Регион

Уведомления отключены

Почему "Фейсбук" (Meta) решил, что русских "нужно" убивать

Политолог-американист, профессор НИУ "ВШЭ" Дмитрий Евстафьев — о том, что соцсеть переступила грань, за которой Европу и Америку ждёт второй круг нацизма и гонениям подвергнутся не только россияне.

11 марта 2022, 14:14
20562
Обложка © Shutterstock

Обложка © Shutterstock

Решение управляющих компанией Meta, в России более известной в своих социальных сетевых проявлениях как "Фейсбук" и "Инстаграм", удивительно не своей откровенной русофобией. В конечном счёте почти каждый российский пользователь "Фейсбука" сталкивался с "модерацией", которая в последний год была откровенно антироссийской, банившей направо и налево за вполне безобидные высказывания в адрес бандеровцев.

Удивительно, что Запад, выплеснувший в этом решении коллективно "накопленную русофобию", даже не пытается учитывать последствия произошедшего. И дело не в пресловутой "атмосфере ненависти", обострённого противостояния, вполне естественной для состояния военного конфликта. И не в демонстрации того, что "вселенная Цукерберга" (хотя Марк Цукерберг едва ли сейчас имеет в решениях Meta серьёзный голос) — это не просто средство социальных коммуникаций, а средство пропаганды, информационных манипуляций и промывания мозгов.

Главными в данном случае являются два момента. Первое (и очевидное) — снятие последнего табу на цивилизационное отношение "коллективного Запада" и его жителей к России и её гражданам. Русских убивать можно. Отсюда полшага к декларации того, что русских убивать "нужно". И можно не сомневаться, что в условиях нарастающей и стимулированной политико-общественной истерии, когда даже Чехов, Достоевский и Чайковский становятся объектами животной ненависти, этот шаг западным обществом может быть сделан. Тем более что никакой относительно организованной силы, которая решилась бы противостоять этому, пока не видно. Голоса отдельных противников неограниченной русофобии (от себя отметим, выступающих скорее не с пророссийских, а с прагматических, циничных позиций) тонут в истерии.

Второе (пока менее заметное явление) — этнический, хотя и в широком смысле фокус ненависти. Впервые со времён холокоста Запад, и особенно европейцы, обращают свой гнев не на режим, не на политическую или идеологическую силу, а на этнос, национальность. После Гитлера Боррель, Шольц, Джонсон и Ко — первые, кто решился сделать целый даже не народ, а этнокультурную общность объектом ненависти. Но такова логика "культуры отмены", или, что более правильно, "культуры исключения", в Европе, в отличие от США, отягощённой криптофашизмом, придавленной, но никак не демонтированной последней мощной европейской идеологией. И вполне эффективной как средство управления политическим поведением среднего европейца, уставшего от бытовых неурядиц. Причём идеологией, естественной для Европы, не привнесённой.

Но ведь этнически сфокусированная ненависть может быть распространена не только на русских, правда? Особенно если учесть, что, по признанию руководителей Евросоюза, экономическая ситуация в ближайшие год-полтора точно лучше не станет. И сейчас речь не только про антисемитизм, устойчиво усиливающийся в Европе все последние годы.

Что делать? Всё одновременно и просто, и сложно. Просто и легко теперь принять давно назревшие решения о том, чтобы отделить Россию от коммуникационного, по сути, цивилизационного мрака, царящего на Западе, а особенно в Европе. Давно назрели меры по национализации российского информационного пространства, да и, в целом, пространства Евразии. Российское общество созрело для того, чтобы не воспринимать эти вполне естественные действия как атаку на свои интересы свободы. Общество в стране, противостоящей очевидному и всем понятному злу, взрослеет быстро. Тем более что эти действия облегчены истерическим поведением западных элит.

Несколько более сложно заместить утраченные каналы коммуникаций, хотя здесь, на удивление, всё происходит довольно быстро. Российские пользователи массово переключаются на использование социальных сетей условно российского базирования, хотя это и не всегда именно российские по месту их постоянного базирования. Но реализация в конкретном пространстве цифровых технологий, большинство из которых далеко не уникальны, — дело времени и экономического интереса, стимулированного непреклонной политической волей.

Куда более сложно будет заместить то, что давали российскому обществу западные социальные сети. Нет, не информацию, западные социальные сети, СМИ, особенно телевидение, уже давно были не средствами информации, но средствами доступа среднего человека к ощущениям. К ощущениям бытового комфорта, по привычке называемого нами красивой жизнью, которые были бесконечно далеки от реальности современного Запада. Но ведь "ощущения" в современной цифровой информационной среде — это основа той самой идеологии. О необходимости чего для конкурентоспособности нашего общества и государства говорим много лет.

Но стоит ли замещать одни фиктивные ощущения ("Инстаграм" ведь во многом про это — про красивую жизнь, которой зачастую и близко нет) другими? Мы же все видели, что в мире поздней глобализации было важно не "быть", а "казаться". Это был мир липовых интеллектуалов, мир самоназначенной "элиты", мир картинок вкусной еды, мир чекинов в модных ресторанах, где ты никогда не был, а ловил добивающий до двери вайфай….

И здесь мы приходим к центральному выводу: расставание со "вселенной Цукерберга" становится неким символическим актом расставания с иллюзией о возможности для России стать частью "цивилизованного мира", пусть даже второразрядной. Это ведь тоже был мир, где мы сами себе казались его частью. Теперь не кажемся. А значит, нам нужен новый мир, мир реальности, мир правды, мир честности как минимум с самими собой. С этого и стоит начать.

Профильные российские ведомства уже занялись экстремистской деятельностью соцсети — СК РФ возбудил уголовное дело по двум статьям из-за политики Meta, разрешившей призывы к насилию против ВС РФ, Генпрокуратура просит суд признать Meta экстремистской организацией и запретить её деятельность в России. Но помимо уголовного преследования вопрос стоит намного шире: кто окажется следующим в человеконенавистническом прицеле США и Европы?

Для чего США понадобился новый фашизм?

0
Комментариев: 0
avatar
Для комментирования авторизуйтесь!