент, когда нужно снять ногу с педали газа и вновь перейти к переговорам вместо силового давления, как это, например, случилось в Ливии, когда Египет уже готовился ввести в соседнюю страну войска и остановить продвижение подконтрольных Турции сил.

Однако с каждым разом ставки Эрдогана всё крупнее и рискованнее, как, например, в недавней войне в Карабахе, когда он ровно пять лет спустя вернул России ответку за военную операцию в Сирии, разрушившую все турецкие планы относительно этой арабской страны. И хотя Закавказье традиционно считалось зоной интересов России, подтолкнув Баку к началу боевых действий и оказав ему большую помощь для достижения победы в этой войне, Анкара показала, что с Россией можно говорить с позиции силы. Хотя Москва в первые дни и отвергала предложение Анкары решить Карабахский конфликт по сирийскому сценарию, в итоге она была вынуждена согласиться на это. И фактически начать процесс легализации турецкого военного присутствия в Азербайджане.

И надо заметить, что те крупные совместные экономические проекты, в частности в энергетике ("Турецкий поток", АЭС и другие), которые Москва расценивала как сдерживающий фактор для Анкары в российско-турецких отношениях, фактически стали сдерживающим фактором для самой России.

Именно поэтому после эскалации напряжённости и дестабилизации ситуации на Кавказе и в Донбассе целью турецкой экспансии будут южные регионы России, лежащие между Украиной и подконтрольными Анкаре странами Южного Кавказа, а также населённый тюркскими народами регион Поволжья. И надо заметить, что Турция активно работает в экономической и гуманитарной сферах в республиках Поволжья, целенаправленно усиливая своё влияние в регионе. И наглядным результатом этой работы стала довольно странная позиция Татарстана во время резкого ухудшения российско-турецких отношений после того, как ВВС Турции сбили в 2015 году в Сирии российский Су-24.

Что касается интереса американцев к усилению влияния Турции, свидетельством чего стала карта от Stratfor, то он понятен. Для Вашингтона успех Турции автоматически означает поражение России. И ради проблем у одного из главных геополитических противников США готовы мириться даже с непокорностью Эрдогана в некоторых вопросах.

И хотя в Москве многие хотят представить ситуацию так, что ввод российских миротворцев в Карабах и ведение армяно-азербайджанских переговоров на высшем уровне являются победой России, всё не так однозначно. Идея транспортных коридоров, связывающих Азербайджан с Турцией через Нахичевань, — это фактически начало реализации давних пантюркистских планов Турции. И для турецкой стороны непринципиально, будет ли эта цель достигнута при её прямом участии в переговорах или без неё.

К тому же то обстоятельство, что Турция может себе позволить развязать войну в зоне российских интересов без разрешения Кремля, помочь своему союзнику победить союзника России, будет расценено в мире как признак слабости Москвы, как бы в самой России это ни интерпретировали. А для страны, имеющей множество конфликтов вокруг своих границ и мощных геополитических соперников, слабость — непозволительная роскошь. И вот мы уже видим, как Украина делает ставку на военную помощь Турции в конфликте в Донбассе, закупает "байрактары" ​​и открыто готовится к силовому решению конфликта. А союзник Турции Ильхам Алиев после победы в Карабахском конфликте уже высказывает претензии на международно признанную территорию Армении, в частности на Сюник, Севан и даже на столицу — Ереван.

Поэтому гипотетические достижения Турции к 2050 году на карте Stratfor грозят стать темой ожесточённых геополитических баталий (в первую очередь с Россией) уже в ближайшие годы. Ведь Турция продолжит свою политику по вытеснению России сначала из Закавказья, а затем и из Северного Кавказа (можно вспомнить активную помощь Анкары боевикам на Кавказе в 90-х). И вряд ли аппетиты Турции, стремящейся стать лидером тюркского мира, ограничатся только этим. И как бы Москве ни хотелось избежать этого столкновения, как бы часть российских экспертов ни твердила, что Россия и Турция могут избежать столкновения и уважать взаимные интересы, их интересы в Закавказье, Крыму и на Ближнем Востоке настолько диаметрально противоположны, что никто не берётся на практике сказать, как их можно развести без ущемления какой-то из сторон. Ведь вряд ли можно предположить, что Турция откажется от своего влияния в Грузии и Азербайджане и вернёт их в зону российских интересов или что Россия ради Турции бросит Армению, а также окончательно откажется от своих планов по возвращению влияния на Баку и Тбилиси и уйдёт из Закавказья.

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1