Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Чёрные тени. Националисты хотят закрыть музей ВОВ в Белоруссии

Как полагают эксперты, белорусские националисты — змагары — являются духовными последователями коллаборационистов, сотрудничавших с Гитлером, поэтому память о Великой Отечественной войне им глубоко неприятна.

18461
Post cover

Фото © ТАСС / Федосенко Наталия

На фоне активных протестов против действующей власти в Белоруссии в "Фейсбуке" разгорелась ожесточённая дискуссия белорусских змагаров. Националисты определяли, что делать с Белорусским государственным музеем истории Великой Отечественной войны в Минске после того, как будет свергнут президент Александр Лукашенко. По мнению змагаров, после победы белорусской "революции достоинства" его нужно ликвидировать, поскольку он является для "свободной Белоруссии" символом "тирании Лукашенко".

Змагары — это духовные потомки тех, кто воевал на одной стороне с Гитлером, полагает публицист Ростислав Ищенко, поэтому им противна сама память о Великой Отечественной войне.

Если иметь в виду национальные движения — что на Украине, что в Белоруссии, — они потомки тех, кто сотрудничал с Гитлером. В конечном же итоге БНР выродилась в коллаборационистов, а УНР — в бандеровщину. А дальше логика простая: если ваши духовные предки — это люди, сотрудничавшие с Гитлером, то вам память о ВОВ стоит как кость в горле, заметил он.

Как считает публицист Анатолий Вассерман, главной задачей змагаров является отсоединение Белоруссии от России, а белорусов — от остального русского народа.

Змагары, дословно "соревнователи", — это группа людей, считающая своим долгом оторвать Белоруссию от остальной России, а белорусов — от остальных русских. Естественно, им глубоко чуждо всё, что доказывает единство России и русского народа во всех его вариантах. Должен заметить, что белорусы отличаются от остальных россиян примерно так же, как архангелогородцы отличаются от уральцев, а смоляки — от кубанцев. Соответственно, наша общая победа в войне, в которой наши враги собрались убить нас всех, не делая принципиальных различий между белорусами, курянами или новгородцами, им не нужна. Ведь эта война самым наглядным образом показала могущество нашего единства, пояснил Вассерман.

Белорусский политолог Алексей Дзермант полагает, что сегодня белорусские националисты опасны прежде всего для Белоруссии, так как по их вине страна может быть вовлечена в смуту гражданской войны.

Я думаю, что сейчас эти люди представляют достаточную опасность, так как они усилены протестующими, за ними политическая сила, пусть масса и не разделяет большинства их взглядов, в том числе насчёт Великой Отечественной войны и музея, но, как показывает практика, это дело времени. Отмобилизованная масса может пойти под какими угодно лозунгами, это националистическое ядро ведущее, и понятно, что такие взгляды и идеи представляют реальную опасность для белорусского общества, так как они неизбежно вызовут раскол, конфликт и, не дай бог, гражданскую войну, подчеркнул эксперт.

В силу сложившегося идеологического надлома подобные националистические тенденции стали в Восточной Европе общим местом, полагает Вассерман.

Причина одна и та же: при крушении советского проекта на его место стали продвигать тот проект, наивысшим проявлением которого был фашизм всех возможных сортов. Соответственно, те, кто пришёл к власти на большей части постсоветского пространства, так или иначе поддерживают фашистов былых времён. Тут нужно вспомнить, что к началу европейской части Второй мировой войны ровно половина тогдашних государств Европы управлялась фашистскими диктатурами — тогда это никого не смущало. Прежде всего потому, что тогда ещё не знали, что фашизм опасен не только для окружающих страну соседей, но и для неё самой. В итоге мы и получаем, что все, кто в той или иной степени становится духовным наследником прошлого, неизбежно становятся духовными наследниками фашизма, сказал публицист.

И напомним, белорусские националисты держали власть в республике с 1991 по 1994 год. В это время там был всего один государственный язык — белорусский, страну парализовали бандитизм и коррупция, постепенно наступал продовольственный кризис. Исправить сложившуюся тенденцию смог первый президент Белоруссии Александр Лукашенко. Окончательно страна оправилась от кризиса начала 1990-х годов только к 2006 году, когда, согласно официальному рапорту министра внутренних дел Наумова, организованной преступности в Белоруссии не осталось.

Выбор редакции