Марсианские хроники

3582
Анастасия Степанова сейчас живёт на Марсе. Точнее, в модели марсианской станции, построенной в пустыне. Что происходит с людьми в замкнутом пространстве, когда вокруг лишь красный песок, и чем занимаются "марсиане" — обо всём этом Анастасия расскажет в блоге #МарсианскиеХроники.

Начался третий, заключительный месяц первого этапа программы "Марс 160". Я — единственная русская в международном экипаже из семи человек. Сейчас я нахожусь в пустыне штата Юта на "марсианской исследовательской станции". Появилось время осмыслить то, что мы пережили за это время, и рассказать о том, каково это — жить на марсианской станции. Когда выходить можно на несколько часов и только в скафандре. Когда вокруг только красный песок и надеяться можно только на себя и на экипаж. Когда каждый день видишь одних и тех же людей, с которыми ты вынужден выстраивать партнёрские отношения, как бы они себя ни вели.

Что мы здесь делаем?

Проект "Mарс 160" делает американская некоммерческая организация "Марсианское общество" (Mars Society), она больше десяти лет активно поддерживает идеи исследований и колонизации Красной планеты человеком. Её президент, Роберт Зубрин (Роберт давал эксклюзивное интервью Лайфу летом 2016 года. — Прим. ред.), построил два прототипа марсианской исследовательской станции — в пустыне штата Юта и в Арктике на острове Девон, по 80 дней на каждой из них мы и должны прожить так, будто находимся на Марсе. За это время мы должны провести ряд научных экспериментов по биологии, геологии, попытаться модернизировать саму станцию и скафандры своими силами, но самое главное — доказать, что жить в условиях, сходных с марсианскими, можно, пусть и в границах жилого модуля станции.

Кстати о станции. Она состоит из двухэтажного жилого модуля, оранжереи, научной лаборатории, огромных солнечных панелей и обсерватории, построенной на деньги Илона Маска. Роли между членами экипажа чётко распределены, как на военном судне. Мне достались функции "станционного" журналиста и ассистента биолога, также я отвечаю за здоровье и безопасность команды и провожу опыты для Российского института медико-биологических проблем РАН. 

Как я сюда попала?

Моя "марсианская" история стартовала задолго до Mars 160. В 2013 году был объявлен набор в проект, всколыхнувший весь мир, — Mars One. Для его участников это путешествие в один конец — они будут должны основать полноценную марсианскую колонию, а их жизнь будет транслироваться по телевидению, как реалити-шоу. Экипаж будет состоять из 4 человек — 2 мужчин и 2 женщин.

Два года ожидания, психологических тестирований, экзаменов на знание проекта и Красной планеты, медицинских проверок. Из 200 тысяч участников со всего света сейчас нас осталось 100. Нам предстоит пройти ещё два финальных тура.

Программа Mars 160 началась для меня со знакомства с Робертом Зубриным. Я встретила его в Москве как раз в тот момент, когда они набирали добровольцев для двухнедельной программы пребывания в копии марсианской станции. Шансы были минимальные, так как, в отличие от остальных, я не имела технического или научного образования, но я всё же пробилась в число 18 счастливчиков. Нас разделили на три команды по шесть человек и отправили в пустыню на две недели работать на станции. В состав экипажа входили: геолог из США, биолог из Канады, двое инженеров из Канады и инженер из Франции. Примерно все одного возраста и с большой мечтой оставить свой след в марсианской истории. Великие цели побуждают преодолевать любые трудности, так наша команда и попала в финал Mars 160. Вторая часть программы Mars 160, арктическая, начнётся летом 2017-го.

Зачем нам это?

Сидеть три месяца в консервной банке, жить с шестью незнакомцами, находиться постоянно под наблюдением и в изоляции, есть сублимированную пищу? Пусть незначительно и незаметно, но мы прокладываем путь к новому миру, который давно ожидает нас. Марс — это следующий большой шаг человечества на пути к высокоразвитой цивилизации. И пусть мы не сможем предусмотреть и 30% того, с чем придётся столкнуться первому экипажу на Красной планете, но все ошибки, которые мы совершаем здесь и сейчас, вносят вклад в реальный план подготовки "марсонавтов". 

Будучи ребёнком, я любила смотреть на звёздное небо вместе с отцом, представлять, что такое бесконечный космос, и мечтать о полётах к другим планетам. До межпланетных полётов остались десятилетия, и кто знает, может быть, побывав на Марсе, мы научимся больше ценить Землю.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!