Пропавшие навсегда. Чего стоит Белоруссии безмятежность и процветание

18814

Фото © REFORM.by

Post cover

Белоруссия является наименее криминализированным государством Европы, отмечают эксперты. По их словам, в ней отсутствует организованная преступность, её не используют в качестве перевалочного пункта международные наркокартели. Такое спокойствие стоило жизни некоторым наиболее дерзким преступникам. Были в истории республики и пропавшие без вести оппозиционеры. Эти таинственные исчезновения до сих пор не раскрыты.

В Белоруссии после трёх дней поисков нашли мёртвым члена избирательной комиссии — директора Волковысского военно-исторического музея Константина Шишмакова. Известно, что мужчина не подписал протокол по итогам выборов президента. По словам его отца, он отказался поставить свою подпись в итоговом протоколе и обо всём рассказал жене. Домой 29-летний мужчина не вернулся 15 августа. Тело директора музея нашли в реке Неман. В управлении Следственного комитета по Гродненской области полагают, что его смерть не носила криминального характера.

Если данный случай с большой долей вероятности является следствием проблем в личной жизни, на которые наложился стресс, связанный с выборами президента, то ранее в истории Белоруссии были действительно таинственные "политические исчезновения". В 1999 году внезапно пропали Юрий Захаренко (1952–1999), Виктор Гончар (1957–1999) и Анатолий Красовский (1952–1999).

Юрий Захаренко после распада СССР служил заместителем начальника межрегионального управления по борьбе с организованной преступностью МВД, в 1994 году примкнул к команде Александра Лукашенко. После победы Лукашенко на выборах был назначен министром внутренних дел, а также получил звание генерал-майора. Однако в 1995-м лишился своей должности, а в 1996-м и звания генерал-майора — за "финансовые нарушения и упущения" был понижен до звания полковника и отправлен в отставку. В 1998 году вошёл в состав Национального исполнительного комитета, созданного оппозицией. Пропал без вести 7 мая 1999 года. Согласно официальной версии, Юрий Захаренко вечером того дня был похищен в районе улицы Жуковского в Минске. Неустановленные лица насильно увезли его в неизвестном направлении на легковом автомобиле.

Юрий Захаренко, Виктор Гончар и Анатолий Красовский. Фото © Wikipedia

Юрий Захаренко, Виктор Гончар и Анатолий Красовский. Фото © Wikipedia

Виктор Гончар во время президентских выборов 1994 года находился в штабе Александра Лукашенко. После победы Лукашенко на президентских выборах был назначен вице-премьером Правительства Белоруссии, однако вскоре снят с должности. С 1996 года активно выступал против действующего президента, с 5 сентября по 13 октября был председателем ЦИК. В 1999 году Гончар возглавлял альтернативный центризбирком, не признаваемый официальной властью. Задача этой организации заключалась в проведении альтернативных же президентских выборов 1999 года.

21 июля 1999 года депутатами Верховного Совета Республики Беларусь, не признавшими результаты президентского референдума 1996 года, он был избран и.о. председателя Верховного Совета республики вместо Семёна Шарецкого, который, в свою очередь, был признан оппозицией и.о. президента. У Гончара был друг — Анатолий Красовский, бизнесмен и публицист. Они планировали 19 сентября 1999 года провести заседание упразднённого в 1996 году Верховного Совета. Однако 16 сентября оба бесследно исчезли. Спустя три дня следователи нашли машину Красовского, в которой обнаружили следы крови пропавших, более о них ничего не известно.

Во всех убийствах оппозиция обвиняла Александра Лукашенко. Однако никаких явных следов вины за действующим президентом Республики Беларусь найдено не было.

За эти годы так и не были представлены какие-либо объективные доказательства вины Александра Лукашенко или его окружения в этих преступлениях. Нет даже косвенных свидетельств: записей телефонных разговоров или признаний бывших функционеров. Пока нам предлагают голословное обвинение, логика которого строится на том, что раз они выступали против Лукашенко, значит, по его приказу их убили. Варианты, что их могли убить из-за денег или, скажем, из-за внутренних оппозиционных разборок, не рассматриваются вовсе. При этом, например, Александр Лукашенко открыто говорит, что бандитов, разбойничавших на трассе Москва — Варшава, он перестрелял без суда, рассказал Лайфу публицист Борис Рожин.

Проблемы с криминалом в Белоруссии действительно были, смутное лихолетье 1990-х породило огромное количество разбойников, которые, как позже выразился сам Александр Лукашенко, "шакалили" на трассе М1, что, подобно длинному коридору, соединяет Польшу и Россию. Так, в 1993 году в Белоруссии было зафиксировано 103 тысячи преступлений. Согласно проводимым тогда опросам, 85% населения были крайне обеспокоены растущим уровнем беззакония. В связи с этим в 1997 году был принят закон "О мерах по борьбе с организованной преступностью и коррупцией", после чего ситуация начала меняться — вплоть до того, что в 2006 году глава МВД республики Владимир Наумов отчитался, что больше организованной преступности в республике нет.

Однако Александр Лукашенко использовал не только законные средства для борьбы с криминалом.

Я вынужден был принять радикальное решение. Мы собрали несколько групп, взяли крутые автомобили и устроили ловушки на этой трассе от вашей границы до Бреста. Всех, кто сопротивлялся из бандитов, расстреливали на месте, три группы таких уничтожили. А четвёртой уже не было, и до сих пор всё тихо и спокойно. Может, это слишком, но я не находил другого метода ответить на этот разбой, как дать в морду

Александр Лукашенко

5 декабря 2019 года в обращении к депутатам палаты представителей и членам Совета Республики Национального собрания шестого и седьмого созывов

Публицист Ростислав Ищенко полагает, что подобные вещи недопустимы прежде всего потому, что государство отличается от банды соблюдением законности.

Это с большой долей вероятности правда, а не бравада. Как мы знаем, Александр Григорьевич представляет тот тип человека, который в состоянии решить вопрос подобным образом. Однако такие вещи недопустимы никогда, принципиальное отличие государства от банды соблюдение законности. При этом, конечно, всегда надо понимать, что в крайних случаях лидер государства может быть вынужден принимать такие меры просто потому, что без них будет ещё хуже. С моей точки зрения, если уж такое случилось, то признаваться и рассказывать об этом не следует. Впрочем, всё упирается в личность Лукашенко: человек он эмоциональный, поэтому мог и сделать, и после рассказать, — пояснил Ищенко.

Стоит отметить, что Белоруссия и поныне остаётся наименее криминализированной страной на постсоветском пространстве и в Европе. Согласно статистике, сегодня в Белоруссии не существует организованной преступности, а большинство убийств совершаются не связанными с криминальным миром людьми, часто "на почве мгновенно возникшей неприязни".

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1
Узнавай важные новости первым
Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.