Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Компьютерная контрреволюция. Как в СССР было сорвано создание компьютерной сети

4372

Коллаж LIFE. Фото © TACC / Христофоров Валерий, © Shutterstock

Post cover

Почти 30 лет советские кибернетики бились за создание советской компьютерной сети, но не смогли победить бюрократов.

В сентябре 1959 года советский кибернетик Анатолий Китов направил в ЦК письмо с предложением создать в СССР единую автоматизированную систему управления армией и экономикой. С этого момента началась длившаяся без малого три десятилетия битва кибернетиков за внедрение революционной ОГАС — системы автоматизированного управления советской экономикой, которая должна была стать национальной компьютерной сетью и лишить плановую экономику всех присущих ей недостатков.

Предтеча

В сентябре 1959 года руководитель Вычислительного центра № 1 Минобороны СССР Анатолий Китов направил в ЦК записку на имя Никиты Хрущёва. В ней он предлагал революционный проект создания единой автоматизированной сети двойного назначения — и для армии, и для экономики. В ЦК предложение рассмотрели и решили, что в СССР действительно уделяется слишком мало внимания внедрению ЭВМ и новейшей вычислительной техники. Однако идею внедрения единой системы управления посчитали слишком революционной. Комиссия Минобороны, созданная для рассмотрения проекта, и вовсе разгромила его в пух и прах, заподозрив Китова в том, что он хочет опрокинуть всю устоявшуюся и давно сложившуюся армейскую иерархию и вообще лезет не в своё дело. После жёсткой критики со стороны военных Анатолий Китов покинул пост руководителя центра, но вскоре был принят в команду академика Виктора Глушкова, которому удалось добиться гораздо больших успехов.

ОГАС

Вице-президент Академии наук УССР Виктор Глушков считался одним из крупнейших в СССР специалистов по кибернетике. Он был знаком с проектом Анатолия Китова, но творчески переосмыслил и расширил его. Поскольку Глушков был весьма статусным учёным с громким именем, он имел больший вес и большие шансы на успешное лоббирование проекта в кругу высшей номенклатуры. Именно Глушков вплоть до своей смерти стал главным идеологом, разработчиком и популяризатором внедрения ОГАС в масштабах всей страны.

Фото © ТАСС / Юзеф Мосенжник

Фото © ТАСС / Юзеф Мосенжник

Аббревиатура ОГАС расшифровывалась как общегосударственная автоматизированная система. Суть её состояла в том, что на базе существующих телефонных линий (и новых широкополосных каналов) создавалась единая компьютерная сеть с доступом к базам данных. Иерархия системы выглядела следующим образом: в союзном центре создавался главный вычислительный центр, соединённый с центрами во всех областных и республиканских столицах и городах с более-менее крупным населением. На низовом уровне на всех значимых предприятиях создавались локальные центры. Все они связывались в единую сеть с практически моментальным обменом данными и доступом к любой информации, содержащейся в базе данных. Во избежание утечек "онлайн" был доступен для тех работников на местах, кто по службе имел доступ к определённой информации.

Окончательный вариант структуры ОГАС в иллюстрации В.М. Глушкова. Фото © Wikipedia

Окончательный вариант структуры ОГАС в иллюстрации В.М. Глушкова. Фото © Wikipedia

По замыслу Глушкова, ОГАС усовершенствовала бы советскую экономику и лишила плановую систему всех присущих ей недостатков, таких как ошибки планирования и расчётов, приписки и искажения статистических данных, несвоевременное реагирование, громоздкость и так далее. Вычислительные центры в крупных городах безостановочно обменивались бы данными с мест, а главный центр в столице на базе этих данных производил бы расчёты и выдавал оптимальные решения. В перспективе на базе ОГАС Глушков планировал внедрить полный переход на безналичные расчёты в масштабах всей страны.

Проект ОГАС забуксовал

Проект ОГАС был представлен Глушковым на рассмотрение правительства летом 1964 года, ещё при Хрущёве. Однако вскоре тот был свергнут, и к проекту вернулись только в конце года, уже при Брежневе. Во время рассмотрения в правительстве выяснилось, что против представленного проекта категорически возражает Центральное статистическое управление. Статистики апеллировали к тому, что их ведомство было создано ещё Лениным и подвергать сомнению замыслы создателя советского государства едва ли не кощунственно. Между тем данный проект умаляет роль ЦСУ. По итогам заседания было решено рассмотреть проект ещё раз, но с предложениями и доработками ЦСУ. Однако статистическое ведомство затянуло внесение поправок на два года.

Когда проект вновь был рассмотрен, начал возражать уже Госплан, решивший, что ЦСУ слишком перетягивает одеяло на себя. В итоге проект отдали на доработку теперь уже Госплану, на что ушло ещё два года. В Госплане проект не столько доработали, сколько урезали. Ведомство предлагало ограничиться частичным внедрением проекта. Вместо создания единой взаимосвязанной системы планировалось создать отдельные отраслевые вычислительные центры при министерствах.

Фото © ТАСС / Янков Виктор

Фото © ТАСС / Янков Виктор

Благодаря настойчивости Глушкова проект единой сети всё же удалось продавить через Политбюро, несмотря на бурные возражения министра финансов Гарбузова. На членов Политбюро отрезвляюще подействовала информация о том, что американцы, начавшие создание своей сети ARPANET практически одновременно с Китовым и Глушковым, к 1969 году уже успешно завершили работу. Хотя американская сеть была не настолько масштабной и предназначалась в первую очередь для Министерства обороны, факт отставания уязвил советское руководство, и в начале 70-х проекту ОГАС наконец был дан зелёный свет.

Фото © ТАСС / Мосенжник Юзеф

Фото © ТАСС / Мосенжник Юзеф

Но тут возникла проблема иерархического порядка. Для руководства системой планировалось создать отдельное ведомство — Государственный комитет по совершенствованию управления. Однако Госкомупр фактически делал ненужными множество ведомств, включая несколько министерств. Кроме того, возглавлявший его человек, по сути, единолично руководил всей советской экономикой, а значит, его статус в иерархии возрастал. Это была уже настоящая номенклатурная революция. Пошли разговоры об "электронном фашизме", заволновались руководители наиболее уязвимых министерств и ведомств.

В итоге в Политбюро решили, что подобные номенклатурные революции ни к чему, и удалились обдумывать решение проблемы, в то время как команду Глушкова отрядили внедрять автоматизированные системы управления на нескольких оборонных предприятиях.

Почему ОГАС угасла

К середине 70-х Брежнев окончательно утратил интерес к реформам, и проект завис между "да" и "нет". На словах декларировалось, что ОГАС нужна, но фактически ничего для реализации не делалось. В конце 70-х, чтобы никому не было обидно, решено было вернуться к старому варианту с созданием отраслевых АСУ, которые со временем, может быть, будут сведены в одну сеть.

В 1982 году умер главный идеолог и лоббист ОГАС Глушков. С его смертью проект окончательно заглох. К середине 80-х отставание от США было уже катастрофическим. Там оставался один шаг до появления современного Интернета. Благоприятный момент был давно упущен, а в 80-е СССР уже не имел средств для внедрения столь глобального проекта.

Фото © ТАСС / Мосенжник Юзеф, Поддубный А.

Фото © ТАСС / Мосенжник Юзеф, Поддубный А.

Причин, по которым проект ОГАС так и не состоялся, множество. Главная, конечно, политическая. Новая система полностью меняла всю структуру управления экономикой страны и изменяла политическую иерархию в высших эшелонах. Именно поэтому она натолкнулась на отчаянное сопротивление и противодействие многих ведомств, министерств и их руководителей.

Немаловажным фактором стало и психологическое неприятие новой техники высшим руководством страны. Среди них не было ни одного энтузиаста внедрения новинок, напротив, люди были весьма консервативны. Если что-то и внедрялось, то только в оборонной сфере. Популярной была точка зрения, согласно которой компьютерная революция в западных странах — блажь и модное поветрие, которое схлынет через несколько лет.

Ещё одной причиной неудачи были немалые финансовые затраты, требовавшиеся на реализацию проекта. Глушков оценивал их в 20 миллиардов рублей, хотя и обещал экономию в 100 миллиардов в течение первых 15 лет после внедрения.

Большой проблемой для ОГАС стало то, что у неё не было влиятельного заступника в Политбюро. Могущественного деятеля, который продавливал бы проект на высшем уровне и выбивал финансирование. Без такого человека он был обречён на бесконечное болото из всевозможных комиссий и обсуждений, в которых в конце концов и завяз. Некоторое время ОГАС продвигал Косыгин, но и тот в конце концов отошёл от проекта, опасаясь, что реализация поставит под угрозу его положение в высших эшелонах власти.

Все эти факторы в совокупности не позволили реализоваться одному из самых амбициозных проектов, когда-либо появлявшихся в СССР.

Выбор редакции