Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Уведомления отключены

"Хуже фашистов": Как банда Петуха, Кормы и Шустрого терроризировала послевоенный Татарстан

9 апреля 2021, 21:40
23058
<p>Фото © <a href="https://oper-1974.livejournal.com/859573.html" target="_blank" rel="noopener noreferrer">oper-1974.livejournal.com</a></p>

Эта банда наводила страх не только на простых обывателей, женщин и детей. Опасения возникали в душе каждого милиционера, которого отправляли "брать бандитов". Силовики знали: отморозки стреляют без промаха. В результате перестрелок бандитов с работниками милиции были застрелены три милиционера и ещё три — ранены. Также был убит солдат из местной воинской части.

Нападение на семью инкассатора и убийство детей

Во время войны самые опытные силовики шли на фронт — ломать хребет фашистам. В обескровленном тылу подняли голову бандиты и воры. Они держали в страхе целые города, а порой — и республики. 1945 год в Казани был омрачён целой серией тяжких кровавых преступлений. Все милиционеры, которые пытались поймать бандитов, были или убиты, или тяжело ранены. Счёт убийств рос. Правоохранители заподозрили, что во главе банды стоит либо опытный фронтовик, либо фронтовой разведчик: слишком продуманными казались действия бандитов, слишком везучими были отморозки.

Фото © Shutterstock

Фото © Shutterstock

Действовали они всегда по плану, свидетелей не оставляли, отличались крайней жестокостью. Например, перед налётом на дом инкассатора Дмитрия Попандопуло они заранее сделали подкоп; в день ограбления вломились в подпол, а оттуда проникли в дом и стали тихо обшаривать шкафы.

В этот момент, на беду, в кухню вошла тёща хозяина дома, 70-летняя старушка. Кто-то из бандитов одним ударом проломил пожилой женщине голову, но шум упавшего тела услышали сам Попандопуло и его жена. Хозяина жилища бандиты несколько раз ударили ломом и добили финкой, затем зарезали беременную жену Екатерину, а потом стали убивать детей — трёх малышей в возрасте от трёх до восьми лет. Действовали хуже фашистов: разбивали детям головы об угол кирпичной печки. Одна из девочек выжила, но осталась инвалидом. Денег в доме инкассатора не оказалось.

Бесстрашные ублюдки

С каждым последующим преступлением действия бандитов становились изощрённее. От лома и финки они перешли к пистолетам "Парабеллум", ТТ и наганам, лица скрывали под масками, переодевались в милицейскую форму, на вокзале раздобыли телефонный справочник с адресами и телефонами режимных объектов.

Фото © Shutterstock

Фото © Shutterstock

Сначала ограбили продуктовый склад туберкулёзной больницы для инвалидов войны; затем средь бела дня совершили нападение на кассира завода "Пламя" Марию Иванычеву. Буквально в двух шагах от проходной женщину догнал один из бандитов, а когда она обернулась, выстрелил ей в лицо и выхватил портфель с 20 тыс. рублей. Единственное, что успели заметить свидетели, — бандит слегка косил.

Нападение на склад военторга привело к очередной жертве: был убит охранник, заподозривший в зашедшем на проходную милиционере бандита. Патрули на улицах Казани были усилены, сотрудники местного УГРО буквально рыли носом землю, но схватить бандитов не удавалось. Однажды патруль всё-таки остановил двоих бандитов: милиционерам показались подозрительными два мешочника, пробиравшиеся по улицам ночной Казани. Но в момент досмотра мешков бандиты выхватили пистолеты, и двое сотрудников милиции, ветераны войны, были застрелены на месте.

Во второй раз бандиты попались милиционеру Фёдору Власову, но ранили его в голову в ответ на просьбу предъявить документы. Ночью 2 июля 1948 года бандиты напоролись на постового Михаила Макарова. Он попытался задержать отморозков, возвращавшихся с кровавого дела, но был убит. Стрельбу услышал участковый Шайхулла Гарифуллин. Он остался в живых случайно: пистолет одного из бандитов дал осечку. Завязалась перестрелка, но бандитам удалось улизнуть и забрать оружие Макарова.

Начиная с 1945 года и по 1950 год банда совершила 22 ограбления, 22 человека были убиты, в том числе три милиционера. Ещё три силовика были ранены.

Неудачная охота на отморозков

И тогда силовики объявили на банду настоящую охоту. В июле 1948 года бандитов едва не взяли на ограблении квартиры гражданки Евдокии Тузовой. Преступники заранее припрятали под окнами Тузовой воровской инструмент, но бдительная женщина заметила его и позвонила в милицию. Сотрудники уголовного розыска оставили засаду, но в темноте бандиты умудрились уйти. В перестрелке ранили одного из сотрудников милиции и грабителя. Но за неудачу бандиты быстро поквитались: уже через неделю они ограбили дом в Козьей слободе, а затем кассира киоска пивоваренного завода "Красный Восток".

3 декабря 1948 года была нагло ограблена квартира обывателей Кашафутдиновых. Сначала один из бандитов заглянул к хозяину под видом милиционера — якобы проверил пожарную безопасность, а на следующий день "в гости" пожаловала уже банда отморозков. На беду, накануне вечером к Кашафутдинову приехали две родственницы.

Бандиты связали хозяев, закричавшему 70-летнему хозяину перерезали горло, убили одну из родственниц, вторую — молодую девушку — изнасиловали, ограбили и забили молотком до смерти. Уходя, подожгли дом.

Милиционерам нелюди попадались ещё дважды. В декабре 1948 года убили рабочего Ивана Маркузина и участкового Шубина. А затем на очередном ограблении тяжело ранили милиционера Василия Крылова и застрелили солдата Александра Карташева из подоспевшего военного патруля воинской части № 5335. Силовикам стало ясно, что бандиты никого и ничего не боятся, с каждым разом взять их будет всё сложнее.

Криминальное трио

Тем временем оперативная работа принесла первые результаты: среди рабочих завода "Пламя" сотрудники уголовного розыска обратили внимание на ранее судимого Петра Петелина по кличке Петух. Сидел он вроде бы по довольно лёгкой статье — за драку и за подделку больничного. Однако подельником Петуха оказался некий Василий Кормаков по кличке Корма, который с детства косил на один глаз и с детства же "чалился" по зонам.

Отыскать Корму труда не составило: тот, несмотря на несколько судимостей, умудрился устроиться работать начальником ВОХРа Казанской гармонной фабрики. Ему даже оружие для преступлений искать не надо было: на работе ему выдали наган.

В ходе аккуратной слежки следователи установили и третьего налётчика — им оказался безработный юноша Алексей Бабаев. Ему ещё не было и 18, но одевался он богато, сорил деньгами, блестел золотой фиксой и щедро угощал девушек на танцах. У подельников имел погоняло Шустрый — заработал его, когда за день сумел раздобыть наган, чтобы пойти на дело.

Взяли бандитов просто и буднично осенью 1949 года: на прогулке на мосту через реку Казанку они стали приставать к учительнице, отобрали, дурачась, сумочку. Рядом проходил наряд милиции, и бандитов препроводили в отделение. "Колол" отморозков следователь отдела по борьбе с бандитизмом МВД Татарской АССР.

На восьмом допросе Кормаков "поплыл" и стал рассказывать детали преступлений. И тут произошло неожиданное: оказалось, что за преступления банды уже осуждены другие люди! Испуганный начальник отдела по борьбе с бандитизмом тут же потребовал от Кормакова, чтобы тот забрал "чистосердечное"! Тот был только рад. Так как Шустрый и Петух всё ещё молчали, перед бандой замаячила перспектива освобождения.

Дело-то семейное

Всё решил случай: о признании Кормы случайно, на пьянке, узнал некий гражданин, племянник которого как раз сидел за кормаковские "художества". Он сходил на приём к прокурору Михаилу Березову и всё рассказал. Тот велел изъять уголовное дело из отдела по борьбе с бандитизмом и передать его в республиканскую прокуратуру. Арестантов, которые уже потирали руки в предвкушении свободы, перевели в изолятор МГБ. Там следователи Бакланов и Губерман с трудом заставили Кормакова снова во всём признаться.

Его подельники были деморализованы фактом того, что главарь их сдал, и стали в свою очередь выкручиваться. И вдруг оказалось, что на самом деле банда состояла почти из 20 человек! По Казани прошла волна арестов. Кроме уже известной троицы в банду входил вор-рецидивист Сергей Матвеев, оружие хранили у тёщи Кормакова — мелкой воровки Ксении Богаткиной.

Как указывал в статье "Охота на волков" кандидат юридических наук Максим Беляев, в преступлениях участвовала вся родня бандитов: жена и тёща Кормакова, жена, брат и сёстры Петелина, жена Матвеева и родители Бабаева. Банда любила собираться за одним столом, совместно планировала налёты, собиралась купить автомобиль. Намечали убийство оперуполномоченного УГРО Жарёхина, который подбирался к ним всё ближе. Имущество убитых бандиты оставляли себе, а вещи тех, кто выжил, предусмотрительно сбывали на базаре и через скупщиков краденого.

За три месяца до задержания Кормакова бандиты расправились с тестем главаря — фронтовиком Иваном Дворниковым, который пригрозил выдать бандитов УГРО. Они убили ветерана, тело закопали, а одежду оставили на берегу реки, чтобы убедить милицию, что покойный любил выпить и, видимо, утонул, хорошо набравшись. В СИЗО, понимая, что светит "вышка", Шустрый (Бабаев) симулировал сумасшествие, надеясь сбежать из психиатрической больницы, но психиатры его раскусили.

Параллельно с расследованием дела банды Кормакова прокуратура размотала и клубок других дел, по которым десять невинных людей уже отбывали наказание. Все приговоры были пересмотрены, дела прекращены, а невиновные люди вышли на свободу.

Разумеется, был скандал, полетели головы: был уволен и исключён из партии министр внутренних дел Татарии, уволены министр юстиции и председатель Верховного суда ТАССР. Некоторые сотрудники отдела по борьбе с бандитизмом сами предстали перед судом и получили сроки.

В связи с тем, что дело было громким, на допросах бандитов присутствовали следователи из Москвы. В сентябре 1950 года 18 бандитов предстали перед военным трибуналом. Бандитов охраняли на совесть — судебные заседания заканчивались засветло.

Всего суду удалось доказать 22 грабежа, 33 квартирные кражи, 22 убийства и ранения 14 человек. В 1947 году смертная казнь в СССР была отменена. Однако в январе 1950-го отдельным указом её восстановили за шпионаж, измену и диверсии. Бандиты были абсолютно уверены, что казнь не грозит им ни при каких обстоятельствах, однако обвинение пошло на хитрость, расценив убийства милиционеров как серию диверсий. Это позволило Военному трибуналу Приволжского военного округа приговорить Петуха, Корму и Шустрого к расстрелу. Остальные участники банды получили от 15 до 25 лет лишения свободы. Четверо были освобождены.

Поговаривали, что Бабаев и Кормаков тут же стали готовить побег, но сбыться бандитским надеждам было не суждено: 5 февраля 1951 года бандитов расстреляли. Татарстан вздохнул с облегчением.

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1