Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

Регион

История одного плена: Спасти капитана Зунгруева

Лайф рассказывает, как устроен обмен пленными между Россией и Украиной, на примере одного офицера Российской армии.

15 декабря 2022, 15:01
52907
Коллаж © LIFE. Фото © VK / ЭЛИСТА СЕЙЧАС, © LIFE

Коллаж © LIFE. Фото © VK / ЭЛИСТА СЕЙЧАС, © LIFE

Солдатка Зунгруева

— Сейчас Новый год на носу, все отмечают, украшают ёлки, а у нас праздничного настроения всё равно нет. Появится, наверное, когда все ребята вернутся домой, — говорит Юлия Зунгруева, неуверенно управляя автомобилем. Права она получила уже давно, но за рулём раньше сидеть почти не приходилось.

Юлия Зунгруева. Фото © LIFE

Юлия Зунгруева. Фото © LIFE

Мы едем по одному из посёлков Московской области. Здесь квартирует легендарная Таманская дивизия, о присутствии которой напоминает всё: Дворец культуры, БМП-1 на постаменте, орудия ЗиС-3 рядом, даже "Пятёрочка" совмещена с военторгом и, конечно, военная часть. В ней служит гвардии капитан Очир Зунгруев. 6 марта он попал в плен и вернулся оттуда буквально несколько дней назад — не домой, а в госпиталь. С того мартовского дня Юлии приходилось учиться жить по-новому: самой водить машину, управляться с двумя детьми, ежедневно звонить на горячую линию Минобороны, чтобы напомнить о супруге.

— У нас в республике (в Калмыкии. — Прим. автора) особо работы нет, так что многие идут в армию по контракту. Наверное, среди моих знакомых нет таких, кто откосил и не служил. Очир всегда хотел быть связанным с армией. В срочную служил в Ингушетии, потом работал в военкомате. В 2015 году он перевёлся в Таманскую дивизию, и мы переехали в Подмосковье.

На зеркале заднего вида болтается буддистский талисман — золотой диск с разноцветными символами. Юля повесила его для того, чтобы он притянул к себе хозяина машины. Желая вернуть мужа домой, она готова поверить в кого и во что угодно.

Свадебное фото семьи Зунгруевых. Фото © LIFE

Свадебное фото семьи Зунгруевых. Фото © LIFE

Очир Зунгруев — штабной офицер-кадровик. По словам супруги, он добровольно вызвался участвовать в СВО, потому что "не может оставить пацанов". 6 марта ему поручили вернуть домой случайно попавших в зону боевых действий двух солдат-срочников. На обратном пути они попали под обстрел и в итоге оказались в плену.

Юлия узнала об этом на следующий день, когда украинские военные выложили видео с пленными российскими солдатами и офицерами. Среди них она узнала и Очира, но к тому моменту у неё уже было неспокойно на душе.

— Очир всегда звонил мне вечером, буквально на полминуты. Скажет, что у него всё хорошо, и вешает трубку. Не получалось долго говорить, чтобы не вычислили по звонку. Однако 6 марта он так и не позвонил. А ночью снился странный сон. Будто бы я сплю, а из коридора Очир зовёт: "Юля!" Я выхожу, а там никого нет. На следующий день я узнала, что он в плену.

Съёмка ВСУ от 7 марта 2022 года.

В течение нескольких следующих суток Юлия позвонила в часть, Красный Крест, на горячую линию Минобороны, записалась на приём в Управление делами Президента РФ.

— Я была в шоковом состоянии. Но сразу решила, что нужно делать всё, чтобы вернуть мужа домой. Решила, что нельзя опускать руки, вспоминает супруга пленного. — Детям решила ничего не рассказывать. Для них папа в командировке. Не хочу травмировать детскую психику.

Юлия Зунгруева. Фото © LIFE

Юлия Зунгруева. Фото © LIFE

Джентльменский кодекс переговорщика

— О Зунгруеве я узнал от его супруги. Это героическая женщина, которая ни на секунду не оставляла попытки помочь своему мужу. Почти каждый день мне звонила, — говорит первый заместитель председателя Комитета Государственной думы РФ по международным делам Шамсаил Саралиев. С начала СВО к нему поступают сотни обращений от близких российских военнопленных.

С июня государственный деятель со своей командой помогает Министерству обороны организовывать обмены пленными. К концу 2022 года счёт спасённых российских солдат подошёл к четырём сотням. Перед началом интервью Саралиев предупреждает: тема очень опасная, так что ему придётся осторожно выбирать формулировки. Главное — не навредить военнослужащим, которые сейчас в плену по ту сторону фронта.

— Мы часто задаём вопросы о гуманности, о соблюдении всех конвенций по отношению к заключённым. И они на это идут как руководители. Но что происходит на местах в момент пленения — везде по-разному. Но не поощряется той стороной беззаконие, которое иногда случается. Мы все видели, как расстреляли тех ребят, которые сдались, — объясняет механику переговорного процесса Саралиев. — Ещё мы сталкиваемся с проблемой, когда родным пленных кто-то звонит и за деньги предлагает выкупить их близких. Это пресекается украинской стороной, с кем мы сотрудничаем по обмену. Они требуют немедленно передавать номера телефонов, с которых звонили родным и требовали выкуп. И когда такие случаи бывают, то мы сразу передаём информацию и украинская сторона моментально реагирует. То есть джентльменский кодекс с той стороной у нас есть.

Первый заместитель председателя Комитета Государственной думы РФ по международным делам Шамсаил Саралиев. Фото © LIFE

Первый заместитель председателя Комитета Государственной думы РФ по международным делам Шамсаил Саралиев. Фото © LIFE

Капитана Зунгруева несколько раз вносили в списки на обмен, но каждый раз что-то шло не так, и Очир оставался в заключении.

— Очир Зунгруев провёл в плену почти девять месяцев. Он старший офицер, поэтому вернуть его сложнее. Когда его пленили, он в первую очередь сделал всё, чтобы отправить на обмен срочников, — объясняет Саралиев. — Ещё до его освобождения мы встречались с ребятами, вернувшимися из плена. Многие из них рассказывали, что видели капитана Зунгруева. Даже один день в плену — это совсем не то же самое, что один день просто в заключении. Надо было спасать всех наших парней.

Жизнь без мужа

— Всё было серо, не было никакого ощущения праздников, когда они наступали. Была только одна мысль и желание: вызволить своего мужа. 22 сентября у нас с мужем был юбилей — десять лет супружеской жизни. На этот день назначили обмен, и я была уверена, что он вернётся, но этого не случилось.

Юлия Зунгруева говорит, что самым тяжёлым за эти девять месяцев было ощущение отчаяния, когда её супруг числился в списках на обмен, но в последний момент всё отменялось.

— Бывало, срывалась, плакала. Поплачу, потом убеждаю себя, что всё будет хорошо, что нельзя опускать руки. Дети тоже плакали, я им говорю: "Вы должны верить, вы должны знать, что папа приедет домой. И никогда не сомневаться в этом".

Юлия с детьми. Фото © LIFE

Юлия с детьми. Фото © LIFE

За то время, что Очир был в плену, его дети-близняшки успели пойти в первый класс, прошла годовщина свадьбы. Все праздники, говорит Юлия, таковыми не ощущались.

Возвращение домой

Обмены сейчас проходят в Белгородской области. Раньше пленными обменивались в Запорожской области, но логистически это было неудобно для обеих сторон.

— Это по большому счёту места, где проходят боевые действия, — говорит Шамсаил Саралиев. — На этот период останавливаются боевые действия. И проходит процедура обмена. Старшие с обеих сторон с белыми флагами идут к месту. Они встречаются, сообщают, что военнопленные подвезены. Занимает это от часа до двух, в зависимости от количества ребят, которых мы возвращаем.

1 декабря капитана Очира Зунгруева также подвезли к точке встречи на границе в Белгородской области. На российской стороне среди прочих его встречал и Шамсаил Саралиев. Тот день он вспоминает с улыбкой.

Очир Зунгруев и Шамсаил Саралиев. Фото © LIFE

Очир Зунгруев и Шамсаил Саралиев. Фото © LIFE

— У нас была информация, что его привезли в ту зону, где проходит обмен, так что мы понимали, что рано или поздно нам его отдадут. Когда он вышел из автобуса, я его позвал. Мы поздоровались, обнялись. Первое, что он попросил, — это позвонить матери и жене. Он поначалу не верил, что вернулся домой. Я ему объясняю: всё, это уже территория Российской Федерации.

На следующий день Очир встретился со своей семьёй в одном из московских госпиталей. В плену он истощал, сбросил около 30 килограммов. Теперь капитану предстоит длительное восстановление. Однако, по словам супруги, военную службу он оставлять не собирается.

Очир Зунгруев после истощения в плену и до отправки на военную службу. Фото © LIFE

Очир Зунгруев после истощения в плену и до отправки на военную службу. Фото © LIFE

— Многие пленные, которые возвращаются домой, чувствуют себя ущербными. Это щекотливый момент, потому что они воевали, но вернулись не с фронта, а из плена. Я всем им говорю: "Вы все герои, не надо вам переживать, это всё часть специальной военной операции".

Комментариев: 0
avatar
Для комментирования авторизуйтесь!