Регион

Уведомления отключены

24 января 2017, 08:16

Мурат Гассиев, побивший Лебедева: Хочу драться с Кличко, но это будет скучно

23-летний российский боксёр-тяжеловес в родном Владикавказе рассказал журналисту Лайфа Алексею Репину о том, как изменилась его жизнь после исторической победы над Денисом Лебедевым.

Коллаж © L!FE. Фото © РИА Новости/Григорий Сысоев/Владимир Вяткин

Коллаж © L!FE. Фото © РИА Новости/Григорий Сысоев/Владимир Вяткин

Декабрьский бой Гассиева и Лебедева стал одним из лучших в истории российского профессионального бокса. Победу раздельным судейским решением одержал молодой претендент, который на профессиональном ринге не проиграл ни одного из 24 поединков. Теперь Гассиев — чемпион мира в первом тяжёлом весе (до 90,7 кг) по версии IBF и готов к новым вызовам.

— С момента боя с Лебедевым прошло почти два месяца. Успели осознать, что вы — чемпион мира, лучший из лучших?

— Для меня ничего не поменялось, просто титул добавился.

— Во Владикавказе вы отдыхаете или работаете?

— На следующий день после боя сюда приехал. Встречаюсь с друзьями, родственниками... Уже тренируюсь, набираю форму потихоньку. Скоро отправлюсь в Америку — там буду продолжать работать и ждать новостей по своему следующему бою.

— И с кем хотели бы встретиться?

— Моя задача — объединить пояса в тяжёлом весе. Кто будет чемпионом на тот момент, с тем и хочу встретиться. В ближайшее время все обладатели поясов должны провести поединки. После этого и будет понятно, с кем мне нужно драться.

— Лебедев хочет реванша...

— И это здорово! Потому что после нашего боя было много самых разных комментариев. Некоторые считают, что я в том поединке не выиграл. Думаю, реванш выявит сильнейшего и расставит все точки над "i".

Фото © РИА Новости/Владимир Астапкович

— В бою с Лебедевым полностью удалось реализовать тренерский план? Или что-то не получилось?

— Задача была — победить. Она выполнена, и это самое главное. Конечно, были огрехи, над ними нужно работать. Если честно, я ещё своего тренера не видел с момента боя. Улетел рано утром. Разберём поединок раунд за раундом, и в Калифорнии будем работать над ошибками.

— Стояла задача выиграть нокаутом?

— Конечно! Стремился нокаутировать Дениса, потому что боксировали у него дома. Не хотелось доводить дело до решения судей. Но в итоге бой продлился все 12 раундов и я победил по очкам.

— Лебедев чем-то смог вас удивить? 

— Для него каждый бой как последний. Он выходит на ринг драться. Как на войну. Я знал, что это будет самый сложный бой в моей карьере. Конечно, Денис продемонстрировал мужество и характер.

Всем известно, насколько болезненными являются удары по печени. Но, пропустив такой удар и побывав в нокдауне, он сумел собраться и продолжить боксировать. Это признак большого чемпионского сердца...

Лебедев — такой же человек, как и я. Две руки, две ноги. Где-то в мастерстве он был лучше меня. Может, более техничнее... Он боксёр очень высокого класса. Но ничего прямо совсем уж сверхъестественного не показал.

— Тот удар в корпус — это домашняя заготовка? Или просто поймали момент, когда соперник раскрылся?

— Я и перед пятым раундом прощупывал его печень. В итоге случился эпизод, когда он прозевал удар.

— Если была бы возможность вернуться назад, в тот вечер, что поменяли бы в своей тактике, чтобы победа была более убедительной?

— Добавил бы в прессинге. Нужно больше жёстких ударов. Ещё я слишком много стоял, давал ему по мне много работать...

— Во время боя слышали подсказки из своего угла или забившие зал до отказа болельщики их заглушали?

— Мой угол было слышно. Там сидели хорошие люди, которые придавали мне сил. Это на самом деле помогало.

Знаете, когда соперник постоянно в движении, очень трудно нанести комбинацию в 4–5 ударов. А Денис постоянно двигался. Я наношу первый удар — а он уже смещается. Поэтому мне тяжело было работать серийно.

— Если реванш с Лебедевым состоится — где хотели бы его провести? В Москве, Владикавказе или, может, в нью-йоркском Madison Square Garden?

— Думаю, в Америке наш бой не так интересен, как в России. Поэтому мой ответ — конечно, в Москве! Туда болельщикам удобно добраться напрямую из любой точки нашей страны. 

— После победы над Лебедевым вы проснулись знаменитым. Как справляетесь с обрушившейся славой? 

— Приятно, что после этого боя много молодых ребят пришли в бокс. Они хотят стать большими чемпионами, и это не может не радовать.

Конечно, меня стали чаще узнавать на улицах, просить сфотографироваться. Не скрою, очень приятно. (Смеётся.) Сейчас, правда, реже подходят — наверное, мои фото есть уже у всех, кто хотел.

Но это только одна сторона медали. Главное — продолжать тренироваться, не снижать уровень требовательности к себе. Тут ничего для меня не изменилось.

Перед боем с Лебедевым. Фото © РИА Новости/Владимир Астапкович

— Номер телефона не пришлось менять из-за постоянных звонков фанатов?

— Нет, конечно. Чуть больше стало внимания, и всё.

— Сейчас внимательно следите за лучшими бойцами в вашем весе?

— Я и раньше следил. Знал, что рано или поздно придётся с ними встретиться. Бои того же Лебедева постоянно отсматривал. Вообще, все, кто в десятке находится, — опасные. Сразиться интересно со всеми. Но в первую очередь, конечно, хочется встретиться с чемпионами.

— Был у вас в детстве кумир среди боксёров?

— Само собой. Тайсон, Али... Даже пытался им подражать. Но потом стал расти, формироваться как личность и понял, что нужно быть самим собой. Кумирам не нужно подражать, у них надо брать то, что тебе полезно.

— Бой с Владимиром Кличко вам был бы интересен? Пусть даже не за титул, а просто чтобы проверить украинскую легенду на прочность.

— Хотелось бы с ним встретиться, разумеется. Но, боюсь, это был бы очень скучный бой. Владимир будет как всегда вязать. Клинч — клинч. А мне больше импонирует встать в центре ринга и устроить настоящую драку. (Смеётся).

— Кого вы считаете на данный момент самым сильным боксёром вне зависимости от весовой категории?

— Я тренируюсь вместе с Геннадием Головкиным. На мой взгляд, он лучший. Его избегают, с ним не хотят драться. Он номер один.

— Как относитесь к возможному бою между Флойдом Мейвезером и Конором Макгрегором? И вообще, что думаете об идее поединков между бойцами из разных видов единоборств?

— На мой взгляд, это просто глупость. Разные виды спорта нельзя объединить. Оба они, и Мейвезер, и Макгрегор, — шоумены. Их задача — делать спектакль, привлекать болельщиков. Один из последних своих боёв Макгрегор проиграл, и к нему стали немного по-другому относиться. Теперь он пытается привлечь к себе внимание, выбить из промоутеров денежный бой. Если в итоге такой поединок состоится... Интересно, конечно. Но я не верю в этот бой.

— А за кого будете болеть, если бой состоится?

— За Мейвезера, конечно.

— Почему?

— Он мне нравится больше, чем Макгрегор. Тот чересчур много говорит. Мейвезер тоже много говорит, но он всё-таки чуть-чуть скромнее.

Фото © РИА Новости/Григорий Сысоев

— Если бы вам предложили подобный бой с представителями ММА, с кем было бы интересно сразиться?

—(Смеётся.) Мне сначала надо всех на боксёрском ринге побить. А там видно будет. Может, и правда возникнут такие желания и предложения. Но пока — только бокс! 

— Помните свою первую тренировку в боксёрском зале?

— Друг брата привёл. Это было начало тренировочного года, октябрь. В беседке сидели тренеры, мы стали проситься в секцию. Нам отказали — мол, набор уже закончен, мест нет. Стали упрашивать, и нам дали шанс.

Прихожу на следующий день — меня сразу ставят на спарринг. Парень был довольно опытный, какое-то время уже занимался. А я к тому времени уже имел понятие, как драться, но дрался только на улицах. В общем, удалось мне того парня побить. Тренеры сказали: "Оставайся, будем работать".

— А если бы не дали этот шанс?

— Я, как только в зал тогда зашёл, сразу почувствовал, что это родное. Что-то ёкнуло. Хотя мне уже 15 лет в тот момент было. Как оказалось, не обмануло сердце, выбор правильный.

— Что больше всего не любите в боксе?

— Не люблю бегать. Готов весь день спарринговать, что угодно делать — лишь бы не кросс! Хотя в Америке не сачканёшь... За мной тренер на машине едет. Если сбавляю скорость во время бега, тут же сигналит — давай, прибавляй! Ну и прибавляешь. Нужно себя заставлять, потому что бег — важная составляющая тренировок.

— Сколько километров в день пробегаете?

— 6–7 километров. Помню, в сборной России ещё боксировал, по любителям. Меня тренер отправил в Анапу на сборы. Много боксёров, человек 60. Бежим кросс — я всех обогнал! Добежал до точки, разворачиваюсь — сзади никого нет. Назад побежал. Прибегаю, тренер говорит: "Ты чего последним прибежал? (Смеётся.) Я не стал никого сдавать — остальные ребята просто в кустах посидели, потом обратно побежали. Забавно было.

— Уже потратили гонорар за чемпионский бой? Что успели купить?

— Машину. Toyota Camry. С осетинским номерами, 15-й регион.

— За рулём ведёте себя так же агрессивно, как на ринге?

— Нет, спокойно. Но бывают моменты, когда нужно немного ускориться. У нас так ездят — иногда не по правилам. Приходится креативить... Потому что, если будешь строго по правилам ездить, можно угодить в неприятную ситуацию. А так, конечно, стараюсь правила не нарушать.

— Попадали в ДТП?

— Никогда. Мелкие царапинки были, а столкновения, аварии — нет.

— На ринге вы очень жёсткий, в жизни — скромный и спокойный человек. Сложно переключаться?

— На ринге нельзя быть мягким. Стоит расслабиться на секунду — и до свидания. Я не пытаюсь меняться, всё само собой получается. Я понимаю, где нахожусь, и просто делаю свою работу.

— Есть у вас мечта, не связанная с боксом?

— Семью завести хочу. Детей. Минимум четверых. У моего брата сейчас двое. Мы все вместе живём. Шум, суета, а мне нравится! Хочется, чтобы детей было много.

Вот стоит детям брата уйти — и в доме сразу тишина. Грустно становится. А как только возвращаются... Так что дети — это здорово! В будущем хочется семью, посадить дерево, построить дом.

— В бокс отдадите сыновей?

Нет. Не хочу, чтобы они проходили через то, через что я прохожу. Пусть лучше учатся как следует. Хорошее образование, хорошая работа.

Я думаю, любой спортсмен не хочет отдавать своего ребёнка в тот же спорт, которым сам занимается. Потому что травмы, разъезды, месяцами не видишь семью, друзей. Очень много жертв. Я вот всё последнее время в Америке провожу, дома только два месяца. Но надо уметь жертвовать чем-то ради близких. Сам я к этому готов, но своим детям такой судьбы не желаю.Фото © L!FE

— Как в США себя чувствуете?

— Очень комфортно. В зале мы как маленькая семья. Приезжает новый парень с нами тренироваться — все вместе ему помогаем. Люди добрые, отзывчивые. Если честно, для меня это стало сюрпризом. Думал, ко мне будут очень отстранённо относиться. Но нет. С тренером Абелем Санчесом сразу общий язык нашли, как будто он у нас во Владикавказе родился и всю жизнь прожил. У него такие же понятия, как у меня. И я сразу почувствовал себя как дома.

— Это тренировочные, рабочие моменты. А как вам быт, что с языком?

— Поначалу тяжело было. Никогда не общался по-английски. Не понимал их шутки. Да и менталитет у них другой чуть-чуть. Но со временем всё становится на свои места. В любом случае бытовые проблемы меня особенно не волнуют. Я живу в спортивном лагере, провожу там всё время. Постоянно как на сборах.

— С другими боксёрами быстро нашли общий язык?

— Конечно. Говорю же: мы там как маленькая семья. Еду друг другу готовим. Кто раньше закончил тренировку — тот и готовит. Посуду друг за другом моем...

— Говорят, ваш тренер — большой шутник?

— Да, он часто шутит. Особенно над новичками. Я, правда, сначала не понимал, что он говорит, в чём смысл. А сейчас смотрю, как он подкалывает новичков, как когда-то меня, и смеюсь. Хорошие, добрые шутки. Всё на словах. Чтобы полотенце гелем намазать или ботинки спрятать — так никто не делает.

— Вы тоже шутник?

— Люблю над друзьями посмеяться, а они — надо мной. Чувство юмора есть, мне кажется. Шутки сами собой рождаются во время общения. Из фильмов всегда предпочитаю комедии.

— Чего больше всего не хватает в Америке?

— Осетинских пирогов! (Смеётся.) Моя любимая еда. И семьи, конечно. Но по опыту знаю: если родные и друзья будут всё время рядом — ничего не получится. Будешь отвлекаться и ничего не выйдет. Нужно уезжать от всех и быть сосредоточенным на тренировках. Тогда и результат придёт.

— За вами сейчас пристально наблюдают не только болельщики, но и ваши потенциальные соперники. Что хотели бы им передать?

— Всех жду на ринге! Со мной будет интересно — гарантирую. Желаю всем здоровья и как можно меньше травм.

— Есть такой боксёр, с которым вы не хотели бы встретиться на ринге?

— Наверное, с Майком Тайсоном в молодости. Это точно было бы как минимум неприятно... А сейчас я никого и ничего не боюсь. (Улыбается.) Кто будет соперником, против того и выйду. Я чемпион мира, а чемпион не должен кого-то бояться. Бокс — вид спорта не для трусов, а для настоящих мужчин. Если трус — сиди дома.

— У вас есть девиз?

— Нужно быть самим собой. Не надо ничего придумывать — просто будь самим собой, и люди к тебе потянутся. Всё просто. Да и в спорте тоже всё просто: сегодня ты будешь тренироваться, а завтра будешь побеждать.

— Читаете критику со стороны журналистов, экспертов и болельщиков в свой адрес?

— Друзья присылают ссылки. Но мне без разницы, если честно. Всю жизнь люди что-то говорят. И если по каждому пустяку напрягаться, можно поседеть раньше времени. Так что на критику не обращаю внимания.

— А когда родные критикуют?

— Вот это очень важно. Семья — самое главное в жизни. Мама, брат — они всегда помогут. Семья — это всё.

Подписаться на LIFE
  • yanews
  • yadzen
  • Google Новости
  • vk
  • ok
Комментарий
0
avatar

Новости партнеров