Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Узнавай важные новости первым

Инфекция Судного дня. Может ли коронавирус добраться до российского ядерного оружия

20102

Коллаж © LIFE. Фото © Shutterstock, © ТАСС / Ольга Смольская

Post cover

Новая инфекция, которой заразилось три миллиона человек по всему миру, может стать угрозой управлению ядерным оружием. Сами по себе пункты управления ядерным оружием хорошо защищены от нападения и атаки хакеров, но выдержат ли они проникновение инфекции?

Свирепый ответный удар

Любой объект, особенно шахтные пусковые установки, хорошо защищён от вторжения извне. Районы прикрытия, колючая проволока, системы охраны и сигнализации и вооружённая охрана. Всё это создаётся ради единственной цели — не допустить проникновения на специальный объект. Сам по себе "ядерный бункер", в котором сидят дежурные офицеры, переживает настоящий ренессанс. Цифровизация ядерного оружия в большинстве случаев позволила избавиться от прямого присутствия человека на командном посту — теперь большую часть работы делают машины.

Фото © ТАСС / Сергей Мальгавко

Однако электронные мозги — это вспомогательный инструмент, а люди по-прежнему принимают решения о применении ядерного оружия. Как показали последние события, коронавирус может "подкосить" и тех, кто следит за самым смертоносным оружием на Земле. Главная опасность для "ракетчиков" состоит в том, что их будни устроены совсем не так, как у обычных людей. Смены для личного состава могут длиться двое суток, а могут целую неделю. Всё это время расчёт из дежурных офицеров находится в герметичном помещении и не покидает его до того момента, пока дверь им не откроют извне — так устроен механизм безопасности.

Старший офицер боевого расчёта, подполковник РВСН в запасе Анатолий Ромаданов пояснил, что перед тем, как попасть в "ядерный бункер", нужно пройти строгий контроль, в том числе медицинский.

Если есть хоть малейшие подозрения, офицера могут "завернуть" ещё на медосмотре. Давление если выше нормы, пульс учащён, любая мелочь имеет значение. Те, кто сидит на посту, они по здоровью сравнимы с космонавтами, а иной раз лучше даже. Поэтому доступ с инфекцией дыхательных путей любого типа невозможен в принципе. Но это только в том случае, если симптомы есть. А если симптомов нет и по остальным параметрам офицер в порядке, то его, конечно, никто изолировать не станет

Анатолий Ромаданов

Старший офицер боевого расчёта, подполковник РВСН в запасе

Но если бессимптомный носитель коронавируса появится внутри командного поста с хорошей вентиляцией и автономной системой жизнеобеспечения, то дежурному расчёту это уже не поможет. С учётом того, что один носитель CoVID-19 может заразить до четырёх человек, весь пост РВСН может быть скомпрометирован и закрыт на карантин.

Вирусная клаустрофобия

Разумеется, всё, что описано выше, — лишь гипотетический, хотя и возможный сценарий. Человеческий фактор, помноженный на десяток различных обстоятельств, может спровоцировать появление на посту управления офицера с "ковидом", хотя для предотвращения такой ситуации давно существуют специальные протоколы. Ещё со времён СССР в Ракетных войсках стратегического назначения понимали всю важность и ценность людей, которые в случае необходимости нажмут "красную кнопку" и ответят на первый ядерный удар в третьей мировой.

Нужно сразу отметить, что офицеры РВСН — это штучный товар, точно так же, как и космонавты. И за всеми обстоятельствами жизни "людей стратегического назначения" пристально следят. Особенно за здоровьем — его изучают настолько пристально, что любое отклонение от нормы сразу изучается и анализируется. Но если случится так, что дежурный расчёт будет выведен из строя вместе с постом управления и десятком баллистических ракет, то на боеспособности страны это не отразится от слова "совсем". Бывший командир роты охраны РВСН Ильдар Мустафин отметил, что система ядерного щита спроектирована с учётом выхода из строя нескольких позиционных районов.

Это называется резервирование. Когда количество ядерных зарядов и средств доставки составляется таким образом, чтобы точно в любую минуту и секунду времени обеспечить ответный ядерный удар. И обязательный оптимум, необходимый для нанесения удара, всегда находится в боевой готовности

Ильдар Мустафин

Командир роты охраны РВСН в запасе

Плутоний в каждый дом

На случай если все офицеры поста управления заразятся коронавирусом, у Минобороны есть войска РХБЗ — те самые, что сейчас помогают итальянским медикам в борьбе против коронавируса. Обработка бункера Судного дня, конечно, отличается от обычного опрыскивания жилого дома по своей схеме и сути, но проводится в таких же защитных костюмах. На обработку одного поста, по некоторым данным, требуется от одного до двух дней. Военные отмечают, что обрабатывается весь объект, включая зоны отдыха, туалеты, душевые и вообще все места, где могут появляться офицеры за время дежурства.

Фото © ТАСС / Пресс-служба Южного военного округа РФ

Ключевое отличие от гражданских объектов состоит в том, что даже в том случае, если дежурная смена "слегла" с коронавирусом, а пульт управления и все помещения начали обрабатывать специальным аэрозолем, баллистические ракеты не ставят "на паузу" и они по-прежнему находятся в боевой готовности. Как и на любом подобном объекте, помимо карантинных мер существуют и другие способы обеспечить ядерный удар. Самый простой из них — появление на посту резервной дежурной смены. И единственная сложность в этом случае кроется лишь в том, что приказ на пуск может поступить аккурат посередине противовирусной обработки. В этом случае команда дезинфекции удаляется из помещения, все двери и переходы блокируются, после чего проводится пуск.

Если случится так, что все посты управления всех пусковых шахт будут выведены из строя, то решения за людей на местах будет принимать автоматизированная система безопасности "Периметр", которую несколько лет назад обновили с учётом передовых достижений в области искусственного интеллекта. Поэтому на вопрос, можно ли ответить на ядерный удар без людей, есть однозначный ответ: да.

Мобильный атом

Подвижные ракетные комплексы "Тополь" и "Ярс", принятые на вооружение РВСН, — главные и, пожалуй, самые защищённые элементы ядерной триады. В отличие от стратегических ракетоносцев и подводных лодок, экипажи которых работают с крайне сложным оборудованием, "колёсные" комплексы позволяют часто менять дежурные расчёты. Во время учений РВСН нередко практиковалась интересная схема — боевой расчёт РВСН перебрасывался в район проведения пусков из другого конца страны и сразу после приземления офицерам предстояло вступить в дело.

Фото © ТАСС / Сергей Бобылев

Особенность "мобильного атома" состоит в том, что после каждого дежурства машина проходит контрольный осмотр. Эта процедура включает в себя осмотр с приборами для измерения радиации и мойку специальной высокотемпературной антибактериальной химией, которая убивает почти все известные патогены. Обеззараживать и "вычищать" таким же способом подводные лодки или корабли-носители ядерных боеприпасов можно, но делать это нужно исключительно в доке, а внутри судна должен оставаться лишь дежурный экипаж из нескольких человек, остальных в целях безопасности нужно будет удалять.

По части экстренных процедур военных часто считают параноиками. Они всё время готовятся к тому, что происходит в основном лишь в фильмах-катастрофах. Но вспышка эпидемии коронавируса и огромное количество заражённых в армии США показали, что такое не только возможно, но и уже происходит на самом деле. Так что в определённом смысле американский писатель Том Клэнси был прав, и если случится так, что вирус поразит всех людей, способных принимать решения о "нажатии кнопки", то всё ядерное оружие целиком отдадут на откуп искусственному интеллекту. А как искусственный мозг распорядится судьбой человечества — до конца понять не может никто.

Выбор редакции

Loading...