Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Уведомления отключены

Банда Волкова: как после войны отморозки грабили, воровали и убивали милиционеров

О чём думала советская власть, проведя летом 1945 года обширную амнистию, непонятно. Возможно, пытались вернуть к нормальной жизни тех, кто попал в жернова правосудия по законам военного времени, то есть тех, кто "украл" колоски или мороженую картошку с колхозного поля, кто опоздал на смену, "прогулял" по болезни, стал невольным виновником аварии на производстве. Но вместе с подобными жертвами войны из лагерей вышли и отъявленные головорезы, бандиты и воры — почти 700 тысяч человек. В год Победы Страна Советов содрогнулась от жестоких убийств, а вернувшиеся домой ветераны войны были вынуждены защищать себя и своих родных от нападения бандитов.

2 мая, 21:40
8844
<p>Коллаж © LIFE. Фото © Shutterstock, © Getty Images / Sovfoto / Universal Images Group</p>

Коллаж © LIFE. Фото © Shutterstock, © Getty Images / Sovfoto / Universal Images Group

Жди беды

Фото © Shutterstock

Фото © Shutterstock

Именно в это время и сколотил свою банду жестокий и умный преступник — 18-летний юнец Евгений Волков. Всю войну этот дармоед прожил в Ленинграде, но даже не получил паспорт, не состоял на военном учёте, а пропитание добывал воровством. Характер у молодого да раннего вожака был под стать фамилии — скрытный, мстительный, бил исподтишка. Несмотря на то что в банде были преступники намного старше и физически сильнее его, подельники боялись Волкова — верили, он влёгкую может зарезать просто так, без причины.

В начале ноября 1945 года на Рижском проспекте Волков напал на пожилого ленинградца, избил его, снял пальто и отобрал деньги. А с 24 ноября по 31 декабря по тёмным улочкам Васильевского острова прокатилась целая война грабежей. Неизвестные преступники отбирали у прохожих сумочки и портфели, снимали пальто, шинели и полушубки, сдирали кольца и серьги, забирали деньги. В результате такого шабаша на руках бандитов оказались продовольственные карточки и три тысячи рублей. Новый, 1946-й бандиты встретили в сытости — хватило и на выпивку, и на закуску.

Долго, однако, не гуляли — уже 3 и 4 февраля грабежам на Васильевском подверглись четыре женщины и один припозднившийся фронтовик. Они лишились наличности, украшений, верхней одежды, перчаток и даже обуви. Но если дамочек просто обобрали, то с фронтовиком случилась накладка: он оказал сопротивление, и один из нападавших ударил его по голове рукояткой нагана. К тому времени начальник ОББ (отдел по борьбе с бандитизмом) Фёдор Черенков уже знал: на его территории орудует банда. И если её не остановить, жди беды.

Банда меняет район

Фото © Getty Images / Mikki Ansin

Фото © Getty Images / Mikki Ansin

А беда не заставила себя ждать: вскоре на проспекте Вознесенского был зарезан и ограблен ленинградец Стрекалов. Послевоенный город замер, множились слухи, а у сотрудников отдела по борьбе с бандитизмом от предчувствия нехорошо сосало под ложечкой. Опросив всех свидетелей, Черенков пришёл к выводу, что на Петроградской стороне орудует всё та же банда с Васильевского острова.

19 января 1946 года произошло сразу два преступления — бандиты напали на ленинградца Смирнова, но тот вместе с прохожим по фамилии Акимов оказал бандитам такое яростное сопротивление, что те сбежали, несколько раз для острастки выстрелив в сторону фронтовиков. Этим же вечером отморозки отыгрались: на Гатчинской улице они затащили в подъезд студентку и попытались снять с неё пальто. Девушка закричала, в подъезд из квартиры вышел капитан II ранга Мещеряков. Он раскидал бандитов по лестнице, но не заметил Волкова: тот вжался в тёмный угол, вытащил пистолет и застрелил офицера.

Фото © Shutterstock

Фото © Shutterstock

Девушка чудом уцелела — она выскочила из подъезда на улицу и позвала на помощь. Вскоре беда пришла и в семьи милиционеров: 23 января был убит постовой Иван Беляев — он попытался проверить документы у подозрительных молодых мужчин. Случилось это на углу 6-й Красноармейской и Московского проспекта. А на следующий день в подворотне была изнасилована и избита до потери сознания женщина — она умерла в больнице.

Главное — найти кончик верёвочки

Фото © Getty Images / Fox Photos / Hulton Archive

Фото © Getty Images / Fox Photos / Hulton Archive

Но оперативники на месте не сидели — они активно собирали доказательства и информацию. От них не утаилось, что некий гражданин Козлов, сосед гражданки Николаевой, обратился в милицию с заявлением, что у Николаевой собираются бандиты. Накануне один из них долго стучал в дверь соседки. А в ответ на замечание Козлова выстрелил ему в дверь и легко ранил мужчину.

4 февраля 1946 года трое бандитов решили переночевать в здании школы на Каховского. Они были пьяны, нагадили в классе. Из помещения их утром выгнала уборщица — с похмелья бандиты не стали с ней спорить и убрались восвояси. Но не тут-то было! Уборщица бросилась за ними вслед, призывая всех задержать наглецов! Навстречу ей попался сотрудник 30-го отделения милиции Новиков. Он предложил бандитам пройти в отделение. К несчастью, их было трое, а он один. Волков улучил мгновение, отстал от милиционера и, вынув наган, выстрелил ему в спину. Бандиты сбежали, но оставили улику, которая быстро вывела на них — у одного из задержанных милиционер забрал паспорт.

Сотрудники ОББ выяснили, что фамилия преступника Ефремов, он инвалид и рецидивист. Милиционеры организовали по месту прописки засаду, и 6 февраля Ефремов был арестован. Тут уж милиционерам и карты пошли в руки: при личном досмотре у бандита оказался не только набор отмычек, но и личные вещи одного из ограбленных ленинградцев. На допросе Ефремов испугался, что пойдёт по статье "бандитизм" и его расстреляют, поэтому стал активно сотрудничать со следствием и сдавать одного подельника за другим.

Вторым попался самый старший член банды — 27-летний вор Иванов. У него уже была ходка, да не одна, и он был одним из тех, кто вышел из тюрьмы по амнистии. Уборщица вспомнила, как он оправдывался перед милиционером Новиковым, что у него паспорт на прописке в 22-м отделении милиции. Когда бандит пришёл в отделение за паспортом, его взяли. Благодаря Ефремову в руки ОББ попали ещё двое активных участников банды — Луговской и Биюткин.

Охота на Волкова

Фото © ТАСС / Максим Блохин

Фото © ТАСС / Максим Блохин

Волкова взяли при попытке ограбления. Отморозок хотел отобрать у женщины сумочку. За неё вступились рабочие завода, проходная которого оказалась рядом. Они сильно избили бандита, связали его и оттащили в отделение. Тот даже не успел достать из кармана наган, из которого убивал прохожих. Наган тут же приобщили к делу, и он плотно связал Волкова с большинством убийств.

Последним задержали ещё одного амнистированного рецидивиста по фамилии Смирнов. У него тоже нашли пистолет, но, как выяснилось, оружие Смирнов не применял.

Интересная деталь: 25 февраля 1946 года в кабинет к Черенкову пришла гражданка Николаева. Она горела желанием сдать всю банду, но опоздала. Все бандиты уже были задержаны, а на её фамилию был выписан ордер на арест. Гражданке предъявили обвинение в пособничестве и задержали.

Волков пытался избежать ответственности: на допросах делал вид, что сошёл с ума, но ленинградские психиатры быстро вывели его на чистую воду. Тогда он совершил побег: в тюрьме № 4 на улице Лебедева Волков сумел пронести в камеру крючок из бани, вынул несколько кирпичей из стены и спустился вниз по верёвке из простыней. Побег удался: бандит миновал два периметра охраны, но дальше деваться ему было некуда, его в лицо знали все милиционеры Ленинграда. Они объявили на преступника настоящую охоту.

Сначала Волков верил, что ему удастся уйти. Ночь он переждал на Васильевском, в одном из заброшенных домов, а с первым трамваем отправился на проспект Майорова — там в тайнике его ждали деньги и одежда. Но по дороге его опознал сотрудник ОББ Чебатурин. Вдвоём с дворником, подоспевшим из ближайшего двора, они скрутили отморозка и доставили обратно в тюрьму.

Вся банда Евгения Волкова предстала перед судом 24 июня 1946 года. Волков и Смирнов были приговорены к расстрелу, Биюткин и Луговской получили по 10 лет лагерей, Николаева, покрывавшая бандитов, и Ефремов получили по пять лет. А рецидивиста Иванова отпустили тут же — вину его доказать не смогли.

Как пишет в сборнике "Уголовный розыск. Петроград. Ленинград. Петербург" Валерия Пименова, фамилия Ефремова всплыла в уголовных хрониках Страны Советов ещё раз — в 1960 году, когда в одном из районов Ленобласти произошла череда криминальных поджогов. Однажды злоумышленник пытался поджечь нефтебазу, но ветер загасил фитиль, сделанный из корда. Уголовный розыск стал проверять всех работников артелей, которые использовали корд, и в одном из них Черенков опознал старого знакомого — Ефремова. Диверсанта взяли, и суд приговорил его к расстрелу.

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1