Регион

Уведомления отключены

Страница не загружается? Возможно:
1. Низкая скорость интернета - проверьте интернет-соединение
2. Устарела версия браузера - попробуйте обновить его
Тем временем:

Градус ненависти: К чему привела русофобская политика президентов Украины

Доцент Финансового университета Геворг Мирзаян — о главной ошибке 30-летней давности, которая похоронила украинскую государственность и надежды жителей Юго-Востока.

19 августа, 16:24
9898
<p>Фото © ТАСС / Яковлева Ирина</p>

Фото © ТАСС / Яковлева Ирина

Украина готовится к празднованию очередной годовщины независимости. Речь даже идёт о юбилее — 30 лет. Предполагаются военный парад, концерты, различные инсталляции. На самом же деле для украинского государства куда полезнее было бы публичное осмысление тех ошибок, которые за почти треть века привели республику к деградации от развитой в экономическом плане территории до нынешнего уровня — страны третьего мира с продолжающейся деиндустриализацией, лишением суверенитета, гражданской войной и отсутствием внятных перспектив.

Ошибок этих было много. Среди них неправильная экономическая политика, передача политической власти олигархату, "европейский" путь развития в форме добровольного согласия на статус западного придатка. Но главной ошибкой, заложившей основу для всех других, был выбор неверного способа развития государственности, который можно условно назвать "Не-Россия". Способ, который органично перетёк в "Анти-Россию".

Так уж получилось, что после развала Советского Союза лишь пять советских республик, ставших независимыми государствами, имели более-менее серьёзную историю "взросления": Армения, Грузия, Литва, Молдавия и, естественно, Россия. У всех остальных народов этой государственности не было, поэтому им пришлось её строить. И здесь под строительством подразумеваются не просто выборы президента и парламента, а создание у населения идеологии, для чего нужно было в "правильном ключе" переписывать историю, создавать национальные мифы, наполнять смыслами ключевые символы (типа флага, гимна и т.п.), форматировать пантеон национальных героев, определять своё место в мире и регионе.

Ситуацию усугублял тот факт, что все постсоветские страны (за исключением, естественно, России) были классическими буферными государствами, которые находились между большими цивилизационными центрами: российским, европейским, иранским, турецким, китайским. Силы притяжения, которые воздействовали на эти страны со стороны центров, требовали очень грамотного подхода к созданию государственности — в ином случае новые страны могло просто разорвать.

Собственно, элиты этих стран выбрали разные пути создания государственности. Белоруссия и отчасти Казахстан пошли по самому правильному пути — создания наднационального государства, где гражданство и лояльность стране выше этнической принадлежности. Это позволило им создать достаточно устойчивый конструкт, который (в случае Белоруссии больше, а в Казахстане отчасти) оказался устойчивым перед вирусами национализма и стимулируемой Западом русофобии. Другие (страны Кавказа и Средняя Азия) пошли по пути создания классических национальных государств. У некоторых получилось в силу своего мононационального состава, другие же (например, Грузия) рухнули в пучину гражданской войны и потеряли территории. Прибалтика выбрала путь под условным названием "Анти-Россия", стала зачищать страны от русских, после чего прошмыгнула в Евросоюз с НАТО и тем самым получила "крышу" для безнаказанного продолжения неонацистской политики. Однако это не спасло её ни от депопуляции, ни от деиндустриализации.

Украинские элиты тоже пошли по пути Прибалтики, хотя мотивы у них были иными. Если в Литве, Латвии и Эстонии дело было лишь в ненависти к "русским оккупантам" и стремлении очистить страны от их духа, то Украине нужно было доказывать право на существование. Ведь украинский народ (в отличие от прибалтийских) был, по сути, частью большого русского народа. Русский язык, российские смыслы и взгляд на историю — всё это доминировало на Украине и в конечном итоге могло привести страну к реинтеграции в состав России. Что не нужно было ни украинским элитам, ни Западу (на который они ориентировались).

Именно поэтому в стране стал создаваться проект "Не-Россия". Переписывалась история, согласно новой версии которой украинская территория была чуть ли не оккупирована Москвой и всячески сопротивлялась этой оккупации. Героизировались те, кто участвовал в этом "сопротивлении", в том числе жалкие предатели (типа Ивана Мазепы) и пособники нацистов (Роман Шухевич, Степан Бандера). На деньги Запада обучалось новое поколение украинских элит (будущие политики, журналисты, общественные деятели), которым внедряли все эти смыслы и, соответственно, негативное отношение к "восточной орде". В то же время постоянно ущемлялись права русскоязычных и русскомыслящих граждан страны. Неудивительно, что в какой-то момент "Не-Россия" переросла в "Анти-Россию", приведшую страну к нынешнему хаосу и тупику.

Конечно, в 1990-е и 2000-е умные люди прекрасно понимали, в каком направлении движется республика. И что единственный путь для её сохранения — свернуть с кривой дорожки к пропасти. Однако проблема была в том, что концепция "Не-Россия" была уже интегрирована в украинское "глубинное государство", стала интегральной и неотъемлемой частью национального проекта. Отказ от неё обрушил бы построение неофашистского конструкта, потребовал бы создания новой идеологии, а сделать это мог только сильный авторитарный лидер уровня Ататюрка, которого у Украины не было.

Поэтому на Украине и возникал постоянный электоральный парадокс. Дело в том, что на русскоязычном и русскомыслящем Юго-Востоке живёт большинство населения. Соответственно, для победы на выборах необходимо заручиться поддержкой этого электората — а значит, пообещать ему защищать его право оставаться русскоязычным и русскомыслящим. Виктор Янукович (которого позиционировали чуть ли не как московского кандидата) обещал исправить все перегибы в деле украинизации, допущенные при Викторе Ющенко, а также сделать русский язык вторым государственным.

Юго-Восток поверил Януковичу и избрал его президентом. И действительно, какие-то перегибы были исправлены — например, на государственном уровне произошёл отказ от героизации нацистских пособников Бандеры и Шухевича. Однако в то же время по ключевому вопросу — статусу русского языка — Янукович ничего не сделал и ничего не принял. Более того, вместо интеграции с Россией в рамках евразийского процесса (чего хотел Юго-Восток) Виктор Фёдорович потащил Украину в Европу через Соглашение по ассоциации с ЕС. Да, в 2013 году он приостановил подписание (когда стало ясно, чем это соглашение грозит украинской экономике), однако эксперты говорили о том, что подписание всё равно состоится — в 2014 году, после того, как Янукович получит и распилит российский кредит в 15 миллиардов долларов. Итогом такого виляния стала предсказуемая потеря доверия электората Юго-Востока, который не защитил Януковича во время Майдана.

При Владимире Зеленском история повторилась. Пытаясь заручиться поддержкой Юго-Востока на парламентских и президентских выборах, кандидат всячески демонстрировал свою адекватность. Говорил на русском, обещал закончить гражданскую войну, найти способ реинтегрировать Донбасс и поставить на место националистов. Юго-Восток снова поверил и проголосовал. Но после победы новый глава страны о своих обещаниях просто забыл. Продолжил саботировать выполнение Минских соглашений, отказался встречаться с лидерами ЛНР и ДНР — не говоря уже о том, чтобы поставить на место украинских нацистов, которые публично саботировали даже не переговоры с Донбассом, а банальный режим прекращения огня. Да, отчасти Зеленский оказался просто трусом, но во многом на его позицию повлияли именно правила игры, установленные в украинском политикуме. Правила, которые Зеленский побоялся изменить и под которые он решил подстроиться.

Результат налицо. Все украинские президенты отказались исправлять ошибку, решили плыть по течению и в итоге завели корабль украинской государственности на рифы. Выйти из которых он теперь вряд ли сможет.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1