5 лучших фильмов Берлинского фестиваля по версии Лайфа

Фото: © Flickr / Cafe6th

3028
Кинообозреватель Лайфа посмотрел на самом политизированном фестивале мира несколько фильмов, которые можно каждому посмотреть. Добавляйте в избранное.

Спорить по поводу наград с жюри Берлинале-2017, которое возглавил режиссёр Пол Верховен ("Она", "Основной инстинкт"), совершенно не хочется.

Да, несколько наград явно вручили по разным политическим, благотворительным и другим причинам. Например, приз за лучший сценарий фильму "Фантастическая женщина", посвящённому злоключениям девушки-трансгендера, у которой умирает любовник. За женскую роль награждать не стали: видимо, решили, что это будет совсем анекдотично.

Или приз фильму "Фелисите", который рассказывает о нелёгкой жизни певицы из Киншасы, Конго. Она без лишнего рвения решает разные проблемы: то у неё холодильник сломался, то сын попал под машину. Конъюнктурное и вяловатое кино получило в итоге Гран-при жюри, но ладно, не жалко.

Главное, что наградили лучшие фильмы фестиваля — "О теле и душе" Ильдико Эньеди и "Другую сторону надежды" Аки Каурисмяки. Вот немного о них и о других.

"О теле и душе"

Фильм "О теле и душе" © Berlinale

Фильм — лауреат "Золотого медведя" Берлинского кинофестиваля.

Я до последнего момента даже не думал, что фильм "О теле и душе" может получить хоть какой-то приз. В то время, пока, по моим ощущениям, все коллеги говорили только про финский фильм Аки Каурисмяки (который тоже великолепен), о венгерской ленте никто даже не вспоминал.

Вообще, во время фестиваля пресса ориентируется на оценки жюри журнала Screen, в которое приглашаются опытные кинокритики со всего мира (в этом году там ещё и Антон Долин). И вот там у фильма "О теле и душе" был довольно скромный рейтинг — 2,7/4. Плохо, конечно, смотреть на какие-либо рейтинги, но другой информации-то нет.

Тем временем для меня "О теле и душе" — безусловно, лучший фильм фестиваля (надо признать, довольно слабого в этом году). Это поразительно лиричная и тихая картина, безо всякой политики, без наносной социальщины и прочих атрибутов актуального фестивального кино.

Как любят писать в синопсисах, это история о любви. На скотобойне работает уже пожилой финансовый директор Эндре c отсохшей рукой и пустыми глазами. Туда приходит новый инспектор качества Мария — очень красивая девушка, но с большими странностями. У неё обсессивно-компульсивное расстройство: предметы двигает на столе, чтобы по линеечке стояли, например. Разговаривать с людьми не умеет. И вот после приёма у психолога выясняется, что им обоим снится один и тот же сон. В нём они красивые олени в зимнем лесу, самец и самка. Листочки ищут, из ручейка пьют.

С одной стороны, это кино о том, как любое общество в целом подавляет в человеке всё человеческое. На скотобойне (а процесс работы представлен максимально выразительно) жизнь, очевидно, отнимают не только у несчастных коровок. И все эти люди, уже наполовину мёртвые внутри, сталкиваются с необъяснимым, каким-то природным чудом. Мироздание говорит им: ребята, вы созданы друг для друга, ведь в лесу больше никого нет. И вот это чудо они уже не в силах принять. 

Во второй половине фильм превращается в чёрную и грустную комедию о неприятии себя. Но куда больше кино говорит о тончайших состояниях души, которые принято называть любовью и прочими пошлыми словами. В конце концов, кого из нас ещё жизнь-скотобойня не разрезала на вырезку, покромку и кострец, а всё равно ещё что-то чувствуем.

"По ту сторону надежды"

Фильм "По ту сторону надежды" © Malla Hukkanen © Sputnik Oy

"Серебряный медведь" за режиссуру Берлинского кинофестиваля. По слухам, куплен в российский прокат, дата премьеры пока неизвестна.

Аки Каурисмяки вообще признанный классик, в Берлин на фестиваль приехал уже чёрт знает какой раз, правда, в 2017 году впервые ради основного конкурса. Разумеется, 59-летнему финну полученная награда не нужна: во время вручения он даже за статуэткой вставать не стал, её принесли лично в руки. 

По сюжету в Финляндию в куче угля на корабле прибывает сирийский беженец Халеб. После миграционного центра, где ему отказывают в убежище, он попадает на попечение к непутёвому бизнесмену Вальдемару, который только что купил ужасный ресторан "Золотая пинта". В нём ленивые, но милые работники, нет клиентов и сладкая атмосфера запустения.

Каурисмяки в принципе никак не меняется уже больше тридцати лет, и его новое кино отличается от старого только тем, что в нём есть смартфоны и сирийские беженцы. У него всегда выходили тёплые и смешные комедии с большим сердцем, где вечно смущённые финны с мордами кирпичом говорят друг другу сермяжную правду. В середине неожиданно начинает играть рок-н-ролл — или финский, или классический, американский. 

И "По ту сторону надежды", может, не лучший его фильм, но он всё так же прекрасен. Для Каурисмяки, ценителя простых жизненных радостей, все люди и милы, и нелепы. Относительным злом является только государственная машина, которая не даёт Халебу права жить в Финляндии по абсурдному поводу: дескать, его жизни в Сирии ничто не угрожает. Но даже главные антагонисты, банда финских националистов, у Каурисмяки несуразные: страшно сказать, они путают сирийца с евреем.

Кино у него, конечно, не о сирийцах и Сирии, а, как любое хорошее кино о духе времени, в первую очередь о людях. И ещё оно очень, очень смешное.

"Ана, моя любовь"

Фильм "Ана, моя любовь" © Berlinale

"Серебряный медведь" за (внезапно) монтаж.

Сейчас в любом конкурсе большого фестиваля есть фильм из Румынии. Это после того, как мировая кинокритика открыла для себя феномен румынского кино и даже прозвала его новой румынской волной. А Кэлин Питер Нецер ещё и был лауреатом "Золотого медведя" в 2013 году. В этот раз румын наградили за монтаж: Дана Бунеску, вообще ничего не ожидавшая, даже не была прилично одета, вышла не в платье, а в какой-то кофте немыслимой.

Смонтирован фильм действительно довольно ловко. Он использует известный в литературе приём ненадёжного рассказчика, при котором лицо, от которого ведётся повествование, может вспоминать ненастоящие события и в неправильном порядке. Тем более что это крайне откровенная история о сложных отношениях двух ребят, Томы и Аны, которые встретились когда-то в универе. У Аны сложное психическое расстройство, панические атаки, очень достоверно изображённые известной в Румынии актрисой Дианой Кавалиотти. Очень классно, кстати, подчёркиваются раздражители, которые вызывают у неё припадки необъяснимого страха: моргающая в кабинете врача лампочка, настойчивый звонок, звонкий голос певицы в опере. И Тома помогает Ане как может, даже задницу ей вытирает после того, как она наглоталась успокоительных.

Этот самый приём ненадёжного рассказчика превращает камерный фильм в своего рода детектив. Даже после концовки не совсем понятно, что же произошло у героев в отношениях. Да, впоследствии оказывается, что Тома рассказывает эту историю психоаналитику, но многое вообще не проговаривается: какое-то фантомное (или всамделишное, кто ж знает) убийство, например.

Классное кино, жаль, вряд ли до России доберётся. Тут новая румынская волна ещё никого с ног не сбила. Хотя на фильмы из неё "Ана, моя любовь" совершенно не похожа.

"Заложники"

Фильм "Заложники" © Berlinale

Удивительно, что Резо Гигинеишвили, русско-грузинский режиссёр, явно коммерческий (снял фильм "Жара", а также комедийные альманахи "Любовь с акцентом" и "Без границ"), взялся за такое серьёзное авторское кино. Как он сам рассказывает, фильм утопил его в долгах, но оно того явно стоило.

Это очень сдержанный псевдодокументальный фильм о большой трагедии в истории Грузинской ССР. В 1983 году ребята из приличных семей решили захватить в заложники пассажиров самолёта, чтобы свалить из ненавистного им государства. Они достали оружие, научились кое-как стрелять и проникли на борт до Ленинграда. За разбирательством следил весь Союз: теракты тогда были чрезвычайно редки, а советские спецслужбы уже достаточно устарели, чтобы разучиться их предотвращать.

В результате кино намного больше говорит не о политике и не о самом теракте (даже несмотря на шокирующую сцену обстрела самолёта), а о сознании жителя тоталитарного государства. Следуя той же логике, по которой люди из заграницы доставали себе качественные вещи и пластинки, золотая советская молодёжь пыталась найти для себя отдушину в мечте о несбыточном. Они искали славы политических беженцев, а стали жертвами собственной страны, в которой не было места внутренней и внешней свободе. И всё это террористов, конечно, не оправдывает.

Крутое и противоречивое кино, совершенно не коммерческое и вообще не похожее ни на прошлые фильмы Резо, ни на современный грузинский кинематограф.

"Бар"

Фильм "Бар" © Berlinale

Испанский режиссёр Алекс де ла Иглесиа славен тем, что снимает довольно зрительские, глянцевые такие фильмы про полную дичь. Его картина "Печальная баллада для трубы", сенсация Венецианского фестиваля 2010 года, — это полное мрака, крови и злобного юмора кино про двух обезумевших клоунов, из-за которых в Испании чуть не началась новая гражданская война (уже после Франко). Иначе говоря, превращает страну в цирк с конями.

"Бар", который показали в Берлине вне конкурса, не настолько навязчиво демонстрирует разочарованность режиссёра в реальности. Это, если можно так сказать, камерное кино, которое не выходит за пределы задрипанного заведения в центре города. В кафетерий заходят случайные люди, один из них выходит — и вдруг его убивает снайпер выстрелом в голову. Дальше выясняется, что это, видимо, правительственный заговор по предотвращению эпидемии новой Эболы, все герои, включая психованного бомжа, начинают палить друг в друга, раздеваются и обливают себя маслом для фритюра, чтобы пролезть в канализацию, и так далее, и так далее. 

Фильм вообще нетипичный для Берлина и для автора. Его основная мысль вкратце заключается в том, что молодёжь какая-то подлая и зря так много в смартфонах сидит. Но суть вообще не в ней. Когда ад кутежа, который происходит в кадре, достигает каких-то несуществующих возрастных рейтингов, понимаешь, что это кино скорее изобличает саму природу зрелищности. Даже такое кино может стать зрительским: в конце концов, кто не хочет посмотреть фильм с зомби, заговорами и красивой девушкой, которую обливают маслом для фритюра.

Бонус-трек: "Логан"

Фильм "Логан" © 2017 Twentieth Century Fox

Обычно коммерческое кино показывают на Берлинале вне конкурса ради того, чтобы журналистам из больших изданий было что написать о чём-то понятном для широкой аудитории. "Логан" — другой случай, это, скорее, один из первых опытов серьёзного кинематографа в таком негодном для этого жанре, как супергероика. 

Старение исполнителя роли Росомахи Хью Джекмана изящно завернули как драму о смерти комиксных персонажей, вообще кино по комиксам. Публика была почти шокирована: шутка ли, у фильма из вселенной "Люди Икс" общий тон рецензий лучше, чем у большинства картин в престижной конкурсной программе. 

Читайте также: 5 лучших фильмов Каннского фестиваля по версии Лайфа

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×