"Я себя мразью не считаю": ответ историков Мединскому

"Я себя мразью не считаю": ответ историков Мединскому

Фото: © РИА Новости/Сергей Гунеев

17118
Министр культуры Владимир Мединский давно не становился героем интернет-мемов. Автор ныне культовой "рашки-говняшки" выступил с новым резонансным заявлением, назвав всех, кто пытается прикоснуться к "святой легенде" о 28 панфиловцах, "мразями кончеными". Мы поговорили с историками и узнали, что для них кощунство, а что нет.

Для начала ещё раз приведём слова министра культуры.

Моё глубочайшее убеждение заключается в том, что даже если бы эта история была выдумана от начала и до конца, даже если бы не было Панфилова, даже если бы не было ничего — это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться. А люди, которые это делают, мрази конченые
Владимир Мединский

Затем Мединский сравнил подвиг героев-панфиловцев с Фермопильским сражением, в ходе которого в схватке с персами погибли 300 спартанцев. Насколько точно последняя была описана Геродотом и не стал ли он как историк "мразью конченой", министр не уточнил. 

Скандальное заявление было сделано перед показом фильма "28 панфиловцев", который был организован для президента РФ Владимира Путина и президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Им, в свою очередь, картина понравилась

Владимир Лавров: "Я не мразь, я настоящий русский историк" 

доктор исторических наук, академик РАЕН, главный научный сотрудник Института Российской истории РАН 

Историк обязан говорить правду. А правда такова: героев-панфиловцев было более ста, не двадцать восемь. Причём из тех, кого посмертно наградили при Сталине, на самом деле шесть человек выжили. Два человека попали в плен к фашистам, а тогда попавшие в плен считались изменниками. Один из них стал работать на фашистскую полицию.

Это историческая правда, и от неё не уйти. Фильм "28 панфиловцев" я не смотрел, возможно, это талантливая работа, но я категорически не согласен с утверждением министра. Миф, даже самый замечательный, не может быть важнее для историка, чем историческая правда. Какой бы она ни была. И она гораздо интереснее и жизненнее, чем легенда. Героев было больше, и у них были очень сложные судьбы. Так бывает в жизни. 

Мне было очень горько услышать, что министр назвал людей с иной точкой зрения "конченой мразью". Министр культуры не должен употреблять такие термины, если он культурный человек. По его мнению, я отношусь к этой самой мрази. Но я не мразь, я настоящий русский историк. 

Александр Дюков: "Оставим это на совести господина Мединского"

историк, директор фонда "Историческая память", главный редактор "Журнала российских и восточноевропейских исследований".

Признавать какие-либо этапы истории "кощунственными" — это глубокая ошибка. Её последствия пойдут дальше академической сферы. В советское время существовал целый ряд табуированных тем. Когда они стали доступны для обсуждения, их обсуждение стало мощным инструментом для подрыва легитимности советской власти. А так как эта тематика не изучалась, то в ход пошли гомерические преувеличения о реальном количестве погибших на Великой Отечественной войне и жертвах сталинских репрессий. У нас не было специалистов, которые могли бы разоблачить эти преувеличения, более того, люди не могли разоблачить даже откровенную ложь. 

Сейчас ситуация иная. И легенды будут разбирать вне зависимости от того, хотим мы этого или не хотим. Насаживая легенду о героях-панфиловцах подрастающему поколению, мы его дезориентируем. Вот пойдёт молодой человек на фильм "28 панфиловцев". Там видит сержанта Добробабина, который в картине является несомненным героем. Через некоторое время он узнает, что Добробабин выжил в этом бою, пошёл потом на службу к немцам и дважды работал полицейским. Узнав, что Добробабин, мягко говоря, не герой, молодой человек будет поражён и поставит под сомнение уже весь сюжет. Раз соврали про одного человека, значит, могут врать и про других. Тем самым будет нанесён действительно большой урон. Ведь подвиг солдат под Москвой остаётся подвигом. Снимать нужно не по легендам и мифам, которые уже опровергли историки, снимать нужно по мотивам реальных событий. Реальные события менее уязвимы, историческая правда — это лучшая политика. 

А про "мразей конченых" — оставим это на совести господина Мединского. 

Александр Бондаренко: "Кричать, что все мрази, — это просто клоунада"

историк, двукратный лауреат премии Службы внешней разведки РФ

Я бы не сказал, что Мединский очень глубокий человек. Такая риторика пошла ещё со знаменитого "мочить в сортире". Кричать, что все мрази, — это просто клоунада. Но надо учесть, что почти любая история, которая подаётся трудящимся в каждой стране — это легенда. Эти легенды живут в народном сознании и побуждают на подвиг. Трогать их не надо — как легенды они реальны. Что было в точности — неизвестно. 

Подвиг панфиловцев, как и подвиг Гастелло, Матросова, — фактически обрёл жизнь. Теперь это символ. О нём есть песни, стихи, книги. Так что не надо его трогать, не надо кричать, что всё было не так. Только у нас в стране принято посыпать голову пеплом, каяться перед любой шушерой. Не надо бегать по святым могилам. Этот подвиг сыграл свою роль во время войны. 

В истории Великой Отечественной войны есть множество подвигов, которые не подняты и не раскручены. У нас нет даже нормальной истории Великой Отечественной войны! Не нужно ходить по истоптанным тропам. Хотите открыть что-то новое — открывайте. А разоблачать проще всего. Найдите лучше документы и расскажите про ледовую переправу в Крым в 1941 году. Давайте сначала раскрутим все подвиги, а потом уже будем разбираться.

Автор:
Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×