"Не дай бог дойдёт до могильников". Ликвидаторы назвали главную опасность пожаров в Чернобыле

28820

Фото © ТАСС / EPA / STR

Post cover

По словам ветеранов ликвидации последствий катастрофы, в лесу могут оказаться стихийные свалки радиоактивных отходов, практически бесконтрольно возникавшие после аварии.

В любом другом месте, если пожар потушен, инцидент можно считать исчерпанным. Но только не в Чернобыле. Громкое заявление о ликвидации возгорания в лесной зоне для людей оказалось просто сотрясением воздуха по сравнению с сухими отчётами Украинского научно-технического центра ядерной и радиационной безопасности. Хотя даже там не удержались от эмоционального высказывания.

В следующий раз прежде, чем разжечь костёр ради развлечения или поджечь траву, думайте не только об увеличенном размере штрафов за поджог травы и загрязнение воздуха, но и о том, что Cs-137 (Цезий-137 — радиоактивный изотоп цезия. — Прим. Лайфа) может стать надёжным спутником в жизни с момента попадания и навек

Из сообщения Государственного научно-технического центра ядерной и радиационной безопасности Украины

Одна из серьёзнейших проблем сейчас — ветер, который всё время меняет направление. По последним данным, несёт радиоактивную золу к Киеву. Ситуацию оценивают как "стабильно напряжённую".

Государственный научно-технический центр ядерной и радиационной безопасности Украины

Государственный научно-технический центр ядерной и радиационной безопасности Украины

Сложившуюся в Чернобыльской зоне ситуацию Лайфу согласился прокомментировать генерал Тараканов — руководитель операции по удалению высокорадиоактивных элементов из особо опасных зон, которого в знаменитом сериале HBO представили как отрицательного героя. Он заявил, что важно не допустить нагревания в тех местах, где захоронены радиоактивные отходы.

Если дойдёт до этого дело, то хорошего ждать нечего. Не будет, конечно, второго Чернобыля, но все разогретые вещества, которые находятся там, могут выделять радионуклиды, ниобий, цезий (плутоний, я думаю, там не хранится), улетучатся они по территории Украины. Поэтому президент должен озадачить себя и народ тем, чтобы охладить эти ёмкости и не допустить этого перегрева

Николай Тараканов

Генерал-майор, руководитель операции по удалению высокорадиоактивных элементов из особо опасных зон Чернобыльской АЭС

В Чернобыльской зоне много хранилищ разных типов. На территории самой АЭС находятся, к примеру, хранилища отработанного радиоактивного топлива — ХОЯТ-1 и ХОЯТ-2. Напомним, отработанное топливо — это "кассеты", в которых находятся трубки (ТВЭЛы) с урановыми таблетками. Эти "кассеты" называют тэвээсками — тепловыделяющими сборками. Подчеркнём, что это не отходы. В перспективе их можно будет снова использовать: ещё в советское время был создан реактор на быстрых нейтронах, в котором могут работать отслужившие тэвээски, и таким образом получается замкнутый цикл, то есть практически безотходное производство. Кстати, такой реактор (БН-800) сейчас работает на Белоярской АЭС в Свердловской области. Однако пока ещё применение "старых" тэвээсок достаточно дорого и опасно, поэтому они продолжают лежать и ждать своего часа.

Когда они отрабатывают своё, то продолжают настолько активно выделять тепло, что их приходится годами держать в специальном бассейне с водой, чтобы охладить. Потом переправляют в хранилища. По мнению участников ликвидации последствий аварии, такие сооружения построены с чувством, с толком, с расстановкой, поэтому достаточно надёжны, к тому же на территории самой станции никакой травы и никаких деревьев нет, а значит, лесной пожар не достанет. Сам четвёртый энергоблок наглухо закрыт новым саркофагом.

Фото © ТАСС / AP Photo / Yaroslav Yemelianenko

Фото © ТАСС / AP Photo / Yaroslav Yemelianenko

Другое дело — расположенные за пределами АЭС пункты захоронения радиоактивных отходов, то есть всего того, что экстренно убирали с крыши реактора и со всех окрестностей. Это и жидкие вещества, и всевозможные облучённые вещи. Все машины, которые использовали при ликвидации, само собой, тоже оставили там. Александр Шабуткин, который зимой 86–87-х годов 55 раз ездил к четвёртому реактору, помнит, как из Припяти привозили мебель из опустевших домов и как уезжавшим не разрешали брать с собой ковры и дублёнки, потому что это пылесборники. Участник ликвидации считает новости о пожаре весьма тревожными.

Это опасно, это очень опасно. Если поднимают землю, там всё-таки будут, наверное, и пахать чего-то, чтобы оградить лес, это опасно. Не дай бог дойдёт до могильников. Я только не знаю, какие могильники там, потому что первые изначальные — вот эти могильники опасны очень, потому что там всё было сделано на скорую руку, и, в принципе, никто даже не думал, что будет дальше

Александр Шабуткин

Участник ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС

Как раз на скорую руку — к декабрю 86-го — был сооружён пункт "Подлесный", к которому огонь на днях приблизился почти вплотную. Это восемь железобетонных отсеков на фундаментной плите. К тому времени, как заполнили два отсека, выяснилось, что в конструкции есть повреждения. Загрузку немедленно прекратили, а всё, что там осталось, залили полутораметровым слоем бетона и сверху засыпали песчано-гравийной смесью. Предполагалось, что это временное решение и отходы перезахоронят глубоко под землю. Но всем известно, что нет ничего более постоянного, чем временное.

По данным измерений, проведённых в 90-е, общая радиоактивность содержимого "Подлесного" составляет семь миллионов Ки (кюри). Для понимания: в целом в результате катастрофы, по оценкам учёных, в окружающую среду попало 50 миллионов кюри. Кроме этого пункта, известны ещё несколько: "Буряковка", "Станция Янов", "Нефтебаза", "Старая стройбаза", "Новая стройбаза", "Рыжий лес", "Песчаное плато", "Припять", "Чистоголовка", "Копачи". Однако ещё опаснее, по мнению Шабуткина, могильники НЕИЗВЕСТНЫЕ.

Где были захоронения — вот в чём дело. Хаотично делали, кто где, может, даже и не знают, где они находятся. Каждая часть могла что-то своё сделать, чтобы не отвозить, не терять время, где-то сваливали. Их в лесу прятали тоже, эти могильники, поэтому это чревато. С радиацией не шутят

Александр Шабуткин

Участник ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС

По данным и.о. главы Госэкоинспекции Украины Егора Фирсова, радиационный фон на месте пожара превысил норму в 16,5 раза. Участник ликвидации считает это неизбежным последствием. По его словам, не только возгорание, но и любое физическое воздействие в Чернобыльской зоне повышает уровень радиации.

Это естественно. Мы подходили к деревьям, дозиметрист подходит, замер делает — радиация маленькая, нормально всё. Как только ногой или палкой вдарил, пыль раз, и радиация сразу во много раз увеличилась. Это как рыба, которая вбирала радиацию в кости. Когда живая, фона нет, как начинаешь жарить, кости становятся источником повышенной радиации

Александр Шабуткин

Участник ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС

Ветеран чернобыльской ликвидации, руководитель работ по сооружению первого саркофага ("Укрытия") над разрушенным реактором Лев Бочаров уточнил, что расположенный возле АЭС Рыжий лес на самом деле давно уже не рыжий — те облучённые деревья быстро спилили в 86-м. Лев Леонидович признался, что даже не помнит, "куда дели". Теперь на этом месте новый лес, и он тоже, разумеется, частично радиоактивен, хотя и не сильно. Однако, если эти деревья горят, это плохая новость.

Естественно, это поднимет фон, это получается как реактор, потому что идёт обогащение. Вот дерево растёт, у него ровно по всем иголочкам, веткам разошлись эти радионуклиды. И есть какой-то общий фон, практически как на улице. А когда оно сгорает, всё это концентрируется внизу, у вас получается уже пепел, концентрированное уже там, десятки микрорентген, может быть, даже миллирентген

Лев Бочаров

Участник ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС

Лев Леонидович заявил, что сейчас первая задача — накрепко приклеить этот пепел к земле, а для этого надо воспользоваться методом, разработанным ещё тогда, после аварии.

Вертолётами разбрасывали отходы пищевой промышленности, они практически ничего не стоят. Они говорят: "Берите бесплатно", и вот этой бардой — такой специальной ёмкостью — её подвешивали под вертолёт, и он несёт и, так сказать, поливает вот эту крышу. И тем самым вот эту пыль приклеили к самой кровле. И всё, сразу фон перестал повышаться

Лев Бочаров

Участник ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС

Ликвидаторы посетовали, что многие люди до сих пор не осознают всей опасности радиации и не понимают, что она разносится и ногами пешеходов, и колёсами машин. Они убеждены, что необходимо, как уже сказано, остановить распространение золы, а затем на ближайшие года три забыть дорогу к зоне отчуждения и не мешать природе делать свою работу.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1
Узнавай важные новости первым
Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.